МВА для тех, кому за 30

Эндрю Бакстер Источник: Ведомости

Традиционный американский тип программ MBA представляет собой двухлетний курс для студентов в возрасте 23-24 лет. Но несколько школ в Европе ориентируются на другой рынок: они предлагают годовой очный курс тем, кому слегка (и даже сильно) за 30. Самому старшему студенту на курсе, набранном в этом году британским Henley Management College, — 53 года, а в Stockholm School of Economics учится 47-летний студент.

Школы, ориентирующиеся на студентов зрелого возраста, можно условно разделить на две группы. Старые и именитые — например, швейцарская IMD, британские Henley и Ashridge — имеют давние традиции преподавания программ для руководителей (поэтому студенты зрелого возраста — это их рынок), программы MBA преподаются в них тоже уже много лет. Из новичков выделяется Stockholm School of Economics и Copenhagen Business School, программа full-time МВА в которой существует уже три года.

Stockholm School of Economics с самого начала преподавания по программе full-time MBA в 2004 г. решила ориентироваться на студентов более старшего возраста. Школа разработала программу, которая называется MBA Live, основанную на трехмесячном изучении кейсов. Она предусматривает посещение студентами компаний Scania и H&M, работу с документами компаний и подготовку отчетов для гендиректора и совета директоров. “Все это трудно было бы воплотить в жизнь, если бы курс был рассчитан на 25-летних студентов”, — говорит декан программы MBA в Stockholm School of Economics Урьян Сельвелл.

Традиции школ могут быть разными, но студенты приходят на full-time MBA примерно по одним и тем же причинам. У большинства из них за плечами по меньшей мере 7-8 лет работы в бизнесе, они уже достигли высокого положения в определенной области, но хотят сменить профиль работы. “Они задают себе вопрос: хочу ли я заниматься этим до конца своей карьеры или же лучше начать что-то новое?” — рассказывает директор по маркетингу программы CBS Executive в Copenhagen Business School Конни Тай. “Это все люди, добившиеся успеха и занимающие руководящие должности, которые ищут мощный стимул для изменения в карьере”, — согласен с ним директор Henley Крис Боунз. Новый директор по программе MBA в IMD Бенуа Леле считает, что full-time MBA для руководителей, которым за 30, — это “прекрасный способ изменить свою карьеру с точки зрения должности, сферы бизнеса и географии, причем нередко удается изменить все три аспекта сразу”.

В Ashridge более половины студентов, выбравших годовую программу, — это те, кто хочет попробовать себя в новой области, говорит директор по квалификационным программам Нарендра Лалджани. Меньшую часть составляют представители семейного бизнеса или крупных компаний, которые взяли отпуск на год или учатся на программе MBA, чтобы подготовиться к управлению бизнесом. “Они не собираются кардинально менять карьеру, но точно знают, что им нужно”, — добавляет он. Существует еще одна причина популярности full-time MBA среди менеджеров зрелого возраста, полагает директор по маркетингу MBA в IMD Дженет Шейнер. “Это связано с их личным ростом, возможностью познакомиться с другими людьми на курсе и обзавестись полезными контактами, а также повариться в обществе абсолютно фантастических людей (в нашей школе их 90), тогда как на работе — всего 1-2. Дружбу с ними вы сохраните на всю жизнь”, — говорит он.

Все это, а также интенсивность годового очного курса дает MBA преимущество перед программами EMBA. Но есть и другие причины, из-за которых программа EMBA не столь хороша для 35-летних студентов, стремящихся найти новое направление в карьере. Не каждый в этом возрасте, через 12-15 лет после окончания университета, справится с двойными нагрузками на работе и учебе, говорит Лалджани: “Поэтому люди предпочитают взять на год отпуск и сделать дело, вместо того чтобы совмещать работу с EMBA, что требует гораздо больше усилий”. Кроме того, уточняет он, образование EMBA более ограничено с точки зрения географии, так как студенты должны регулярно приезжать в школу и проводить там какое-то время. Очный курс имеет все шансы быть более интернациональным, что дает преимущество как студентам, так и школе. Наконец, возможность провести год в другом городе или даже стране наверняка оценит не только менеджер, но и его семья. Тай говорит, что копенгагенский курс пользуется популярностью у исландцев, которые приезжают на год в Данию вместе с семьями.

Вопрос цены, конечно, тоже очень важен. Большинство студентов, обучающихся на этих курсах, — это люди, уволившиеся с предыдущего места работы и сами оплачивающие обучение, инвестируя таким образом в свое будущее. Расходы на обучение за год составляют 50 000-70 000 евро (включая проживание), но кому-то помимо этого приходится расплачиваться по ипотечному кредиту и делать другие регулярные выплаты, связанные с домом.

Разумеется, студенты хотят, чтобы эти инвестиции окупились, и залог этого — качество курса и уровень остальных студентов. Студенты учатся на опыте друг друга не меньше, чем у факультета или при изучении кейсов, отмечает Шейнер. Хотя большинство школ формально не ограничивают минимальный возраст студентов, в них действуют очень строгие критерии отбора исходя из их возраста и опыта студентов. “Одно из наших главных достоинств — это то, что программы рассчитаны на людей с одинаковым опытом и масштабом личности, — говорит Боунз из Henley, где средний возраст студентов очной программы MBA составляет 37 лет. — Если вы не суперзвезда и вам 27-28 лет, то найдется кто-то старше вас, считающий, что у вас недостаточно опыта, чтобы вносить полноценный вклад в дебаты”.

В этом году общий спрос на очные программы MBA падает, но школы, делающие ставку на студентов зрелого возраста, не поддаются соблазну и молодежь на курс не принимают. В Stockholm School of Economics, набирающей студентов второй год, сейчас обучается 25 человек. В идеале должно быть 30-40, говорит профессор Сельвелл, “но мы не хотим снижать возрастную планку”. Сейчас средний возраст студентов школы составляет 31 год. Лалджани из Ashridge считает, что предшествующий опыт студентов служит мощным инструментом в образовании: “Совокупный стаж наших студентов с курса, который начался на прошлой неделе, — 300 лет работы в бизнесе, и не использовать это было бы просто глупо”.

Проблемы в работе с этой возрастной группой нередко возникают у преподавателей-теоретиков, объясняет Леле, поскольку их компетенция подвергается проверке при обсуждении практических и операционных вопросов. Для некоторых преподавателей, говорит он, аудитория “слишком опытна и в определенной степени испорчена реалиями работы — вы понимаете, что они не будут слушать тот вздор, который вы им хотите преподнести”. (FT, Татьяна Бочкарева)