Бизнес и образование. Торг уместен

03.04.2006 / MBA в России
Татьяна Базжина Источник: Русский Журнал

Сообщения о том, что кто-то из фигурантов списка Forbs покупает себе очередной клуб, яхту, виллу, шато, замок, дворец, стали уже настолько привычными, что на них мало кто обращает внимание. Заголовок «Дерипаска приватизирует Плехановскую академию» вызывает у читателя куда большую заинтересованность, и не потому, что его волнует расширение ассортимента покупок, а потому, что он понимает: приватизации подлежит новая сфера, на этот раз — объекты образовательной инфраструктуры.

Дотошные журналисты не преминули напомнить, что на самом деле это не первый опыт вхождения акул бизнеса в образование, прецедент уже был: Ходорковский покупал РГГУ, эксперимент закончился не очень удачно. Но с Плехановской академией случай иной — ее ректор Виталий Видяпин попросил Владимира Путина превратить вуз в автономную организацию с частным соучредителем («Коммерсант»). По словам ректора, речь идет о «реализации частно-государственного партнерства в сфере образования, или создании вуза нового типа». Процесс пойдет небыстро — в три этапа, для начала вуз планирует получить статус автономной некоммерческой организации (АНО) и пригласить в соучредители Олега Дерипаску, потом пять лет, с 2006 по 2011 год, будут «отрабатывать механизмы партнерства», а через пять лет, на третьем этапе, предполагается разработать федеральную законодательную инициативу. Ну, в общем, лет через десять АНО-ЧГП станет легитимным.

Пока же ректор Видяпин говорит о том, что госорганы должны провести оценку университета и «если нас оценят в 100 миллионов долларов, то доля соучредителя будет не 50 миллионов, а 100». За такие деньги, считает ректор, можно создать «настоящий западный университет — не Оксфорд, а Стэнфорд, работающий на практикоориентированной основе», университет со «спортивным дворцом, кинотеатром, бутиками и парикмахерскими».

Насколько нужны университету, который находится не в чистом поле, а в столице России, свои бутики, — решать соучредителям; читателю, особенно сетевому, минутный поиск показывает: «Закон РФ о некоммерческих организациях. Статья 10. Автономная некоммерческая организация, где в пункте 1 говорится: «Имущество, переданное автономной некоммерческой организации ее учредителями (учредителем), является собственностью автономной некоммерческой организации. Учредители автономной некоммерческой организации не сохраняют прав на имущество, переданное ими в собственность этой организации», а в пункте 2 утверждается, что «автономная некоммерческая организация вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую целям, для достижения которых создана указанная организация».

Сочетание статей закона и 100 миллионов, которые учредитель передаст вузу в собственность, свидетельствует, что так можно сделать неплохой гешефт и с полным правом, на законных основаниях, заняться предпринимательской деятельностью в сфере образования. Пугать неудачным опытом не надо, потому что еще минута на поиск — и перед тобой свидетельства того, что есть примеры куда более успешного выстраивания цепочек «образование — бизнес» и «бизнес — образование».

Конечно, превращение Плехановской академии в АНО и миллионы ее потенциального учредителя — сюжет увлекательный, но локальный какой-то, тянет разве что на новеллу. В целом же картина куда масштабнее, эпическое, можно сказать, полотно. О том, что бизнес во главе с Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП) решил посодействовать образованию, стало известно два с лишним года назад. За это время выяснилось, что роль благотворителей предпринимателей не устраивает, подход этот «абсолютно тупиковый» и говорить с государством на образовательную тему бизнес будет не как спонсор, а как партнер. Еще в первой декаде марта в Петербурге в ходе «круглого стола» «Взаимодействие бизнеса и образования в реализации приоритетного национального проекта» президент РСПП Александр Шохин заявил, что «контрольный пакет в этом случае остается за государством: финансовый донор, в свою очередь, получает возможность контролировать расходование вкладываемых в подготовку кадров ресурсов».

Что предлагает бизнес в рамках проекта «Образование»
1. Разработать независимую систему рейтингования вузов.
2. Изменение организационно-правовых форм образовательных учреждений, чтобы спонсоры могли участвовать в управлении ими.
3. Предоставить налоговые льготы работодателям, оказывающим поддержку вузам.
4. Разработать новый законопроект о государственной поддержке образовательного кредитования.
5. Создать Национальное агентство развития профессиональных квалификаций.

