Адаптация к тренингу: подводные камни

Мария Чуркина Источник: Управление персоналом

Адаптация программы тренинга — самое распространенное обещание в обучении персонала. Адаптируют все и под все: «под специфику деятельности» и «уровень компетентности», «к реальной специфике» и «под задачи заказчика». Упоминание адаптации предполагает гарантии того, что отраслевая и организационная специфика заказчика, характер и уровень подготовки участников будут учтены. Складывается впечатление, что именно возможность адаптации программы является показателем качества тренинга, индикатором интереса и заботы о клиенте, готовности к сотрудничеству.

Технически адаптация видится как добавление или удаление элементов. Например: «включить в программу именно те методики, игры и упражнения, которые наилучшим образом будут соответствовать запросам участников тренинга» или «собрать из разных тренингов уникальный сборный тренинг». Поначалу кажется, что вопрос касается лишь пропорций. Мы и сами готовы поверить. Но так ли это на самом деле?

Обратимся за помощью к словарям. По определению БСЭ, «адаптация (позднелат. adaptatio — «прилаживание», «приспособление», от лат. adapto — «приспособляю») — процесс приспособления строения и функций организмов (особей, популяций, видов) и их органов к условиям среды». Действительно, адаптация — всегда подстройка, изменение. Но подстройка живых субъектов к более сложным, масштабным, доминирующим и, что самое главное, объективным условиям внешней среды.

В рамках этой концепции адаптируются трудящиеся к условиям работы, младшие школьники — к условиям обучения, военнослужащие — к условиям мирной жизни, советский народ — к условиям рынка. А вот динозавры к похолоданию климата на планете адаптироваться не смогли. Что произошло после — всем известно.

Что важно знать о программе

*Первое: программа предметна и конечна. Программа в содержательной своей части представляет набор знаний, установок, методов, которые позволяют эффективно решить ту или иную задачу.

*Второе: само по себе содержание программы беспристрастно. Для того чтобы писать по-русски, нужно знать алфавит. Если вы изучили только половину алфавита, вы, конечно, тоже сможете писать, но это уже будет не русский язык.

*Третье: в программу «зашиты» методология обучения, алгоритм действий, регламент работы. Программа обучения технологична. Именно это свойство программы обучения позволяет быть уверенным, что абсолютно все первоклашки по окончании первого года обучения научатся писать и считать.

*Четвертое и последнее: многовековой опыт, традиции и ценности обучения базируются на том, что знание преодолевает незнание. Со времен Песталоцци ученики подстраиваются под обучение, а не наоборот.

Следовательно, чтобы научить, программа по умолчанию должна быть шире представлений, знаний и подготовки аудитории.

Подмена понятий

Вернемся к словарям, согласно которым адаптируется живое. Программу обучения к этой категории отнести невозможно, поэтому получается, что выполнить обещание адаптироваться под требования или условия заказчика может только… тренер. И именно в этой точке происходит подмена понятий: говорим «адаптация программы тренинга», но подразумеваем «адаптация тренера».

Принято считать, что позиция тренера заведомо слабее позиции заказчика (по аналогии: заказчик большой, тренер — маленький), поэтому он должен идти навстречу пожеланиям заказчика. Действительно, в организации заказчика часто работает больше людей, задачи масштабнее. Но и потребность в тренинге возникает, когда нужны новые знания, новая информация, свежий взгляд. Тренер никогда не выступает как просто персоналия. Тренер является носителем знаний и навыков, упакованных в программу, которая и призвана преодолеть незнание заказчика.

На самом деле заказчику не нужен «маленький» тренер. Заказчику нужны новые возможности для развития компании при помощи программы тренинга.

Вежливость и сервис

В последнее время принято считать, что вежливость и есть содержание услуги: улыбка, вовремя присланное письмо, уважительные формулировки, готовность меняться. Конечно, тренинг — это услуга, и от клиентской ориентированности тренера зависит, будет ли она востребована на рынке. Иными словами, согласится заказчик купить тренинг или нет. Поэтому готовность тренера идти навстречу клиенту, определять потребности в обучении, быть вежливым и приветливым — качества обязательные.

