INSEAD в Азии – уже более 10 лет

Источник: UBO.RU

Материал предоставлен MBA Consult

В конце 2010 года бизнес школа INSEAD отпраздновала десятилетие своего кампуса в Сингапуре. Арну Де Мейер (Arnoud De Meyer), декан и основатель азиатского кампуса, и Анри-Клод де Беттиньи (Henri-Claude de Bettignies), открывший Euro-Asia Centre (Европейско-азиатский центр), рассказали о создании кампуса и о надеждах, которые они возлагают на INSEAD в Азии.

Вопрос: Предшественником сингапурского кампуса является Euro-Asia Centre. Расскажите о его возникновении.

Де Беттиньи: Когда я стал работать в INSEAD, то понял, что в Европе не хватает знаний о Японии – и об Азии в целом. Наша школа входит в число ведущих, и мы закладываем основы глобального лидерства, поэтому должны гарантировать, что отражаем реальный мир. Я предвидел бурное развитие Японии, Китая и Азиатско-тихоокеанского региона и подумал, что очень важно сформировать полезные навыки в этой сфере, которыми мы сможем поделиться со студентами INSEAD.

На это потребовалось несколько лет. Обсуждать и принимать решения было совсем не просто, но благодаря Клоду Жанссену (Claude Janssen), теперь он почетный председатель, и Клоду Рамо (Claude Rameau), который оказал нам значительную поддержку, мы смогли создать Euro-Asia Centre. Постепенно сформировалась команда, в нее вошли профессор Филипп Лассэр (Philippe Lasserre), профессор Шутт (Schütte) и другие. По мере расширения деятельности центра, число участников команды увеличивалось.

Тогда же профессор Де Мейер заинтересовался нашими проектами в Азии и в значительной мере способствовал их прогрессу. В то время, с 1980 по 1988 годы, мы организовывали программы в регионе АСЕАН (Ассоциация государств юго-восточной Азии) – на тот момент АСЕАН была гораздо меньше, чем сегодня – а также в Малайзии, Индонезии и Сингапуре.

Вопрос: Но тогда речь шла, прежде всего, о программах executive, которые проходили в отелях?

Де Беттиньи: Именно так. Мы проводили программы либо совместно с другими учебными заведениями, либо, в большинстве случаев, занимались в местных отелях.

А когда объемы возросли, мы поняли, что надо действовать. И в середине 1990 годов Арну, который уже долгое время курсировал между Европой и Азией, совместно с Габриэлем Хававини (Gabriel Hawawini), который сменил меня в Euro-Asia Centre, провели анализ осуществимости проекта, тем самым положив начало кампусу в Сингапуре, который построил и которым руководит Де Мейер.

Вопрос: На каком этапе появилась идея о полноценном кампусе с постоянными преподавателями?

Де Беттиньи: Когда мы осознали масштаб деятельности Euro-Asia Centre, из-за которого ездили из Европы в Азию и обратно. Более того, у нас были заранее разработанные кейсы и учебные материалы, и мы поняли, что пришла пора воплощать мечты в реальность, к тому же преподавателям было бы гораздо удобней работать в строго определенном месте в регионе. Затем мы задались вопросом о типе учебного заведения: должен ли это быть полноценный кампус и как его позиционировать относительно кампуса в Фонтенбло?

Мы принимали очень важное решение. Ответственным был Арну, он спорил с преподавателями, контролировал проведение анализа осуществимости, ездил в Сингапур, чтобы начать строительство. Благодаря нему мы смогли достичь того, что есть сегодня.
Вопрос: Арну, будучи деканом-основателем азиатского кампуса, как вам удалось убедить преподавателей? Ведь наверняка они сопротивлялись участию в этом конкретном проекте?

Де Мейер: Верно. Но я бы хотел ненадолго вернуться к моменту возникновения идеи. Еще в 1980 годах Анри-Клоду удалось по-настоящему заинтересовать меня Азией и процессами, которые там происходили. Он предоставил мне возможность преподавать на программах INSEAD, я получил доступ к местным компаниям, смог проводить прикладные исследования и т.д. И как-то совершенно естественно в 1985 году мне предложили стать директором Euro-Asia Centre. Тогда этот центр весьма успешно продавал программы, его публикации и работа в целом привлекали внимание всего мира.

Тогда Азиатско-тихоокеанский регион стал популярным, показатели юго-восточной Азии росли. Мы проводили такие уникальные программы, как «Стратегия в Азиатско-тихоокеанском регионе» и «Управление человеческими ресурсами в Азии». Очень немногие университеты (если такие вообще были) предлагали высококлассные, основанные на исследованиях программы такого типа.

Когда интерес студентов достиг небывало высокого уровня, нам пришлось решать, что с этим делать. Именно тогда меня попросили провести анализ наших возможностей. Поначалу мы побывали в 11 городах, рассматривали различные форматы, о которых уже упоминал Анри-Клод, – совместные предприятия, партнерство с университетами, вспомогательные филиалы, независимый кампус, а также другие многочисленные возможности.

А затем мы нашли достойного партнера в лице правительства Сингапура. Проект стал успешным, потому что у обеих сторон были свои стратегии, хорошо согласующиеся, но при этом не зависящие друг от друга. Мы открыли кампус не потому, что правительство Сингапура нам платило. А правительство Сингапура работало с INSEAD не потому, что мы были единственным вариантом. Просто мы стали настоящими компаньонами.

