За образование ответишь

Ведущие южные вузы, предлагающие бизнес-образование, в кризис переключились на работу с малым бизнесом и даже с частными лицами. Этому клиенту от курсов и тренингов нужен конкретный результат. Но не все игроки рынка готовы его обеспечить, пишет «Экперт-Юг».

Компании стали меньше учить топ-менеджеров, больше линейный персонал

В условиях кризиса слушатели программ бизнес-образования стали максимально избирательными. Без клиентов остались преимущественно сомнительные и малоизвестные в предпринимательских и образовательных кругах продавцы. У известных и ведущих бизнес-преподавателей и вузов работы заметно не убавилось. Но изменился её характер. Теперь им гораздо больше приходится работать с малым, средним бизнесом и даже с частными лицами. Причём и те, и другие ждут максимальной отдачи и максимального качества образования, так как платят деньги из своего собственного кармана, а не учатся на деньги работодателя.

Краткосрочный спрос

По данным Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО), спрос на этом рынке в 2009 году упал на 40%. «Первое, что сократили компании, — это бюджеты на обучение персонала, — говорит Наталья Евтихиева, генеральный директор РАБО. — Краткосрочные программы по различным аспектам управления стали наиболее массовым продуктом и лидером продаж на рынке бизнес-образования. И, я думаю, понятно почему. Длинные программы по системе МВА и DBA всегда дороги, они трудоёмкие и ёмкие по времени. А у нашего бизнеса, как правило, этого времени и раньше не хватало, а в кризис его не хватает катастрофически. Поэтому дорогие и длинные программы, можно сказать, временно покинули рынок или продаются в единичных случаях».

Имран Акперов, ректор Института управления, бизнеса и права (ИУБиП) в своём докладе на международной конференции «Бизнес-образование для инновационного развития регионов России» отметил, что компании изменили структуру пакета бизнес-образования сотрудников: «Доля аудиторных занятий уменьшилась в пользу обучения сотрудников на рабочем месте, констатировали сотрудники компании Связной. В Don-Plaza с наступлением кризиса стали в несколько раз меньше тратить на образование топ-менеджеров, но оставили без изменений затраты на обучение линейного персонала. В группе компаний ААА признают, что инвестиции в образование сотрудников достигли уровня 2008 года. Холдинг Санта ввёл корпоративное обучение английскому языку, чтобы лучше понимать иностранных коллег. Выросла потребность в дополнительных образовательных услугах в области финансов и управления персоналом. Есть основания и для оптимизма». В апреле 2010 года консалтинговое агентство Brandhouse по заказу Южно-Российского клуба HR-менеджеров исследовало востребованность бизнес-образования в современных экономических условиях. Было установлено, что им занимаются 73% опрошенных компаний, 83% планируют проводить обучение сотрудников в этом году. Самые популярные темы семинаров: менеджмент, продвижение товара, управление персоналом, коммуникации. Пятая часть фирм обучает сотрудников по программам MBA, 59% респондентов полностью оплачивают учёбу своих сотрудников, четверть компаний покрывает расходы частично.

Подтверждая тезис о том, что потребность в образовании никуда не делась, Наталья Евтихиева отмечает любопытную тенденцию: «Стали популярны очень дорогие программы, но с большой скидкой. Это понятно: если до кризиса такие программы очень хотели купить некоторые категории бизнесменов, но они были им недоступны финансово, а вузы не шли на уступки из-за достаточно большого спроса, то сегодня, пользуясь ситуацией недобора, клиенты ищут и находят скидки, особенно если смогут собрать группу из трёх-четырёх человек».

Ближе к народу

Эксперты отмечают, что солидное пополнение пришло в бизнес-образование и из сегмента малого и среднего бизнеса. В значительной степени — с помощью власти. Анна Палагина, директор департамента развития малого и среднего предпринимательства и туризма администрации Ростовской области, поделилась результатами исследования, которое провёло её ведомство по итогам 2009 года. Помимо традиционных для малого и среднего бизнеса проблем в вопросах финансов, административных барьеров и прочего, предприниматели указали как на одну из самых основных проблем на недостаток квалифицированного кадрового обеспечения. «Хотя наш региональный малый и средний бизнес занимает восьмое место в стране по образованию, — рассказывает Анна Палагина, — к нему пришло понимание, что знаний, полученных десять — двадцать лет назад в вузе или позднее на производстве, сегодня может уже не хватить, чтобы строить эффективный бизнес. Но для малых предпринимателей бизнес-образование в большой степени остаётся недоступным. Они тем более в неравном положении с крупным бизнесом, потому что последний, проводя постоянное и, так сказать, оптовое бизнес-образование сотрудников, встречает на рынке весьма гибкую ценовую политику. Мы пошли навстречу малым и средним предпринимателям и постоянно увеличиваем бюджет на субсидирование бизнес-образования для этой группы, осуществляем софинансирование некоторых образовательных программ и проектов, возмещение части затрат предпринимателей на бизнес-образование. Так, если в 2006–2008 годах на эти цели было выделено 300 миллионов рублей, то на 2009–2011 годы — уже почти 750 миллионов рублей».

