От фермы в Кении до IMD: История Охада Голдберга

Охад Голдберг оказался на программе МВА благодаря цветам. Он вырос в израильском городе Раанана, расположенном в 19 км от Тель-Авива. После окончания старшей школы Охад пять лет служил в израильской армии и получил звание офицера. Шесть месяцев он путешествовал по Новой Зеландии, а затем поступил в университет, где стал изучать сельскохозяйственное машиностроение.

После этого Охад присоединился к лидерской ротационной программе Danziger, одной из ведущих израильских компаний в области цветоводства. Здесь он перешел с «приземленной» работы в парниках к маркетингу и продажам. Он контролировал отправку грузов в аэропорт, перенимал опыт продавцов со всего мира, а через три месяца менеджер велел ему паковать вещи и ехать в Африку. Так Охад стал руководителем производства на ферме в 40 гектаров, которую компания приобрела в Кении. Следующие три года он выращивал гипсофилы метельчатые.

«В Кении я заинтересовался механизмами маркетинга и продаж, — говорит Охад, – и не собирался ограничиваться фермой».
Вернувшись в Израиль, он подал заявку в IMD, небольшую бизнес школу, которая располагается в швейцарской Лозанне неподалеку от Женевского озера. Два родных дяди Охада учились в этой школе в 1970 и 1980 году. Один из них даже заявил, что IMD открыла ему весь мир.

Третьего декабря – в присутствии обоих дядей – Охад Голдберг получил диплом МВА школы IMD. Охада пригласили на работу в крупную фармацевтическую компанию AstraZeneca в Брюсселе.

Вернувшись в Израиль, Охад занимался вопросами развития бизнеса и маркетинга компании Danziger в Колумбии, Индии и Корее.

«Это абсолютно разные культуры, с представителями которых мне приходилось общаться по-разному, — говорит израильтянин. — И я стал задумываться о бизнес-школе».

Рассказывает Охад Голдберг

Сначала я хотел поступать в Cornell, так как у меня богатый опыт в сельском хозяйстве. Моя жена – ветеринар, и мы решили совместить эти два направления. Я рассматривал и другие школы, но перспектива провести два года в США нас не устраивала. Набор в большинстве европейских школ был либо слишком большим, либо слишком молодым. Кроме того, предложения на этих программах показались мне неинтересными. Когда пришло время подавать заявку, в списке осталась лишь одна школа – IMD.

Заявка в IMD отличается от заявок в другие школы – кандидатов просят описать их международный опыт, а также ответить на ряд других вопросов. Кроме того, надо подготовить 12 эссе, которые помогают составить достаточно полную картину о кандидате. С первой же минуты этот подход показался мне очень профессиональным и, в то же время, индивидуальным. Тот факт, что IMD настаивает на проведении интервью с каждым кандидатом, уже свидетельствует о многом.

В первый раз я приехал на кампус, когда проходил интервью. Я почувствовал, что не ошибся со школой. Во-первых, это Швейцария, и она прекрасна! Члены приемной комиссии были серьезны, но очень профессиональны и приветливы. Интервью проходило в спокойной атмосфере, мне задавали вопросы о моем опыте и мотивации. IMD набирает лишь 90 студентов на программу МВА. Когда я узнал об этом, мое желание поступить только возросло.

Мой совет кандидатам: оставайтесь самими собой. И для вас, и для группы будет лучше, если приемная комиссия поймет, насколько вы подходите программе. Студенты оказываются в стрессовой среде, требующей усиленной работы и быстрой отдачи, и если вы не будете справляться, то пострадает вся группа.

Еще один совет: наслаждайтесь. Такой опыт случается раз в жизни. На кампусе нас разделили на группы (в моей было девять человек, включая представителей Кореи, Индии, Японии и Польши). За несколько минут мы должны были подготовить презентацию по материалу, который нам только что раздали, и выступить с ней. При этом за нами постоянно наблюдали два члена приемной комиссии. Трое из моей группы поступили.

Весь учебный год до июня напоминал спринтерский забег. А после начался марафон. Не понимаю, как мы пережили май. Студенты IMD старше и обладают более глубоким опытом, чем студенты МВА большинства бизнес-школ, поэтому преподаватели считали, что мы справимся. До мая мы учились шесть дней в неделю. А в мае делали презентацию стартовых проектов и сдавали экзамены.
Моя команда сотрудничала со швейцарской семейной парой ученых, Кнудом и Урсулой Нейрз. Они разработали напиток, который, как показывало их исследование, продлевает жизнь. Они пришли к нам с проектом и брендом, но совсем не понимали сущности маркетинга. Мы познакомили их с основами ведения бизнеса, нашли финансирование и разработали стратегию.

Кнуд погружен в науку. Этот проект – его ребенок. Он хотел назвать напиток «Сэр Маунт Эйч». Это как-то связано с его маленькой хижиной в Альпах. Мы твердили ему, что такое название не подходит, оно должно быть более энергичным и привлекать клиентов. Мы предложили им вариант «Би Янг» и три разных варианта логотипа и упаковки. В итоге мы произвели 10 тысяч бутылочек: 5 тысяч под названием BYoung и 5 тысяч под именем Sir Mount H. Процесс бутилирования и ферментации осуществил один из акционеров, партнерская компания Appenzel Brewery. Результаты нашего маркетингового проекта мы получим в сентябре.

