Школы экономики vs Бизнес-школы. Что лучше — МА или МВА?

-

Все началось с читателя. Молодой предприниматель из Петербурга пришел в редакцию, чтобы купить журнал и задать пару вопросов о Стокгольмской школе экономики (SSE), в которую он собирался поступать. Больше всего его беспокоило, почему SSE нет ни в одном из регулярно публикуемых рейтингов бизнес-школ. А когда выяснилось, что ее и не может там быть, так как она не относится к числу школ бизнеса, а является школой экономики, возник закономерный вопрос: чем первые отличаются друг от вторых.

Выбор школы

Еще некоторое время назад ответ на этот вопрос был бы прост: школа экономики — это высшее учебное заведение экономического профиля, а бизнес-школа — это место, где дают практические навыки управления бизнесом и присваивают степень МВА. Если в первую, как и в любой вуз, мог поступать выпускник школы и дальше последовательно проходить ступени бакалавра, магистра и доктора, то бизнес-школы принимают людей с высшим образованием и, как правило, опытом работы. Образование в школе экономики более академическое, профильное, фундаментальное, в то время как бизнес-образование можно рассматривать как повышение квалификации, профессиональную подготовку менеджеров. Но при этом именно бизнес-школы и МВА — заветная мечта многих карьеристов.

В силу раскрученности и невероятной популярности МВА-программу «подхватили» другие учебные заведения, в том числе школы экономики. Отсюда и путаница. Если МВА есть и в Лондонской школе бизнеса (LBS), и в Лондонской школе экономики (LSE), и обе эти школы пользуются доброй славой у студентов и работодателей, то какую из них выбрать? По мнению декана факультета стратегического управления Института бизнеса и делового администрирования Александра Чиканского, формальных отличий в данном случае мало: программы МВА ведущих школ находятся примерно на одном уровне. Различия — на уровне нюансов: качество преподавания, специализации.

Однако так считают не все работодатели. Если им требуется менеджер с дипломом МВА, то они предпочтут того, кто закончил известную бизнес-школу, занимающую лидирующую позицию в рейтинге.

Просто потому что эти школы выбирают из огромного числа поступающих к ним студентов самых лучших, тех, кто уже добился определенных успехов в бизнесе. Понятно, что в таких людях компании очень заинтересованы. И, конечно, они с радостью приезжают в бизнес-школы, проводят интервью и набирают себе сотрудников. По сути, школы выступают как рекрутинговые агентства. При этом все довольны.

Такое пренебрежение к собственно процессу обучения не может не вызвать критики со стороны «академиков». Вот, например, мнение директора программы МВА Ланкастерского университета, Великобритания (Lancaster University Management School): «Рейтинги школ бизнеса стали настоящим наказанием нашего времени. Они абсолютно не отражают истинной картины и не свидетельствуют о качества предоставляемых услуг, так как непонятно, что с чем и кого с кем сравнивают, а главное, кто и как это делает. Методология и методики исследования скрыты от человека, собирающегося вложить деньги и время в свое будущее. Оценивать надо результат, то есть выпускника на рабочем месте, поскольку этот результат есть сумма двух необходимых составляющих учебного процесса — слушателя и учебного заведения».

Бизнес-школы — это, как уже ясно из названия, бизнес. И в гонке за лучшими студентами и большими деньгами, конечно, не обойтись без борьбы за звание самого-самого, то есть без рейтингов. Другое дело, школы экономики, которые больше имеют дело с наукой. Названия одних более известны, о других знают только специалисты. Но официальных рейтингов здесь нет. Правда, ежегодно в разных странах оцениваются экономические факультеты и школы университетов (например, в США это делает журнал US News & World Report).

Выбирая, куда поступать, надо учитывать и такой момент: школа экономики — это не только и не столько программа МВА. Во многих экономических учебных заведениях МВА вовсе нет — даже несмотря на соблазн воспользоваться моментом и «срубить» денег. Скажем, SSE позиционирует себя как экономический университет, известный, в частности, тем, что он участвует в выборе нобелевских лауреатов по экономике. А бизнес-образованием занимается специальное подразделение университета — Executive Education, и вот оно предлагает в числе прочего программу EMBA.

