Образование за рубежом. «Пятизвездная»

Анна Амелькина Источник: Карьера

Как-то, беседуя с известным олигархом о судьбах подрастающего поколения, я спросила, как он воспитывает свою дочь. «Строго, — сказал олигарх, — она у меня в Швейцарии учится». «Ну да! — ехидно протянула я. — Швейцария — практически галеры!» Признаюсь, была не права. В Швейцарии действительно учат жить, вертеться и зарабатывать. Да так, что детки новых русских, украинцев, французов и китайцев забывают, как маму-папу звать. Но, между прочим, на судьбу не ропщут, а учатся буквально в поте лица. И даже получают от этого удовольствие.

   Трудно заставить себя рано вставать, ходить на лекции, готовить уроки и вообще думать о чем-то серьезном, когда за окном — бесконечное солнце и Швейцарские Альпы в снегу. Но о том, чтобы прогулять занятия, студенты Швейцарской школы гостиничного менеджмента (Swiss Hotel Management School, SHMS) и не помышляют. Потому что учеба здесь — удовольствие дорогое. Потому что за нерадивость наказывают, невзирая на чины и звания родителей. Потому что с дипломом этой школы (если, конечно, ты его получишь) найдешь работу в любом случае — ведь SHMS была основана на базе первого пятизвездного отеля в Швейцарии Caux-Palace Hotel. Именно там зародились лучшие традиции известного во всем мире швейцарского гостиничного менеджмента. Сегодня в школе учатся студенты более чем из 60 стран. И главное, здесь просто интересно учиться. Ведь гостиничный бизнес — одно из самых перспективных направлений современного бизнеса.


Этот бизнес начинается с улыбки

   Папа стильной и вышколенной девочки Лены — владелец угольного бизнеса в Кузбассе. Каждый день девочка Лена встает в 7.00. И идет либо на занятия, либо на практику.

   — Когда я только приехала в школу, в первый же день мне выдали ведро, швабру, тряпку и отправили мыть полы в наше кафе, — вспоминает она. — Я пыталась возмутиться, но мне сказали: гостиничный бизнес начинается с улыбки и чистоты…

   Это правило студенты усваивают сразу и на всю жизнь. Поэтому в школе все широко улыбаются, чисто убирают и вкусно готовят. Поддерживают чистоту и творят кулинарные чудеса сами учащиеся. В ресторане школы под руководством опытнейшего шеф-повара девчонки и мальчишки из Финляндии, Франции, Болгарии, России, Китая, Кореи готовят великолепные блюда.

   Система обучения здесь такая: неделю в школе учишься, неделю — на нее работаешь. Приобретаешь, так сказать, живой опыт гостинично-ресторанного бизнеса. Как сказал завуч SHMS месье Флоран Жорез, студенты из России отличаются самостоятельностью, упорством, умением брать на себя ответственность и широко улыбаться в любых ситуациях. А это в гостиничном бизнесе ценится дороже денег. Поэтому найти полугодовую стажировку в Европе для студента из России — не проблема. Зарабатывают ребята столько, что и на жилье хватает (обычно снимают квартиры или комнаты у местных жителей),и на карманные расходы остается.

   Здесь два официальных языка — французский и английский. Выходные большинство «воспитанников» проводят в библиотеке. Во-первых, потому, что заданий много, во-вторых — что здорово успокаивает беспокойных матушек, — потому, что оба здания школы находятся высоко в горах. Чтобы добраться, к примеру, до Монтре, нужно долго ехать на поезде или на автобусе. А у студентов свободного времени в обрез. Поэтому корпят, учатся, конкурируют, набирают баллы.

   Экзамены в SHMS самые разные — и строгие, дипломные, и неформальные. Например, Международный день, который проводится два раза в году, — этакий «полуофициальный» экзамен, его ждут с нетерпением все национальные студенческие сообщества. В этот день в школу приезжают важные гости — главы дипломатических миссий, работающих в Швейцарии, журналисты и родители студентов, а также те, кто только собирается поступать в школу, связав свою жизнь с гостиничным бизнесом.

   К празднику готовятся ответственно. Студенты каждой страны прямо в школьном холле организовывают буфеты с национальной кухней, готовят выступления — с костюмами, песнями и танцами. В последний раз круче всех «зажигали» корейцы. Не уступали им и норвежцы. Самый вкусный буфет был у индусов, а коктейли проворнее остальных смешивали студенты из США. Жена главы дипмиссии Японии пришла в национальном костюме, испанский посол откровенно болел за своих студентов, утверждая, что их паэлья — самая вкусная в мире.

   На фоне этой танцевально-гастрономической феерии российские студенты, коих в школе немало, выглядели скромно. В нашем буфете — традиционные пельмени, бутерброды с икрой и селедка под шубой, которая на поверку оказалась скумбрией.

