Рейтинги бизнес-школ: хорошо или плохо?

BusinessWeek Источник: MBAConsult

Три профессора из USC заявляют, что стремление менеджеров бизнес-школ завоевать верхние строчки в рейтингах образовательных учреждений приводит к академической посредственности и к тому, что школа выпускает студентов, способных вырабатывать только краткосрочные управленческие стратегии.

В мире бизнес-школ царит суматоха. Опять.

Всего через три месяца после того, как профессора University of Southern California Уоррен Беннис (Warren Bennis) и Джеймс О’Тул (James O’Toole) опубликовали в Harvard Business Review свое взрывное эссе «How Business Schools Lost Their Way», двое их коллег из этого же университета приготовили ответное слово.

В своей готовящейся к публикации статье «What’s Really Wrong With U.S. Business Schools» преподаватели-супруги Гарри и Линда ДеАнджело (Harry and Linda DeAngelo) при содействии члена кафедры University of Rochester Джерольда Циммермана (Jerold Zimmerman) отстаивают позиции бизнес-школ. По их словам, причина всех бед лежит в рейтингах СМИ – как, например, рейтинг BusinessWeek Online – и в поведении деканов, готовых пойти на что угодно ради улучшения своей позиции в чартах.

Нефункциональные рейтинги.

Авторы заявляют, что американские бизнес-школы настолько зависят от рейтингов, что программа обучения теряет жизненно необходимые элементы. Вместо того, чтобы по-настоящему помогать студентам, рейтинги становятся для руководств школ истинной целью. Школа, где работают супруги ДеАнджело, опустилась на 10 позиций до 27 места в рейтинге лучших бизнес-школ 2004 года.

«Если школы не осознают всю опасность, исходящую от соревнования за лучшие места в этих нефункциональных рейтингах, – пишут авторы, – они будут обречены на потерю своих международных позиций, став классическим примером того, как близорукие решения порождают академическую посредственность».

Неверное распределение ресурсов.

По мнению авторов, реформы, проводившиеся в бизнес-школах во второй половине прошлого века – прием на работу и повышение квалификации преподавательского состава, – привели к тому, что крайне успешные торговые школы превратились в 100%-ные академические учреждения.

Этот успешный переход внезапно закончился в 1988 году, когда BusinessWeek впервые опубликовал свой рейтинг очных программ МВА. Егопримерупоследовалитакиеиздания, какU.S. News & World Report, Financial Times, ForbesиThe Wall Street Journal.

Столкнувшись с многообразием различных рейтингов, которые, как оказалось, серьезнейшим образом влияют на количество приемных заявлений, уровень дотаций от выпускников и дальнейшую карьеру преподавателей, деканы начали перераспределять ресурсы.

Финансирование исследовательских проектов, базовых университетских и докторских программ резко сократилось, уступив пальму первенства программам МВА. Именно эти краткосрочные решения позволили школам добиваться лидирующих позиций в рейтингах.

Не пили сук, на котором сидишь.

Как следствие, бизнес-школы оказались в крайне неприятной для себя ситуации: постоянная гонка за местами в рейтингах, ежемесячные изменения в учебной программе, отброс студентов с отличными академическими показателями, но без четкого места работы после окончания учебы, – все это привело к угнетающей атмосфере в школьных коридорах. Чем больше подобных изменений, тем лучше позиция школы в табеле о рангах, но тем меньше академического опыта приносит школе обучение новых студентов.

Генри ДеАнджело называет негативные последствия этой борьбы «ранами, нанесенными самому себе». Школы вынуждены выбирать, какой стратегии придерживаться: долго- или краткосрочной. Понятно, что рейтинговые издания поощряют второй вариант развития событий.

«Мы кричим на весь мир, что мы лучшие в сфере управленческих технологий, – сказал в своем интервью ДеАнджело. – В то же время мы преподаем диаметрально противоположную вещь – краткосрочный менеджмент. Мы ведем себя глупо и близоруко, и я уверен, что нам придется заплатить за это сполна».

Выходы из ситуации.

Авторы полагают, что нынешние рейтинги крайне неудачно оценивают сложную систему образовательных учреждений, и их статистические данные неточно отражают действительность конкретных школ.

Как же выйти из этой ситуации? Авторы предлагают увеличить важность исследовательской деятельности школ, провести опрос выпускников, закончивших школы 10-15 лет назад, с целью выяснить долгосрочный эффект обучения, и заменить рейтинги буквенными оценками, принятыми во многих заведениях.

Существует и другая альтернатива: полностью отказаться от участия в рейтинге BusinessWeek, как сделали в 2004 году Harvard и Wharton.

Реакция на статью ДеАнджело и Циммермана оказалась на удивление сильной. В поисках отзывов авторы распространили свою статью среди членов академического сообщества, получив, по большей части, положительные ответы. Количество загрузок файла со статьей с веб-сайта Social Science Research Network за две недели составило 400! Для сравнения, всего пять других документов с этого сайта, помещенных за последние 60 дней, загружались менее часто.

Берем пример с юридических школ.

Не все однако считают, что статья верна в принципе. К примеру, Уоррен Беннис считает, что она абсолютно неправильная. В своей заметке в Harvard Business Review Беннис и О’Тул заявили, что учебные планы американских бизнес-школ перестали соответствовать современным реалиям, сделав чрезмерный упор на узконаправленные научные исследования, отдаленные от практики.

Как следствие, новое поколение выпускников этих школ не сможет решать те сложные проблемы, которые являются бичом современных компаний. Бизнес-школы, они пишут, должны управляться по принципу модели юридической школы, создавая баланс между проведением исследований и подготовкой специалистов-практиков в борьбе с каждодневными проблемами.

Призывая вернуться к исследовательской модели, Беннис говорит о том, что слова ДеАнджелосов и Циммермана изначально основываются на ложных выводах. «ДеАнджелос не понимает, что бизнес-школа – есть профессиональная школа, – говорит Беннис. – Она дает знания, предназначенные не только для академического братства, но и для широкой публики. Работа бизнесмена заключается в том, чтобы быть универсалом, поскольку ему приходиться оперировать запутанными данными, неясными и неожиданными показателями. Я не думаю, что Гарри ДеАнджело понимает это».

Соревновательная среда.

Теда Снайдера (Ted Snyder), декана University of Chicago Graduate School of Business и бывшего коллегу ДеАнджелосов по University of Michigan, особенно оскорбляют слова о том, что деканы всеми силами стремятся угодить составителям рейтингов путем проведения незапланированных оперативных мер, явно играющие не на руку студентам.

Снайдер уверяет, что рейтинги предоставляют деканам объективные сведения о собственных программах, необходимые для изменения ситуации и поддержание актуальности и «реальности» программ. Он добавляет: «Рейтинги – это часть соревновательной среды. Рейтинги – это наша поддержка, а не сущность».

По крайней мере, с ДеАнджелосами и Циммерманом все ясно: для них рейтинги школ