Выбор программы

В школу экономики стоит идти тем, кто хочет получить профильное образование и диплом Master of Arts (MA) экономики. Возможные специализации — маркетинг, финансы, IT, социология и др. После этого можно учиться дальше — на PhD и заниматься наукой и преподаванием, а можно идти работать. Какие перспективы у выпускника школы экономики? Конечно, это, как всегда, зависит от человека, его квалификации и способностей. По мнению проректора по общим вопросам школы бизнеса «МИРБИС» Татьяна Иванищевой, на должность аналитика, экономиста, финансиста скорее всего работодатель возьмет выпускника школы экономики, а при подборе персонала на управленческие позиции — выпускников бизнес-школы. «Выпускник МВА метит в CEO, то есть хочет стать директором компании. МА готов работать в аналитическом департаменте», — добавляют специалисты из Российской экономической школы (РЭШ).

Кстати, если у вас уже есть высшее образование (даже незаконченное — четыре курса), степень PhD в экономике можно получить минуя ступеньку МА. Такую возможность дает РЭШ. Известно, что на Западе дорога до PhD занимает от 4 до 10 лет, не всех на это хватает. В РЭШ учеба длится два года. 70-80% PhD выбирают академическую карьеру, и лишь немногие уходят в бизнес. По мнению профессора РЭШ Олега Замулина, PhD — это стиль жизни людей, рожденных для глубокого аналитического анализа и разработки теорий.

Если же вы предпочитаете «живую» работу и хотите быть специалистом узкого профиля, то лучше все-таки остановится на МА. В отличие от выпускника МВА, который знает понемногу обо всем, МА хорошо разбирается исключительно в своей специальности, например, в математическом анализе рынка. По словам ректора Высшей коммерческой школы (ВКШ) Вячеслава Буренина, такие магистерские программы, как MSc и МА, дают более глубокие знания в конкретной сфере деятельности. В ВКШ, например, эти программы длятся год и стоят дешевле, чем МВА. МА больше подходит тем, кто не готов стать управленцем и вести жесткую конкурентную борьбу, зато считает себя способным качественно делать свою работу. Другими словами, МВА — это менеджер, МА — специалист.

Вопрос финансирования собственного обучения, наверное, самый важный при выборе программы поствузовского образования. Что лучше — степень школы экономики с ее академичностью и направленностью на узкие теоретические вопросы или ориентированная на практические аспекты бизнеса степень МВА? Конечно, последняя, но степень МА и стоит меньше, да и дает больше знаний именно в той области, которой вы собираетесь заниматься…

МВА традиционно стоит дороже. Стипендий, как правило, не предусмотрено. Вы платите сами, или за вас платит работодатель, либо берете кредит — ABN-AMRO, EBRD, CitiBank. В традиционной же магистратуре (МА, МSc) можно подавать заявку на стипендию, и шанс ее получить (если вы способный студент) есть всегда. Что же касается зарплат выпускников, опять все зависит от человека. Статистика утверждает, что выпускники МВА получают больше. Но это в среднем. Вы же можете стать исключением.

Мнение: «МВА — это фетиш»

На вопрос, кого предпочитают работодатели: выпускников бизнес-школ или школ экономики, отвечает руководитель департамента Executive Search & Selection компании Abercade Consulting Дмитрий Колтыгин.

В начале 90-х годов экономические аспирантуры российских вузов служили многим трамплином в западные бизнес-школы. Отсюда и восприятие последних как более элитарных и престижных, а главное — более перспективных с точки зрения денег и карьеры. В последующие годы МВА стали приписывать чуть ли ни чудодейственные свойства, этакого золотого ключика, открывающего дверь в волшебный мир денег и карьеры.

Не так давно в «Ведомостях» прошла очень хлесткая статья Бориса Щербакова, генерального менеджера компании Oracle в России. В этой статье он осмелился утверждать, что даже самые лучшие западные МВА-программы — это мощные маркетинговые машины, призванные убедить уже состоявшихся менеджеров в том, что для очередного значительного повышения — профессионального и карьерного, им просто необходимы год-два передышки, пребывания в принципиально иной среде.