Итак мы определились, чего хотим достичь. Нашей следующей задачей стало убедить преподавателей. Очевидно, что для INSEAD это был крупный и рискованный проект. Во-первых, ни один известный мировой университет раньше не осуществлял подобного, и у нас не было примеров для подражания. Во-вторых, хотя многие познакомились с Азией, благодаря работе Euro-Asia Centre и Анри-Клода, значительная часть преподавателей INSEAD никогда там не была и не представляла, что такое Азия, возможно, этот регион ассоциировался только с коммунистическим Китаем. А если вспомнить, что происходило в середине 1990 годов: диктаторский режим в Мьянме, восстания в Индонезии и т.д. – то становится понятным, почему идея азиатского кампуса не казалась такой уж привлекательной.

Но при поддержке Антонио Боржа (Antonio Borges), который тогда был деканом, мы смогли предпринять меры, сыгравшие решающую роль в убеждении профессорско-преподавательского состава. Две группы преподавателей поехали в города, в которых предполагалось открыть кампус, в том числе Гонконг и Куала-Лумпур, где они познакомились с университетами, бизнесом, правительствами и т.д. Эти 20 человек вернулись, будучи уверенными, что мы все делаем правильно.

Де Беттиньи: Эта мера оказалось весьма полезной, потому что изменилось мировоззрение преподавателей.

Де Мейер: Постепенно мы заручились поддержкой профессорско-преподавательского состава. Вы можете быть менеджером проекта и заставить людей полюбить Анри-Клода и Гельмута Шутта, открытых к диалогу и готовых к сотрудничеству, – гораздо сложнее привезти на кампус тех, кто не верит в то, что этот проект осуществим, и кого, казалось, не было возможности заставить в это поверить.

Однако мне повезло: после долгих уговоров, принуждений и поощрений нам удалось убедить шесть членов профессорско-преподавательского состава приехать сюда в августе 1999 года. Большинство из них испытывали беспокойство, многие думали, что проведут здесь года два, а затем вернутся в Фонтенбло. Но и спустя 10 лет они остаются здесь, так что мы поступили правильно.
Мы убеждали, наглядно демонстрировали, привозили сюда людей по одному. Теперь кампус сам доказывает свою состоятельность.

Де Беттиньи: Он стал весьма популярен. На кампус охотно приезжают преподаватели, сейчас около 50 профессоров работает здесь на полную ставку, то есть перед нами больше не стоят проблемы, с которыми столкнулся Арну. Теперь многие предпочитают работать в Сингапуре.

Вопрос: Арну, оглядываясь на прошедшие десять лет, как вы думаете, это безусловный успех?

Де Мейер: Я человек науки, поэтому всегда вижу две стороны медали. Но на 99% это безусловный успех. Тот факт, что преподаватели остаются здесь и проводят исследования, тот факт, что многие студенты хотят учиться на кампусе в Сингапуре…

Де Беттиньи: 400 человек…

Де Мейер: Тот факт, что важные исследования азиатского региона проводятся на сингапурском кампусе INSEAD, тот факт, что мы предлагаем целый ряд успешных программ executive… Более того, теперь у нас есть программа PhD, которая превзошла наши изначальные ожидания: она казалась такой недостижимой, что мы не даже учитывали ее в начальном учебном плане… Тот факт, что все это происходит и что азиатский кампус INSEAD действительно заявил о себе, свидетельствует, на мой взгляд, о безусловном успехе.

Вопрос: Каким вы видите будущее INSEAD в Азии?

Де Беттиньи: На мой взгляд, в ближайшие 10 лет нам следует уделить особое внимание трем направлениям. Первое: углубить, усилить и расширить компетенцию, знания и опыт, приобретенные в Азии. Мы должны стать одним из центров, или единственным центром, образования, куда бы приезжали узнать что-то новое представители науки и правительства.

Второе направление, на мой взгляд, — это реакция на обширную критику бизнес школ, которая наблюдается в последние 7-8 лет. Некоторые обвинения справедливы в большей степени, некоторые – в меньшей… Следует задуматься, каких выпускников мы хотим подготовить. Мы должны переосмыслить роль бизнес школ, подвергнуть сомнению главенствующую парадигму, лежащую в основе обучения, и, возможно, заменить ее идеями, которые в большей степени соответствуют концепции устойчивого развития, корпоративной социальной ответственности и так далее.

И третье направление: я надеюсь, что в последующие 10 лет мы не потеряем европейского духа, потому что он составляет важную часть истории INSEAD. Позволить ему исчезнуть, отказаться от европейских корней ради того, чтобы стать глобальными – уверен, что это сильно повредит нашему учебному заведению. У европейцев, англосаксов и азиатов есть культурные особенности, которые необходимо защищать и сохранять. И эту плодородную почву следует использовать при подготовке студентов.

Де Мейер: Я могу только согласиться с Анри-Клодом и подчеркнуть важность поддержания связей с Европой, потому что INSEAD выступает своеобразным мостом между Востоком и Западом. INSEAD обладает такими уникальными активами, которыми могут похвастаться немногие учебные заведения, так что школа должна делать акцент на преимуществах.

Кроме того, я надеюсь, что она останется центром инноваций среди бизнес школ, которым является уже 50 лет. Я бы хотел, чтобы и в последующие 50 лет школа оставалась динамичной, энергичной, новаторской. И наконец, я просто уверен, что в ближайшие 10 лет сингапурский кампус INSEAD увеличится, по крайней мере, в два раза.


MBA Consult

MBA Consult
Образовательные программы

Статьи от MBA Consult
Степень MBA помогает решать экологические проблемы
MBA в странах БРИК: Бразилия привлекает иностранных студентов МВА
От благотворительности к обучению: Oxfam в бизнес школах