Ищу работу

Ирина Ларина Источник: “МК” в Воронеже”

В последнее время главные телеканалы страны в один голос радостно сообщают нам, что кризис наконец-то миновал и ситуация на рынке труда начала улучшаться. Говорят, с наступлением весны многие работодатели “оттаяли” и решили увеличить штат своих сотрудников, а тем, кто уже работает — поднять зарплату. «МК» в Воронеже» решил проверить, так ли это на самом деле.

С наступлением весны соискатели воспряли духом и с удвоенной энергией стали обивать пороги служб занятости и кадровых агентств. Кто-то возобновил поиски работы после зимнего перерыва, кто-то успел потерять место уже в наступившем году и вышел “на охоту” впервые. По крайней мере, как рассказали нам продавщицы в киосках печати, газеты по трудоустройству стали разбирать в два раза быстрее, чем раньше. Вооружившись блокнотом, ручкой и флешкой с сохраненным на ней резюме, отправилась на поиски и я.

Официально безработная

Сразу оговоримся, что существует несколько способов найти хлебное место: через службу занятости, с помощью кадрового агентства или самостоятельно. Первый вариант отметаем сразу — слишком много, как выяснилось, нужно соблюсти формальностей, чтобы тебя официально признали безработным. Во-первых — собрать кучу документов (трудовую книжку, документы, удостоверяющие профессиональное образование, справку о среднем заработке с последнего места работы и др.). Потом необходимо в обязательном порядке откликаться на вакансии, которые предлагают специалисты службы, и являться на все без исключения собеседования. Даже если вам в силу отсутствия опыта предлагают поработать уборщицей или дворником. Отказ от двух предложенных мест автоматически будет расценен как ваше нежелание работать вообще.

В областном центре занятости нам рассказали: ажиотаж вокруг постановки граждан на учет начался после того, как максимальное пособие по безработице составило 4900 рублей. “Стать официально безработными пожелали люди, которые не работали годами, — говорит Елена Маслова, начальник отдела программ занятости и рынка областного управления занятости. — Но зачастую их приходилось разочаровывать, ведь минимальный размер пособия, на который они только и могли рассчитывать, — 850 рублей. Если человек в течение последнего года работал не менее шести месяцев, первоначальный размер пособия составит 75 % от заработной платы на последнем месте работы, но не может быть больше 4900 рублей. Так как система выплат ориентирована на то, чтобы стимулировать людей к поиску работы, в дальнейшем размер пособия сокращается: чем дольше человек состоит на учете в центре занятости, тем меньше выплаты”.

“Мы найдем вам отличное место!”

Решив, что пока не стоит прибегать к услугам службы занятости, я начала обзванивать воронежские кадровые агентства — благо, их в Воронеже насчитывается более двадцати. К тому же некоторым моим знакомым удалось найти хорошую работу именно таким способом. Специальные кадровые службы обещают по максимуму поработать с вашим резюме, представив его в наиболее выгодном для работодателя свете и предложить чуть ли не десяток хороших вакансий. “Не волнуйтесь, с нами вы будете трудоустроены не позже, чем через неделю”, — мило улыбаясь, заверила меня девушка в одном из кадровых агентств города. Кстати, на мой вполне закономерный вопрос, а много ли соискателей находят работу через их агентство, менеджер почему-то отвечать отказалась, ссылаясь чуть ли не на коммерческую тайну. Меня это насторожило, но я все-таки решила попробовать. Отдав за “услуги” приличную сумму, я как-то сразу успокоилась. Но не тут-то было. Во-первых, предложения поступали не в таком большом количестве, как я ожидала, а во-вторых — они не всегда соответствовали моей специальности. Наверное, тут сработал эффект “блюдечка с голубой каемочкой”: выйдя из офиса кадрового агентства, я почувствовала себя уже практически трудоустроенной. Но стопроцентной гарантии мне никто не давал. В итоге — выброшенные на ветер деньги, и снова “по нулям”.

