Школы, гуляющие сами по себе

Делла Брэдшоу Источник: MBA Consult

«Wharton занимает 1 место в рейтинге Financial Times», — трубят новости на сайте Wharton Club в Великобритании. В Филадельфии, в университете штата Пенсильвания, родине школы Wharton, эту новость воспринимают без особого энтузиазма.
Нарастающее недовольство рейтингами в США сопровождается повышением интереса к ним в Европе…

«Wharton занимает 1 место в рейтинге FT», — трубят новости на сайте Wharton Club в Великобритании. В Филадельфии, в университете штата Пенсильвания, родине школы Wharton, эту новость воспринимают без особого энтузиазма. В течение всего прошлого года школы Wharton и Harvard играли в кошки мышки со средствами массовой информации, которые занимаются составлением рейтингов бизнес-школ. «Такой вещи, как «школа № 1» просто не существует, — отмечают они, — поэтому рейтинги не совсем корректны».

Обе школы отказали средствам массовой информации в доступе к своим выпускникам и студентам, которых СМИ хотели опросить. Однако прения разгорелись с новой силой, после того как обе школы отказали СМИ в предоставлении статистических данных для составления свежего рейтинга FT программ уровня Executive. Следует сказать, что раньше эти школы всегда предоставляли такие цифры.

В то время, как корпорации становятся все более открытыми, некоторые специалисты, работающие в области образования уровня Executive, полагают, что отказы могут обернуться против школ.

Блэр Шиппад, президент коммерческой организации, поставщика образовательных услуг Duke Corporate Education, считает, что бизнес-школы должны привлекаться к ответу, так же как и компании, которым они предоставляют свои услуги. «Я полагаю, это неправильно – отказывать клиентам в информации, на основе которой они могли бы принять определенное решение, вывести суждение, — отмечает он. — Все наши клиенты придерживаются этих сравнительных таблиц».

Хотя Duke в течение последних двух лет и стояла на первом месте в рейтинге FT программ, созданных по заказу компаний, профессор Шиппад не думает, что можно говорить о какой-то школе № 1. Важно то, добавляет он, чтобы Duke CE попадала в список топовых школ.

Иан Харди, помощник декана программ Executive в London Business School отмечает, что его клиенты также смотрят на то, чтобы школа, в которой они хотели бы учиться, была в списке лучших школ. «Нам кажется, что рейтинги – полезная вещь, которая разумно используется клиентами. Прежде всего, рейтинги составляются на основе того, что говорит о работе школы рынок. Если вы отлично работаете, обслуживая солидных клиентов, вас заметят». Бизнес-школы справедливо обеспокоены разрастанием рейтингов школ, особенно в отношении программ МВА.

В США, например, школы имеют возможность участвовать в 30 различных опросах, если хотят попасть во все рейтинги программ МВА.

Представители школ подсчитали, что в среднем, человеку для того, чтобы заполнить опросные листы, требуется 2 дня в неделю. Многие считают такую нагрузку невыносимой. Также существует проблема, связанная с анонимностью студентов, которая, возможно, еще более существенна. «Для некоторых школ рейтинги настолько значительны и весомы, что они принимают в них активное участие», — отмечает Эдвард Снайдер, декан школы University of Chicago Graduate School of Business. «Другие школы считают, что они «назойливы», — добавляет он.

«Подход «один размер подходит всем» сводит на нет индивидуальность школы», — отмечает Пол Дэнос, декан школы Tuck School of Business при колледже Dartmouth. Он подчеркивает, что, «имея сегодня в мире более 500 аккредитованных бизнес-школ при отсутствии рейтинговой категоризации более 100 школ, «в рейтинговой игре намного больше проигравших, чем победителей». Однако действия школ Harvard и Wharton, которые регулярно занимают верхние позиции большинства рейтингов, раскололи сообщество бизнес-школ. Эти школы не агитировали других следовать их примеру, хотя все внимательно следят за ходом дела.

Ричард Шмалензи, декан MIT Sloan School of Management отмечает, что хотя он и считает, что потенциальные студенты получают из рейтингов полезную информацию, его школа не будет в них участвовать, поскольку участие такое чрезмерно обременительно.

Профессор Дэнос отмечает, что его политика заключается в том, чтобы работать с редакторами в направлении улучшения рейтингов. «Мы работаем с людьми, которые занимаются этими вещами, и стараемся сделать их более рациональными… Наша философия состоит в том, что чем больше у людей информации, тем лучше будет смотреться в их глазах Tuck».

Хотя профессор Снайдер и понимает беспокойство школ, он отмечает, что перешел на сторону тех, кто против школ Harvard и Wharton. Нарастающее недовольство рейтингами в США сопровождается повышением интереса к ним в Европе. В прошлом декабре министерство финансов Великобритании объявило о своих планах привлечения топ-менеджеров к работе в Великобритании, отменив визовый режим для выпускников 50 бизнес-школ, который будет длиться в течение года после получения степени.

Джорди Кэналс, декан бизнес-школы IESE в Испании отмечает, что он уже почти договорился с правительством Испании о введении подобной схемы. Он считает, что другие европейские школы последуют примеру Великобритании.

Что касается школ Harvard и Wharton, обе заявили о начале разработки собственных веб-сайтов, посвященных программам уровня Executive. На них будет размещаться информация, которая будет интересна потенциальным студентам и средствам массовой информации. Однако ни одна из школ не располагает информацией, когда эти сайты начнут работать. Обе школы также работают с организацией GMAC, которая проводит тест GMAT с целью разработки online-источника стандартизированных данных по своим программам МВА. На вопрос о доступе СМИ к студентам и выпускникам, обе школы заявили, что представители СМИ могут свободно найти на сайте информацию о выпускниках.

Что касается того, какая реакция на их решения будет у бизнеса, Wharton говорит довольно откровенно: «Мы не знаем, какая будет реакция», — признает директор школы, отвечающий за связи с общественностью. Его коллега из школы Harvard более конкретен: «Мы не заметили, что рейтинги СМИ играют существенную роль в привлечении участников в программы», — заявляет он.

Что бы ни думали корпоративные клиенты, новый подход, определенно, будет предметом сплетен в коридорах других бизнес-школ.