Рейтинг наиболее стратегичных образовательных учреждений России

 

Что важнее — оценка качества или качественная оценка?
Материал подготовлен центром рейтингов и сертификации Института экономических стратегий при участии О.В. Немковой и А.М. Пасечника.

После приоритетного национального проекта (ПНП) «Образование» прошел ровно год. Это достаточный срок для того, чтобы осмыслить проделанную работу и в случае необходимости внести коррективы в планы реализации проекта. Напомним, что в качестве приоритетных целей проекта «Образование» обозначены:
1) Ускорение модернизации национального образования.
2) Обеспечение успешности комплекса мер по реализации «Приоритетных направлений развития образовательной системы страны».
3) Достижение современного качества образования, адекватного меняющимся запросам общества и социально-экономическим условиям.

Эти преобразования осуществляются в рамках принятого в 2003 г. Россией обязательства присоединиться к Болонскому процессу, в котором участвуют все 25 стран Европейского союза и целью которого является создание к 2010 г. единого европейского пространства высшего образования. Это пространство подразумевает совместимость национальных стандартов стран-участниц посредством введения трехэтапной системы обучения (бакалавриат, магистратура, докторантура) и как следствие признание дипломов выпускников вузов, кандидатов наук, докторов и профессоров на территории всех участвующих в процессе стран.

Помимо этого, перед российской системой образования стоит задача интеграции с образовательными системами государств — участников ШОС (Шанхайской организации сотрудничества) по тем же ключевым направлениям, что в некотором смысле усложняет ее развитие. Реализацию проекта по итогам общественного обсуждения было решено осуществлять по пяти базовым направлениям:
1) Поддержка и развитие лучших образцов отечественного образования (в 2007 ф.г. в федеральном бюджете на это выделяется
19,2 млрд руб.).
2) Внедрение современных образовательных технологий (4 млрд руб.).
3) Создание национальных университетов и бизнес-школ мирового уровня (6 млрд руб.).
4) Повышение качества воспитательной работы в школах.
5) Развитие системы профессиональной подготовки в армии (0,6 млрд руб.).

Российская образовательная система по уровню финансирования национального образования вплотную приблизилась к развитым странам, где на эти цели выделяется от 4 до 6% ВВП. Так что списывать неудачи в этой области на недостаточные финансовые ресурсы в ближайшей перспективе будет неуместно. Справедливости ради следует отметить, что данные показатели бюджетных расходов отнюдь не гарантируют необходимого уровня профессиональной подготовки, ожидаемого бизнес-сообществом. Например, в Германии расходы на образование являются крупнейшими в Европе и мире, однако по уровню математических знаний немецкие старшеклассники занимают 11-е место в Европе и только 19-е место в мире. Сегодня во всем мире актуальна проблема предоставления качественного образования. Не случайно в принятом по итогам саммита G8 документе, носящем громкое название «Образование для инновационных обществ в XXI в.», этому вопросу уделяется много внимания. В частности, отмечается: «Для реализации общего видения инновационного общества предполагаются: сотрудничество в интересах обеспечения высококачественного базового образования; создание современных, эффективных систем образования, отвечающих требованиям глобального инновационного общества; содействие внедрению высоких стандартов, особенно в сфере изучения математики, естественных наук, технических прикладных наук и иностранных языков, на всех уровнях образования».

Реализация и внедрение на практике перечисленных выше положений в странах G8, а в отдаленной перспективе — и в других странах, подразумевает в первую очередь определение критериев оценки качества, во вторую — методов оценки качества, и в третью — согласование взглядов всех участников по двум первым позициям. Это очень непростая задача, решение которой, вероятно, займет достаточно много времени. Причем понятие качества должно рассматриваться на двух уровнях: на уровне образовательной программы и на уровне образовательного учреждения в целом. Именно такое рассмотрение позволяет вычленить набор действительно востребованных программ из всего многообразия преподаваемых курсов в рамках одного вуза.

Если раньше задача оценки качества образования решалась в основном на национальном уровне, то с принятием Болонской декларации ее решением занимаются независимые национальные аккредитационные агентства (в России на сегодняшний день не существует общепринятого участника этого рынка), руководствуясь национальными образовательными стандартами и собственными методическими и практическими установками.

В частности, на территории ЕС ведущими европейскими аккредитационными агентствами создана Европейская организация управления развитием (European Foundation for Management Development — EFMD). Ее задача — аккредитация образовательных учреждений в области менеджмента на основе оценки качества, аккредитация бизнес-школ, центров корпоративного обучения и читаемых в них курсов. На территории США аналогичные функции выполняет Ассоциация совершенствования университетских школ бизнеса (The Association to Advance Collegiate Schools of Business — AACSB International). Обе эти организации являются международными, а степени, полученные на программах, аккредитованных участниками этих систем, равноценными.

Однако взаимоотношения этих организаций сложно оценить однозначно. С одной стороны, выступая как партнеры, они учреждают Глобальную организацию образования в области менеджмента (The Global Foundation for Management Education — GFME) и на ее базе совместно исследуют тенденции развития бизнеса и менеджмента. Но сотрудничество ни в коем случае не распространяется на выработку общих критериев аккредитации. Обе организации достаточно жестко конкурируют между собой, пытаясь привлечь новых участников и тем самым максимально расширить сферу своего влияния.

В этой ситуации образовательные учреждения поставлены перед выбором: принять правила одной из организаций и безоговорочно ее поддерживать или создать собственную структуру и методики. Второй сценарий очень неплохо вписывается в рамки базовых направлений ПНП «Образование» и соответствует высказываниям на самом высоком уровне о необходимости внедрения инновационных технологий в образовательную систему.

