Сертификат качества, или тренер «с корочкой»

Галина Козорезова TCF

Рынок тренинговых услуг по-прежнему натыкается на скептически настроенных клиентов: а у вас тренер — профессионал или шарлатан? Как избавить отрасль краткосрочного бизнес-образования от тренеров-любителей? «С помощью сертификации», — отвечает Юлия Ужакина, исполнительный директор и партнер компании «Амплуа-Брокер».

CF: Юлия, первый раз мы беседовали с вами о тенденциях тренингового рынка еще до сентябрьской выставки «Тренинг-2005». По ее результатам можно ли говорить о новых путях развития в сфере краткосрочного бизнес-образования?

Ю.У.: Да, создаются профессиональные ассоциации. И их достаточно много, но ни одна из этих организаций не берет на себя ответственность стать гарантом качества тренеров. Нет ни одной структуры, которая бы занималась сертификацией и ставила печать: «хороший тренер» или «так себе».

CF: И кто возьмет на себя этот труд — сертифицировать тренеров?

Ю.У.: Мы рассчитываем, что этим гарантом станет ASTD (American Society for Training & Development). Компания «Амплуа-Брокер» с октября 2005 года стала ее представителем в России. ASTD — Американская Ассоциация специалистов по обучению и развитию персонала, объединяющая более 70000 специалистов в области обучения и развития персонала, а также специалистов по эффективности по всему миру. В рамках ASTD проходит обмен профессиональной информацией, обучение специалистов по T&D (training&development) и HR и их сертификация. Сертификация — это строгое тестирование, проверка имеющихся навыков и знаний по T&D и HR на соответствие выработанным профессиональным стандартам, а они, поверьте, очень высоки. Российские компании могут вступить в ассоциацию через российское отделение ASTD. На данный момент в ней уже 25 членов и есть много корпоративных и частных «кандидатов».

CF: Что дает это членство компаниям?

Ю.У.: Многое: доступ к информации о накопленной во всем мире практике T&D и оценке эффективности (обучения, HR-проектов), возможность обучаться и пройти сертификацию, участвовать в международных и российских событиях по T&D. Уже сейчас есть возможность проходить сертификацию в ASTD в США. Мы работаем над тем, чтобы появилась возможность делать это в России. Принимают экзамен строго и объективно. Непредвзятость обеспечивается тем, что экзамен состоит из письменной части (тестирование) и устной, когда кандидат защищает свой проект перед комиссией.

CF: Что будет с тренером, который не пройдет экзамен?

Ю.У.: Экзамен вполне можно не сдать. Но уж если вы получили этот сертификат — будьте уверены, ваша работа соответствует мировым стандартам. ASTD — признанный авторитет во всем мире, и за его сертификат стоит побороться.

CF: А как же школы тренеров?

Ю.У.: Их заслуга в формировании профессии бизнес-тренера велика. Никто не говорит о том, что их существование прекратит смысл с приходом ASTD в Россию. Вы можете обучаться в любой российской школе тренеров, в той же ASTD, да хоть самостоятельно, а в ASTD пройти экзамен для получения сертификата на соответствие мировым профессиональным стандартам. Мне кажется, проблема лежит в той плоскости, что потребность заказчиков тренингов в гарантии их качества обострилась быстрее, чем какая-либо российская школа тренеров успела стать непререкаемым авторитетом в своем сегменте рынка.

CF: Сертификация — это практика будущего, а что у нас в настоящем? Расскажите о результатах выставки.

Ю.У.: Мы обработали 500 анкет посетителей, отобрав только заказчиков тренинговых услуг. В целом были позитивные отзывы, но стала заметна и обеспокоенность состоянием отрасли. Какие претензии? Практически полное отсутствие новинок. Кроме того, всеми была отмечена и однородность продуктов. На вопрос потенциального клиента «Чем вы отличаетесь от конкурента?» не было получено четких ответов.

CF: А что говорят сами экспоненты?

Ю.У.: «Мало заказчиков»! На самом деле их было 2036 человек. Это те люди, которые пришли на выставку с конкретной целью — выбрать себе провайдера. Бывало, клиент и компания не видят друг друга. Вот пример одного HR-директора. Она раздала три десятка визиток, но всего две тренинговые компании впоследствии с ней связались. Отсюда клиенты и делают вывод: нас никто не ждал.

CF: Какие еще претензии со стороны заказчиков?

Ю.У.: Посетители сетовали, что на стендах не было первых лиц. Люди были готовы обсуждать детали сотрудничества непосредственно на выставке, а их встречали промоутеры, которые подчас не знают многих нюансов. Да это и не в их компетенции. Некоторые из респондентов жаловались на то, что экспоненты не проявляют к ним никакого интереса. Так было со специалистами по обучению и развитию персонала. Представители отрасли считают, что нужно выходить как минимум на HR-директоров, в то время как во многих компаниях именно первые лица отвечают за подбор тренинговых продуктов.

CF: Как обстоят дела у западных тренинговых компаний?

Ю.У.: К ним российские заказчики чаще обращаются тогда, когда речь идет об обучении топ-менеджмента. Оно и понятно: на Западе в тренинговый бизнес зачастую приходят люди с огромным бизнес-опытом, они могут разговаривать с топ?менеджерами на одном языке. У нас, к сожалению, такое встречается пока крайне редко. Заработать на тренерском или консалтинговом рынке столько денег, сколько получает топ-менеджер, невозможно. А за границей это вполне сопоставимые суммы.

CF: Вернемся к нашим реалиям. Вы отметили, что рынок в этом году не смог похвастаться новыми продуктами. А какова в целом ситуация со спросом и предложением?

Ю.У.: Вы знаете, клиенты ищут и не находят узкоспециализированные тренинги — по логистике, маркетингу, финансам, HR-технологиям и так далее. Удивило большое внимание к программам личностного роста. Но опять же, претензии клиентов: слабая методологическая база. Заказчик настойчиво дает понять, что рынок отстает от потребностей.