Ключевые слова здесь, конечно же, «контрольный пакет», точнее, говорить надо «контрольный пакет акций». Там, где появляются акции, появляется и акционерное общество, и акционеры, и стоимость акций. Как и чем определяется стоимость акций компании? В частности, ее местом в рейтинге себе подобных. А потому представители бизнеса, отметил г-н Шохин, должны участвовать в разработке требований к системе образования и проведении рейтингов учебных заведений.

Усвоенная во времена дикого капитализма формула «Любой каприз за ваши деньги» сработала — первые рейтинги уже появились.

Насколько они помогут потенциальным покупателям в определении стоимости объекта поглощения, сказать трудно, но для обывателя это увлекательнейшее чтение. Ну, вот кто, например, слышал что-нибудь об Ивановском государственном энергетическом университете? Мало кто. Про Санкт-Петербургский университет слышало, наверное, гораздо больше людей. «Сарафанное радио» — это дело одно, рейтинг — совсем другой коленкор. Так знайте же, люди, потребители и покупатели, что Ивановский институт (9-е место) обгоняет и питерский университет (15-е), и легендарный московский Физтех (11-е). Что от того, что Новороссийская государственная морская академия занимает 78-е место, РГГУ — 47-48-е, а МГИМО — 23-е? Если кто-то хочет стать капитаном дальнего плавания, трудно предположить, что он выберет гуманитарный вуз. Если компания занимается перевальным бизнесом, вряд ли она станет вкладываться в специалистов по международной журналистике. Но это взгляд обывателя с его трезвой логикой.

Рейтинги, как объясняют, нужны для того, чтобы отказаться от «уравниловки» в финансировании и определить группу лидеров — это 20 вузов, которые получат статус национальных. Им на каждого обучающего студента будут выделять из госказны по 5 тысяч долларов в год. Во вторую группу попадут около 300 вузов, они станут зваться межрегиональными и будут получать за каждого обучающегося студента по 3 тысячи долларов. В третьей группе окажутся еще 600 вузов — им ежегодно будет выделяться по 2 тысячи. Отказ от «уравниловки», от «всеобщего равенства», введение градационного финансирования — идея замечательная, рейтинг — инструмент для ее реализации вроде бы вполне подходящий. Но стоит вглядеться в первые две строчки предложенного рейтинга:

Название вуза

Число предприятий, готовых принять выпускников

Число предприятий, на которые пришли выпускники 2005 года

Число принятых выпускников 2005 года

Доля от общего числа (%)

1

Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана

26

4

4

0,06

2

Московский государственный университет

23

6

26

0,39

Если не стараться доказать, что 4 больше, чем 6 и 26, что 0,39 меньше, чем 0,06, то понять основания, на которых МВТУ занимает 1-е место, а МГУ — 2-е, невозможно, тому могут быть только причины.

Но коллизия ведь не только внутри одного рейтинга, но и между рейтингами, потому что есть еще и рейтинг вузов от Минобрнауки, который «безусловно, объективен, но опирается прежде всего на затратные показатели, такие, как, например, количество докторов наук»; а к концу лета свой рейтинг, отражающий потребности работодателей, обещалась составить «Деловая Россия».

Но рейтинг будет, потому что в России необходимо ввести систему рейтинговых оценок деятельности вузов, — так сказал президент на встрече с 24 капитанами российского бизнеса. Для начала президент сообщил капитанам, что государство выполнило перед ними свои обязательства и установило плату за землю под приватизированными объектами на уровне 2,5 процента от кадастровой стоимости, а затем посоветовал им «принять прямое участие в образовательном процессе, в проведении занятий, принятии экзаменов» и призвал их мобилизоваться на решение национальных проектов, в частности, в сфере образования. А глава РСПП Александр Шохин еще раз сказал, что бизнесмены все-таки хотели бы смягчения налогового администрирования и ограничения сроков налоговых проверок.

Все эти АНО, контрольные пакеты, рейтинги, учредители, госсобственность, владение на правах аренды и налоговые послабления свидетельствуют о том, что в рамках ли национального проекта, вне ли его, но процесс в образовании пошел — процесс приватизации.