В июне у нас были каникулы. Затем программа приобрела более практический характер. В июле мы участвовали в консалтинговом проекте Discovery Expedition в ЮАР. На две недели мы погрузились в эту развивающуюся экономику, чтобы понять ее прошлое, настоящее и будущее не в ходе лекций или бесполезных поездок, а на практике. За каждой командой из четырех-пяти студентов была закреплена своя компания. Некоторые, как и моя группа, занимались молодыми компаниями, другие сотрудничали с международными корпорациями, такими как Mobile Telephone Networks. Понять, как строится бизнес в ЮАР, можно, только сотрудничая с местными предпринимателями.

Это был ошеломляющий опыт. Моя команда работала с двумя местными предпринимателями. Первый, Вуйани Нгойи, создавал консалтинговую компанию по возвращению долга. Второй, Пол Кэйл, был владельцем небольшой страховой компании и искал способы ее быстрого развития. Оба получали помощь предпринимательского бизнес-инкубатора Shanduka. Мы разработали с ними бизнес-план, стратегию роста, а также проект практической реализации программы развития. Часами мы общались с нашими предпринимателями, слушали, обсуждали, делились мнениями. В результате, мы лучше поняли суть проблемы и смогли помочь в ее разрешении.

В августе начался проект International Consulting Project. Наша группа работала с химической компанией DuPont. Так я научился планировать свое время.

Какими четырьмя определениями я могу описать школу IMD? Ошеломляющая. Смелая. Вдохновляющая. Реальная.
Кроме того, в IMD приобретаешь сильные лидерские навыки. Работая над проектами, людям приходится выходить из своей зоны комфорта и разрешать сложные ситуации. Это очень полезный опыт.

Так как год очень насыщенный, то основным навыкам MBA уделяется меньше внимания. Сегодня все больше и больше студентов МВА поступают в школы, уже владея этими навыками. Время занятий не должно тратиться на основы бухгалтерского и финансового дела. Продвинутый курс? Разумеется. Но основы? И так времени не хватает. Конечно, тот, кто не разбирается в бухгалтерии и финансах, посещает соответствующие курсы IMD, но конкуренция высока, так что надо все схватывать на лету.

Семья? Мои жена и дочь здесь. Но необходимость жить вдали от дома и не получать зарплату – настоящее испытание для семьи. Моя жена взяла годовой отпуск. Она могла только воспитывать дочь и наслаждаться Лозанной, потому что меня просто не было рядом, а в Швейцарии детские сады слишком дороги и неудобны. Школа IMD пытается поддерживать семьи. У супругов есть возможность выходить вместе в город.

Психотерапия является неотъемлемой частью персонального развития студентов. Психотерапевт помогает проанализировать и понять ваш новый опыт. Сеансы проходят каждую неделю и продолжаются час-полтора. Благодаря этим сеансам я понял, насколько важно уметь посмотреть на вещи со стороны. Я стараюсь анализировать поведение людей и понимать, что побуждает их поступать так, а не иначе.

В IMD активную деятельность ведет служба карьерного развития – в ней работают около пяти человек на 90 студентов. У каждого из на есть свой наставник по развитию карьеры. В феврале мы начали составлять резюме и формулировать свои кратко-, средне- и долгосрочные цели, мотивацию, качества и навыки. В мае мы участвовали в тренировочных собеседованиях и готовились к июлю, времени, когда компании набирают на кампусе персонал. В июле мы подавали заявки в разные компании через вебсайт школы и свою сеть контактов. Некоторые студенты МВА слишком большое внимание уделяют поиску работы и не наслаждаются процессом. Все найдут работу совершенно точно.

Я думал, что вернусь в сельскохозяйственную компанию, но в итоге, выбрал фармацевтическую корпорацию. Я не хотел разбрасываться, так как знал, в чем заключаются мои сильные стороны.

Я решил пойти на должность менеджера по альтернативным каналам – SFE CEMEA (Central Eastern Europe Middle East and Africa) – в компании AstraZeneka. Кроме этого, я получил приглашения от DuPont и одного из мировых лидеров в области сельскохозяйственной техники. На мой выбор повлияли должность, отрасль, а также возможность использовать полученный опыт по возвращении в Израиль через четыре-пять лет. Это решение далось мне непросто, так как привлекательных предложений было много.

Я приступаю к работе первого февраля. Два года я проведу в Брюсселе, два года – в Восточной Европе, еще два года – в Западной, а затем, надеюсь, вернусь в Израиль.

Всем, кто собирается поступить в IMD, говорю: до июня у вас жизни не будет! Подготовьтесь к тяжелой работе и привозите с собой побольше чистых рубашек… Времени на стирку будет у вас не останется! Наслаждайтесь каждой минутой на кампусе. Это колоссальный всеобъемлющий опыт. Кроме того, Лозанна – невероятно красивый город с великолепным озером, ресторанами, многочисленными спортивными возможностями… Это настоящий рай! Я получил гораздо больше, чем планировал!

Материал предоставлен MBA Consult


MBA Consult

MBA Consult
Образовательные программы

Статьи от MBA Consult
Вместо футбола – бизнес
В компании MBA Consult состоится День открытых дверей