Павлюткин: процессы слияния вузов нельзя замалчивать

Екатерина Рылько (НИУ ВШЭ) Источник: РИА Новости

Слияния и поглощения в сфере высшего образования — процесс, в последние годы характерный для многих стран. В России он имеет свою специфику: объединение вузов по инициативе сверху зачастую приводит к протестам преподавателей и студентов. Об особенностях слияния вузов в России и в мире в интервью РИА Новости рассказал старший научный сотрудник лаборатории экономико-социологических исследований НИУ ВШЭ Иван Павлюткин.

— Иван Владимирович, какова специфика объединения вузов в России?

— То, что мы наблюдаем сейчас в российском высшем образовании, вряд ли можно назвать объединением: в большинстве своем оно не является добровольными. Правильнее говорить о слияниях и поглощениях.

Во-первых, у нас эти процессы инициируются исключительно государством, а не самим вузами, как это происходит в странах Евросоюза, например, в Германии — так, недавно 15 вузов этой страны объявили о желании объединиться для улучшения условий научной работы и учебы. Они рассчитывают, что такое объединение позволит им с большей отдачей представлять свои интересы на международном уровне. Вопрос, кто и на каких условиях будет объединяться, у нас решает в значительной степени государство.

Во-вторых, в России слияние не может быть приостановлено по решению самих вузов, как это можно наблюдать, допустим, в Норвегии или США. У нас уж если процесс запущен, он будет идти до конца. Новость об отмене слияния тамбовских вузов на этом фоне выглядит неожиданной, тем не менее это решение министерства. Не берусь оценивать, хорошо это или плохо, но такой путь слияния, как показывает международный опыт, точно не является единственно возможным.

Обе особенности, кстати, характерны и для Китая. Более того, у нас преподаватели, как правило, всю жизнь работают в одном и том же вузе, часто после его окончания — это не характерно для Евросоюза и США, где, напротив, высокая мобильность научных кадров. Я думаю, низкая мобильность преподавателей является одним из важных факторов, задающих темп и логику процесса слияния.

— От чего может зависеть успех или неуспех слияний и поглощений в российской высшей школе?

— Факторов много. Например, насколько гармонично сочетаются организационные культуры вузов — участников процесса. Если речь идет о слиянии классического и технического вузов, все может быть непросто. Или — кто станет руководителем нового вуза? «Внешний» человек? Один из руководителей участвующих в слиянии вузов? От этого зависит уровень доверия к администрации, стиль руководства и многое другое. Но чтобы дать более аргументированный ответ, нужны данные исследований, а их нет — соединительные процессы в российской высшей школе практически не изучаются.

Непонятно, в каких случаях процесс можно считать завершенным или успешным. Слияние все-таки не самоцель. От нового вуза ожидается достижение амбициозных целей. Подписание документов о его создании путем объединения нескольких «старых» — не конец процесса, а его начало. Есть яркий пример. Новгородский государственный университет возник путем слияния трех институтов — педагогического, политехнического и сельскохозяйственного в 1993 году. Создание работающей структуры заняло более 10 лет. Так что во многих случаях еще просто рано говорить об успехе или неудаче.

— Вы проводили исследование организационной культуры в одном из федеральных университетов. В чем заключались проблемы интеграции вузов, вошедших в его состав?

— Часть проблем была связана с тем, что старая структура уже разрушена, а новая существует лишь на бумаге. Люди потеряли статус в старой системе иерархий, но в новой еще не обжились. А чиновники считают, что процесс уже идет и пытаются форсировать его, не обращая внимания на конфликты. У преподавателей и сотрудников есть представление, какие изменения им хотелось бы видеть, но, как правило, они ограничены уровнем кафедры.

Слияние — публичный процесс, а его иной раз замалчивают. В результате рождаются мифы и безумные слухи о перепродаже имущества вуза, наборе на треть мест иностранных студентов и прочее. И объединенный вуз может начать внезапно проигрывать другим по качеству набора абитуриентов.

— Могут ли слияния и поглощения российских вузов помочь им войти в топ-200 мировых рейтингов?

— С одной стороны, слияния и поглощения — хороший повод изменить курс, пересмотреть приоритеты. С другой стороны, несмотря на процессы слияния, нет особенного прогресса по таким показателям, как использование международных баз публикаций, увеличение индекса цитирования, участие в международных конференциях, численность иностранных студентов. Не видно, чтобы академическая культура в объединенных вузах стала меняться, у студентов и преподавателей по-прежнему отсутствуют навыки чтения научной литературы на иностранном языке. Эти вещи имеют к слиянию опосредованное отношение, но реорганизация могла бы стать хорошим поводом для обсуждения и этих вопросов.