По словам Натальи Евтихиевой, если раньше большая часть денег приходила в бизнес-образование из компаний, то сегодня пришло очень много платёжеспособных физлиц. «Это люди, которые пришли именно учиться, а не отмечаться, люди с высокой внутренней потребностью к обучению и высокой самомотивацией, — говорит Наталья Евтихиева. — Такие студенты — мечта любого преподавателя».

Новые веяния

Участники рынка рассказывают, что большинство учреждений бизнес-образования ищут и находят совершенно новые способы стимулирования спроса.

Так, некоторые московские вузы начали продавать программы-конструкторы по принципу «купить лего»: слушатель сам выбирает программы и предметы и постепенно формирует из них своё образование. Он может покупать их по частям по мере появления у него средств.

Ирина Мишурова, завкафедрой антикризисного и корпоративного управления РГЭУ (РИНХ), говорит, что многие вузы предлагают сегодня гибкую ценовую политику, рассрочку платежей и бонусы лояльным клиентам со стороны образовательных структур.

Имран Акперов подсказывает, в каком направлении могут создаваться новые продукты: «Лидерам экономики необходимо научиться навыкам адекватно оценивать риски, а бизнесу — научиться зарабатывать трудные деньги в условиях жёсткой конкуренции. Успешные экономические модели нового поколения потребуют не только предпринимательской энергии, но и творческого подхода к их решению. Чтобы воплотить их, менеджер должен обладать широким набором динамических компетенций. Для удовлетворения этих потребностей бизнес-образованию тоже придётся меняться: постоянно создавать и совершенствовать новые обучающие программы, развиваться от точечного к системному, становиться адаптивным, индивидуализированным, творческим, перестать работать по догоняющему принципу, а стать проводником инноваций. При соблюдении этих условий бизнес-образование сможет стать институтом непрерывного развития персонала компании. Инструмент для решения этих задач — технология Форсайт (по-английски — предвидение будущего), которую мы активно продвигаем уже не первый год. С её помощью можно эффективно формировать стратегии и приоритеты, мобилизовать инновационные ресурсы, выявлять угрозы и новые возможности и таким образом не предвидеть, а формировать будущее».

«В Ростовской области 350 учебных заведений предлагают свои услуги по бизнес-образованию, — говорит Анна Палагина. — И это без учёта коммерческих фирм, которые продают какие-то разовые или краткосрочные курсы и программы. Естественно, возникает вопрос, какого качества эти услуги и как оценить квалификацию самого учебного заведения. И конечно, без хорошего взаимодействия ведущих вузов — как частных, так и государственных, без помощи общественного объединения профессионального сообщества бизнес-образования получить адекватную картину рынка бизнес-образования было бы невозможно».

Владимир Лаврентьев, председатель Ростовского регионального отделения Ассоциации молодых предпринимателей России, управляющий партнёр ООО «Южный региональный консалтинговый центр» говорит, что до кризиса едва ли не ежедневно появлялись новые и новые компании, продававшие курсы, лекции и семинары неких раскрученных и не очень бизнес-гуру. «К качественному бизнес-образованию это не имеет никакого отношения, — говорит г-н Лаврентьев. — Сейчас их деятельность поутихла, возможно, они вообще ушли с рынка, потому что сегодня никто ради галочки в статье образование сотрудников и освоения денег, заложенных на это в бюджете компании, такие псевдообразовательные мероприятия не покупает».

«Давайте говорить честно: у нас и до кризиса отбора студентов и претендентов на бизнес-образование не было — мы берём всех, кто готов платить, — подытоживает Наталья Евтихиева. — Далеко не все, кто приходил к нам учиться, в состоянии были отличить качественное от некачественного, настоящий продукт бизнес-образования от квазипродукта. Не было ещё накоплено достаточной массы опыта у бизнес-сообщества и, соответственно, понимания, чем отличается тренинг в вузе от тренинга, продаваемого в какой-то небольшой фирме, не имеющей ни собственной преподавательской и научной базы, ни чётко продуманных программ обучения, ни тем более соответствия международным и российским стандартам бизнес-образования. Но сегодня ситуация такова, что те, кто приходит учиться, действительно хотят этого и готовы платить только за высокое качество. Конкуренция усилилась многократно. Наступило время лидеров, всё наносное, спекулятивное, непрофессиональное покидает рынок».