Собеседование как испытание на прочность

С этого момента началась моя личная эпопея по ежедневному просмотру специализированных газет и “прозвону” объявлений в интернете. Не доверяя свою будущую карьеру больше никому, я пыталась найти работу самостоятельно. Для начала разместила свое резюме на сайтах по трудоустройству и каждый день просматривала новые вакансии. Отправляла информацию о себе всем потенциальным работодателям и ждала откликов. Сначала даже была приятно удивлена: так часто теперь звонили мне HR-менеджеры и приглашали на собеседования. Как выяснилось, в некоторых фирмах сейчас существует двух -, а иногда и трехступенчатая система собеседований. На первом всем соискателям предлагают заполнить анкету и задают общие вопросы: чего вы ждете от нового места работы, что для вас стоит на первом месте — деньги или самореализация, и так далее. Если первое впечатление от вас у кадровика сложилось приятное, то ждите второго звонка. И вот здесь наступает час “X”. Второе собеседование, как правило, проходит с руководителем, то есть с вашим потенциальным работодателем. Наконец-то можно показать себя во всей красе. Для кого-то это значит надеть мини-юбку и накрасить поярче губы, для кого-то — блеснуть своей эрудицией. Несколько раз побывав на итоговом собеседовании с работодателем, я сделала для себя несколько выводов:

1. Ни в коем случае не сообщать о том, что у тебя есть маленький ребенок.

2. Не говорить, что у мужа высокооплачиваемая работа.

3. Желательно рассказать обо всех имеющихся у вас кредитах, долгах и прочих “отягчающих” материальных обстоятельствах.

Сначала я по собственной наивности не понимала, почему меня так подробно расспрашивают о жилищных условиях и о том, кем работают родственники. И только потом подруга, работающая менеджером в одной из воронежских организаций, помогла мне выяснить причину провала на собеседовании: “Сейчас работодатели предпочитают брать на работу людей из социально незащищенных слоев населения — так они уверены, что человек будет держаться за место руками и ногами. А наш директор при приеме на работу вообще агитирует оформлять больше кредитов. Так он берет своих работников практически в рабство”, — рассказала мне она.

Наверное, мой несбывшийся работодатель подумал, что если муж работает программистом, то мне зарабатывать деньги уже не надо. Но скорее всего, главным поводом сказать “нет” стал маленький ребенок. Правда, в другом месте людей этот факт не смутил.

— С начала 2010 года количество вакансий, размещаемых на воронежском сайте hh.ru, продолжает уверенно расти, — рассказала Ирина Веретенникова, директор HeadHunter:: Воронеж. — При этом увеличение числа публикаций происходит быстрее, чем в первом “кризисном”, 2009 году. Еще осенью люди были явно напуганы растущей безработицей и растеряны. Работодатели звонили нам и жаловались, что на “топовую” вакансию они получают иногда абсолютно неадекватные отклики соискателей-менеджеров среднего звена. Люди действовали по принципу “чем больше, тем лучше” и надеялись, что смогут хоть где-то работать, пусть даже и не совсем по специальности. Теперь налицо изменения в тактике безработных: люди стали больше ценить себя, немного успокоились и более осознанно подходят к поиску нового места работы. Работодатели на такую ситуацию среагировали адекватно — поднимают оплату труда в каждой категории профессий.

Помимо официальной, существует еще и так называемая “скрытая безработица” — речь идет о людях, которые находятся на сокращенном рабочем дне. По последним данным Росстата, она снизилась с 1,6 до 1,4 млн человек по стране. Мы попросили прокомментировать эту ситуацию президента группы компаний HeadHunter Юрия Вировца:

— Это справедливые цифры, наши данные подтверждают государственную статистику. Люди стали больше зарабатывать и больше тратить. Те, кто в течение всего прошлого года находился на сокращенном рабочем дне, с начала года возвращаются на полную ставку либо находят новое место работы. Ранее я часто говорил про существование такой важной проблемы, как “недоработица” — людей официально не сокращали, переводили на неполный рабочий день, но для экономики они были фактически безработными, находились в режиме ожидания. Пока, правда, рано строить дальнейшие прогнозы, нужно подождать лета — тогда уже можно будет говорить о тенденции.

Справка

Еще в начале этого года на учете в службах занятости состояли 14412 воронежцев, из них 13252 официально числились в статусе безработных. По сравнению с январем прошлого года количество не занятых трудовой деятельностью граждан увеличилось в 1,6 раза, официально безработных — в 1,5 раза, печально констатировали чиновники. Правда, тут же добавляли: такие неутешительные цифры — всего лишь следствие зимнего спада на рынке труда, вызванного новогодними праздниками. Все были убеждены, что прошедшей осенью финансовый кризис достиг своего “дна” и положительные сдвиги уже не за горами. Произошло ли это на самом деле?