Как показало масштабное исследование методик оценки образовательных учреждений, используемых выше упомянутыми международными агентствами, которое было проведено ИНЭС, они достаточно субъективны, в них практически не используются количественные оценки. Контрольные вопросы однотипны, они не учитывают специфики каждой из программ. На наш взгляд, такой однобокий подход не мог не отразиться на качестве предлагаемых программ MBA.

Даже беглое знакомство с отечественными разработками в области МВА позволяет утверждать, что они могут успешно конкурировать с западными аналогами. В 2003 г. Институтом экономических стратегий разработана методика оценки образовательных учреждений, используемая для рейтингования российских бизнес-образовательных учреждений, а также аккредитации образовательных программ Комитетом по образованию Российского отделения Международной Лиги стратегического управления, оценки и учета (РО МЛСУ). Методика основывается на хорошо известной нашим читателям методологии стратегической матрицы, однако она адаптирована для оценки образовательных учреждений.

Приведем основные положения методики ИНЭС (1). Согласно методике, в зависимости от исследуемого объекта изменяется распределение баллов по блокам и, соответственно, ключевые показатели, наполняющие узлы энниаграммы, а также их весовые меры. Для оценки образовательных учреждений было установлено оптимальное распределение баллов по 100-
балльной шкале по трем базовым блокам модели (см. рис. 1), где:

  • на блок «Цели» приходится 20 баллов;
  • на блок «Возможности» приходится 40 баллов;
  • на блок «Результаты» приходится 40 баллов.

 

 

 

Такая пропорция сложилась в силу ряда причин. Во-первых, перед образовательными учреждениями стоит одна-единственная цель — дать людям знания, однако каждое учебное заведение выбирает собственную стратегию позиционирования. Существует также возможность приоритетного развития тех или иных областей науки, чаще всего связанная с традициями и историей того или иного образовательного учреждения. По сути, вклад блока «Цели» в финальный стратегический потенциал сопоставим с традиционным вкладом промышленного сектора. Схожая картина при распределении баллов по блокам наблюдается у компаний из ряда других отраслей, в частности у торговых, строительных и сельскохозяйственных компаний.

Во-вторых, сравнительно большую роль в образовательном процессе играют ресурсы, причем не столько материальные, сколько финансовые и людские. Финансовые ресурсы обеспечивают качество образовательной базы, людские — качество полученного образования.

В-третьих, для образовательного учреждения очень важно донести свои программы до максимально большего числа слушателей. Это описывается параметрами блока «Результаты», по которому в конечном итоге и оценивается качество работы того или иного бизнес-образовательного учреждения (трудоустройство выпускников, занимаемые ими должности и т.д.).

Из всех отмеченных выше критериев отбирается группа тех, которые позволяют проводить детализированную оценку образовательных учреждений, а именно:
1. Уровень подготовки преподавательского состава.
2. Уровень образовательной программы.
3. Учебно-образовательная база.
4. Востребованность выпускников.
5. Уровень зарплаты выпускников.
6. Сотрудничество с зарубежными образовательными учреждениями.
7. Количество выпускников.
8. Обновление образовательных программ.
9. Репутация школы.
10. Стоимость обучения.
11. Длительность обучения.
12. Длительность существования на рынке.

На базе отмеченных характеристик составляется опросный лист, рассылаемый в образовательные учреждения и заинтересованные организации-контрагенты (участники экономической деятельности, пользовавшиеся услугами образовательных учреждений). Так осуществляется сбор первичной информации, необходимой для дальнейших исследований. Источниками информации являются также СМИ, Интернет, данные профильных государственных и общественных организаций.

После экспертных оценок по схеме, представленной выше, производится суммирование баллов: сначала в пределах узлов — для детального выявления сильных и слабых сторон того или иного бизнес-образовательного учреждения, а затем по блокам — для отображения общей ситуации по тому или иному направлению деятельности бизнес-образовательного учреждения. В финальной фазе производится суммарная оценка, присвоение литерных индексов и окончательное составление рейтинга. В силу различий исследуемых образовательных учреждений (вузы, бизнес-школы, языковые курсы) производится кластеризация полученных данных по этим трем блокам. Данный шаг позволяет получить наглядную информацию о положении того или иного образовательного учреждения в сравнении с аналогами из той же самой группы, а также в сравнении с конкурирующими группами. Кластеризация программ позволяет также отслеживать изменения как внутри групп образовательных учреждений (переход образовательных учреждений из одной группы в другую, т.е. увеличение и уменьшение объема отслеживаемых групп), так и повышение или понижение уровня востребованности отслеживаемых групп.

Согласно вышеперечисленной последовательности действий в рамках методики проведена оценка образовательных учреждений по трем образовательным направлениям: бизнес-школы, вузы и языковые курсы. Итоговое состояние представлено в виде таблицы для двадцати лидирующих организаций в каждом из трех секторов.

Примечания:
1 Подробнее с данной методикой можно ознакомиться на www.inesnet.ru; www.russtrategy.ru или в брошюре «Методика оценки стратегического потенциала образовательных учреждений» (М.: Институт экономических стратегий, 2005).

Опубликовано Журналом «Экономические стратегии», №5-6-2006, стр. 90-97

 

 

РЕЙТИНГИ:

::: Рейтинг. 20 наиболее стратегичных бизнес-школ России
::: Рейтинг. 20 наиболее стратегичных вузов России
::: Рейтинг. 20 наиболее стратегичных языковых курсов России