Другими словами, им требуется программа МВА. Ничего, кроме этого, по мнению г-на Щербакова, за МВА не стоит. Во-первых, содержание программы абсолютно выхолощено. Все «кейсы», на которых и строится главным образом обучение в бизнес-школе, это примитивные, сильно упрощенные слепки с тех сложнейших ситуаций, с которыми менеджеры ежедневно сталкиваются на своей работе. Во-вторых, эмоциональный стресс, отрыв от привычной социальной и культурной среды и от семьи, в котором студент МВА вынужден находиться, психологически разрушителен. И это не компенсируется ни новыми полезными контактами, ни новыми полезными навыками, ничем другим, что относят к преимуществам МВА. В-третьих, полезные контакты, возможностью которых бизнес-школы заманивают менеджеров, с таким же успехом нарабатываются за то же время правильной работы на своем месте.

Статья г-на Щербакова — это практически первая попытка сформулировать возражения против господствующей системы МВА. Я, побывав внутри этой системы, не могу согласиться с автором в том, что эта машина не дает ничего. Конечно же, человеку, достигшему потрясающих успехов в карьере без МВА (а таковым является г-н Щербаков), очень сложно понят проблемы целой прослойки менеджеров, для которых МВА чуть ли не единственный шанс в преддверии кризиса среднего возраста.

Да, став популярной, система МВА обросла некачественными, дискредитирующими ее элементами, стала вещью в себе, стала жить по своим законам, стала производить избыточное количество обслуживающего материала, профессоров и рабочих мест. И качество, безусловно, стало снижаться. Но сейчас в связи с рецессией пошел обратный процесс. Системе бизнес-образования в ближайшие годы, может быть, десятилетия предстоит выдержать конкуренцию с другими областями знаний, скорее всего, с психологией.

МВА — это фетиш. Никто не пытается понять, чему научился человек, в чем состоит его добавленная стоимость. Это происходит потому, что бизнес-школы умело выбирают самых успешных студентов-менеджеров и за их спинами выстраивают легион выпускников. В американских бизнес-школах, входящих в двадцатку лучших, только на дневном отделении учится от 500 до 1 тыс. студентов (а в Гарварде и того больше — 1,5 тыс.). И везде есть свои лидеры и аутсайдеры, но подавляющее большинство — середнячки.

Престиж и достижения школы определяется, безусловно, выпускниками-гениями. Но их же меньшинство! Кроме того, если мы посмотрим, кто входит в число 500 самых преуспевающих и богатых бизнесменов Америки, то обнаружим, что среди них немного выпускников МВА. Но Америка — такая страна, которая всегда придавала значение рейтингам, таблицам, элементу соревновательности. У нас немного другой менталитет, хотя, конечно, многое перенимается у Запада и безоговорочно принимается. Позиция упомянутого выше Бориса Щербакова в этом смысле очень показательна. Это не только позиция успешного российского бизнесмена, получившего качественное отечественное образование и признающего его авторитет. Это позиция определенного числа российских работодателей. Совершенно очевидно, что все труднее будет попадать в солидные компании, работающие в России, только на основании того, что у тебя диплом МВА. Гораздо большую ценность для работодателя (особенно если он собирается расширять свой бизнес в регионах) представляет человек, досконально знающий российскую специфику бизнеса и чувствующий себя в ней как рыба в воде.

Если же сравнивать выпускника МВА с выпускником МА по экономике, из собственного опыта работы в сфере Executive Search могу сказать, что первого возьмут на более высокую стартовую позицию, чем второго. Но этому есть объяснение. На МВА, как известно, идут люди с высшим образованием и опытом работы. Более того, склонные к занятию бизнесом, управлению и уже работающие менеджерами. Во всяком случае, таких большинство. Поступить же в экономическую магистратуру можно сразу после института. То есть у МА может и не быть практического опыта. Между МВА и МА различие в образе мышления.

Можно привести и такое сравнение. Возьмем две известные школы — Лондонскую школу бизнеса (LBS) и Лондонскую школу экономики (LSE). В LSE не так давно появилась программа МВА. А LBS «завела» себе магистерскую программу по финансам (из тех, что обычно предлагаются в школах экономики). И что же? Со стороны попытки LSE коммерциализироваться выглядят более беспомощно, чем попытки LBS приобрести академический статус. И все потому, что у LBS есть деньги, чтобы купить лучших преподавателей и открыть новое направление. У LSE таких денег нет. Поэтому вряд ли она сможет переманить профессуру лучших бизнес-школ. Тем более что преподаватель бизнес-школы традиционно получает больше, чем преподаватель школы экономики.

Вообще вопрос денег в данном случае ключевой. Именно деньги в конце концов и определяют престиж бизнес-школ и популярность МВА.