   — Ребят, а что, во всей Швейцарии ни одной селедки не нашлось?

   — Не-а, — отвечает студентка Света, — она здесь не водится!

   — А почему тогда у норвежцев в их кафе есть бутерброды с селедочкой?

   — Им родители привезли, а костюмы — посольство предоставило! Видели, какие у них красивые костюмы?

   — Почему же вы наше посольство не пригласили?

   — Да мы сто раз их звали! А они сказали, что «не заинтересованы в этом мероприятии»…

   Жаль. Видимо, важные государственные дела не позволили послу России в Швейцарии поддержать своих юных сограждан. Поэтому и флаг у нас какой-то скукоженный, и костюмы так себе, и скумбрия вместо селедки. Поэтому наши студенты-отличники и едут проходить практику в Германию, Францию или изыскивают способы практиковаться в Швейцарии. Хотя бывают и исключения… В отличие от товарищей, оставшихся работать летом в отелях благодушной Европы, отличница Екатерина Тушишвили приехала в Москву.

   — Благодаря резюме, в котором значилось, что я учусь в Швейцарской школе гостиничного менеджмента, меня пригласили на работу сразу несколько видных московских отелей, — рассказывает она. — Но оказалось, что российский гостиничный сервис и бизнес весьма далеки от того, чему учат в школах Швейцарии. Взяли меня в отель «Шератон» на фронт-деск, работать с клиентами. Сразу предупредили, мол, денег за практику мы не платим.

   Ну, думаю, и Бог с ними, мне главное — опыт. Когда я попыталась уделить положенное внимание каждому клиенту, старший менеджер одернул: «Что ты так долго возишься!» В результате я проработала там полтора месяца и, не закончив практику, ушла. Теперь московские отели мне не интересны…

   Следующую практику Екатерина проходила в шестизвездном (бывают и такие!) швейцарском отеле. Начальство осталось ею довольно. Пригласило на постоянную работу и за стажировку прилично заплатило. Но отличница оставаться в Швейцарии не хочет:

   — Поеду работать в Гонконг или Тайвань. Там гостиничный бизнес развивается бешеными темпами: и опыт получить можно, и начальный капитал для собственного бизнеса сколотить…

   — Что для тебя в школе было самым трудным?

   — Когда я только приехала, русские студенты, которые уже учились здесь, стали меня запугивать, мол, тяжело, заставляют делать самую трудную работу, а не только учиться. Испугавшись, я три дня чемоданы не распаковывала, раздумывая, не вернуться ли домой. А потом решила: не зря же сюда едут люди со всего мира, наверняка, и мне эта «школа» в жизни пригодится.

   — Как относятся к русским практикантам в швейцарских отелях и ресторанах?

   — По-разному. Дедовщины, конечно, нет, но было некое пренебрежение. Пришлось с этим бороться. В Лозанне я проходила стажировку в «Палас-Отеле». Начинала посудомойкой. «Местные» пытались немного потеснить меня. Я, благо французский знаю хорошо, объяснила: сегодня я прохожу здесь практику, а завтра приду к вам начальником, так что давайте жить дружно.

   …К концу практики наша студентка уже работала линейным менеджером.

Ничего личного

   Будущие «акулы» гостиничного бизнеса живут в зданиях школы. Их два, по разные стороны от Монтре, высоко в горах. Постройки старинные. Комнаты аскетические, часто без телевизоров. Жить в комнате одному дорого, вдвоем получается дешевле. Администрация школы строго следит за моралью и нравственностью дорогих во всех смыслах учеников. Поэтому учебные и служебные романы здесь запрещены под страхом исключения. Дружбу, конечно, заводить не возбраняется, но дальше совместных посиделок в кафе — ни-ни. Присутствие мальчиков в девичьих комнатах исключено. Многие родители, отправив к швейцарцам своих драгоценных чад, беспокоятся до тех пор, пока сами не побывают в школе. Но, посетив ее, остаются довольны: язык здесь французский, дисциплина — немецкая.

   Хотя в SHMS учатся и дети состоятельных родителей, и те, кто заработал на обучение собственным трудом или взял кредит, в стенах школы социальные различия стираются. Студенты ходят на занятия в строгих английских костюмах. Униформа продается в магазинчике на территории.

   Школа предлагает самые разные программы: здесь можно проучиться всего год, а можно и четыре, в зависимости от целей и средств абитуриента. Некоторые, отучившись по одной программе, идут работать, а через какое-то время, убедившись в правильности выбора профессии или подкопив денег на следующую программу, возвращаются в SHMS.
 


По теме:

 :: 
Академический рейтинг университетов мира (ARWU) — 2008 
 :: 
ТОП-200 лучших университетов мира 2008