Студенты справедливо боятся, что приобретаемая ими специальность устареет, пока они учатся

Николай Петров

Неожиданное замечание от коллеги-журналиста получил автор статьи о риске россиян потерять работу в течение ближайшего десятилетия. Прозвучала она почти по Гоголю: поворотись-ка, друже, другим боком, да глянь на вузы, сколько они экономистов-финансистов и юристов-правоведов наплодили. Главный герой повести «Тарас Бульба», оглядывая сыновей после разлуки из-за учёбы в Киевской бурсе, воскликнул: «А поворотись, сынку! цур тебе, какой ты смешной!.. И эдак все ходят в академии?»

Современных отцов не внешний вид выпускников вузов волнует, а проблема трудоустройства сынков и дочек после долгих лет учёбы. Да и самих продвинутых студентов страшит перспектива того, что их знания, навыки и даже сама будущая их профессия потеряют актуальность ещё до того, как они получат диплом.

В самом деле, юриспруденции учат чуть ли не в каждом вузе. Во многих колледжах тоже есть образовательные программы по основам права. Однако практика правоприменения, по оценке экспертного сообщества и властных структур, в том числе правоохранительных, оставляет желать лучшего. Думается, причина не только в массовой штамповке юристов, даже нынешней многочисленной армии правоведов сложно уследить за потоком законов из Госдумы и региональных парламентов.

Экономистов и финансистов высшей квалификации пруд пруди, а экономическая ситуация в стране не то, что лучше, стабильней не становится. В лабиринтах бухучёта блуждают счётные работники с вузовскими дипломами, даже вооружившись компьютерными программами. Куда уж там до скорого исчезновения профессии бухгалтера.

Но «Российская газета» снова предостерегает о грядущих потерях на рынке труда многих профессий. Так, на её страницах проректор МИРЭА — Российского технологического университета (РТУ МИРЭА) кандидат политических наук Игорь Тарасов утверждает, что наиболее тревожная ситуация ожидается по специальностям, требующим высшего образования. Между тем, вузы продолжают обучение по программам, не всегда соответствующим требованиям времени.

И. Тарасов предполагает, что получше будет специалистам, обучавшимся в колледжах, поскольку им проще переквалифицироваться и получить новые навыки. А вот курьеров, операторов колл-центров, фасовщиков, уборщиков, подготовка которых не требует длительной подготовки, попросту заменят «машины».

К его мнению стоит прислушаться хотя бы по тому, что РТУ МИРЭА один из немногих вузов в стране, который быстро адаптируется к изменениям на рынке труда, работая по схеме «вуз — базовая кафедра — базовое предприятие». Центр карьеры РТУ МИРЭА сотрудничает более чем с 600 отечественными и зарубежными компаниями и предприятиями. Уровень трудоустройства выпускников университета в первый год после окончания учёбы превышает 80%. К примеру, в Центре занятости населения города Москвы по состоянию на 5 декабря 2019 года на учёте состояли семь выпускников РТУ МИРЭА. Это меньше 0,2% от выпуска того года.

Своим рождением в 1947 году вуз обязан послевоенной необходимости подготовки специалистов высшей квалификации для восстановления и развития энергетики. Пять лет назад новые требования рынка труда стали причиной объединения Московского института радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА), Московского государственного университета приборостроения и информатики (МГУПИ), Московского государственного университета тонких

химических технологий имени М. В. Ломоносова (МИТХТ имени М.В. Ломоносова), Научно-исследовательского института технической эстетики (НИИТЭ) в одно учебное учреждение –РТУ МИРЭА. У студентов МИРЭА-Российского технологического университета нет опасения, что их будущим профессиям грозит исчезновение в ближайшие несколько десятилетий.

Однако, решением общей для всех проблемы адаптации высшей школы к требованиям рынка труда должны заняться вместе власти, бизнес и вузы, считает проректор РТУ МИРЭА И. Тарасов.

Николай Петров