Однако специфика интенсивного обучения заключается не только в умении тренера быть вежливым. К приобретению услуг люди прибегают не из желания поговорить с приятным человеком, а в случае если не могут или не хотят делать определенное дело самостоятельно. Всегда есть выбор. Мы можем стирать самостоятельно или обратиться в прачечную. Мы можем самостоятельно завести заглохший автомобиль или обратиться в автосервис. Мы можем готовить бутерброды или заказать ужин в ресторане. Сервис всегда возникает там, где время и личные усилия становятся невозможными или очень дорогими. Плюс в каждой отрасли есть свои особенности. Например, образовательные и медицинские услуги возникают на стыке невозможности терпеть боль или убытки от незнания.

Представьте себе, что у вас болит зуб и вы вынуждены обратиться к врачу. Любезность доктора — немаловажный и очень привлекательный фактор. Но вы пришли и готовы расстаться деньгами все-таки не ради этой любезности, а чтобы устранить причины невыносимой боли. Поэтому вам не придет в голову отказаться от рентгена (или требовать объяснения причин), вы не будете ждать пояснений состава материалов. Единственная возможность повлиять на технологию оказания стоматологических услуг со стороны клиента — отказаться от обезболивания. Это и правда факультативно.

И только внесение изменений в технологию и содержание интенсивного обучения до сих пор кажется оправданным и допустимым. Возможно, особый интерес к адаптации вызван тем, что все учились в школе и не понаслышке знают об обучении. Однако учиться не значит учить. Здесь тренинг как услуга принципиально не отличается от других.

Профессиональный инструмент

Где же предусмотрена возможность для изменения и корректировки программы? Только на этапе диагностики, когда заказчик формулирует задачи, потребности, трудности и проблемы. Диагностика определяет выбор программы. По аналогии с медициной: сначала диагноз, потом курс лечения. При этом ни то ни другое с врачом, как правило, не обсуждается. Подчеркнем, что состав и содержание рабочих инструментов, позволяющих решить проблему, вообще никогда не обсуждается с клиентом, учеником, заказчиком.

И последнее. Программа тренинга не должна нравиться и быть понятной заказчику. Это сугубо профессиональный инструмент. Поэтому, как любой профессиональный инструмент, может быть понятна только специалистам.

Обычно, если решение заказчиком принято, есть доверие к квалификации и опыту тренеров, интереса к адаптации программы не возникает. Это не означает, что в переговорах нет вопросов для обсуждения. Предметом дискуссии становятся условия: суммы и сроки, количество участников, тематика, задачи, место и время. Но если это не тренинг для тренеров, профессиональная технология и «кухня» заказчика действительно не интересуют.

Так ходи

Если все-таки заказчик настаивает на адаптации программы, тренеру придется выбирать: помочь и понравиться. Стоит только помнить, что привлекательность и польза не лежат в одной корзинке. Пока тренинг продается, речь идет о привлекательности. Но все с детства знают, чем закончились переговоры заказчика и услужливого скорняка в стихотворении С. Михалкова: из одной шкуры вышло семь шапок. Но о-о-очень маленьких. Довольных, как ни старайтесь, все равно не будет. Поэтому просто думайте о деле. Это всегда звучит и выглядит очень убедительно.

И в заключение. У Петра Щедровицкого есть великолепная байка про стоматолога. Дело было в Одессе. К старому зубному врачу пришел больной, диалог с которым происходил в следующем ключе: «Откройте рот! Хорошо. Закройте рот! Хорошо. Сколько вам лет?» — «Сорок пять». — «Откройте рот! Закройте рот! Так ходите». Если не верите или не очень болит — так ходите. Если боль нестерпима — доверьтесь специалисту.