Почему в Америке выпускники обычных государственных вузов и элитных бизнес-школ зарабатывают одинаково

Петр Биргер Источник: Slon

Самое престижное образование – далеко не самое рентабельное. Гарвард или Стэнфорд, конечно, дают пропуск в лучшие компании мира, но учиться там дорого. Если подойти к делу прагматично, то можно, изрядно сэкономив на обучении, получить столь же приличную зарплату по окончании более скромного университета.

Это подтверждает и специальный рэнкинг BusinessWeek: журнал оценил американские бизнес-школы и факультеты менеджмента по коэффициенту возврата инвестиций (ROI-rank). И выяснилось, что лидируют в этом списке государственные бизнес-школы, причем далеко не самые лучшие. В общем
рэнкинге бизнес-школ за 2010 год они занимают места в середине, а то и в конце. То есть, можно учиться даже в посредственной школе, но добиться после выпуска хорошей зарплаты (речь, правда, только о бакалаврских программах, у MBA другой рэнкинг).

Однако, у выгодного и дешевого бизнес-образования есть и минус: стартовый импульс, который выпускники получают в государственных школах, быстро угасает, и на стремительный карьерный рост им надеяться не стоит.

СИЛЬНЫЕ АУТСАЙДЕРЫ

Лидером рэнкинга ROI стала школа государственного Университета Центральной Флориды (Central Florida), находящаяся на 111 месте в рейтинге лучших бизнес-школ. Годовое обучение стоит в ней $3846, при этом выпускник школы может претендовать на стартовую зарплату в $45 000 ($11,70 на каждый выплаченный за обучение доллар).

Чуть отстают еще три флоридские школы: Warrington College  (55 место в общем рейтинге), Florida International (107 место) и Florida State University (85-е). Все эти программы приносят слушателям больше $10 на каждый доллар платы за учебу. 

Крупнейшие и самые известные частные школы такими результатами похвастаться не могут. У лидера общего рейтинга школы бизнеса Mendoza коэффициент ROI – всего $1,43. Выплачивая в год $38 477, выпускник на выходе может претендовать на стартовую зарплату в $55 000.

Выпускник другой престижной школы, Cornell, платит в год меньше – $21 814, – и может получать аналогичную зарплату (коэффициент – $2,54). У школы MIT Sloan коэффициент составляет $1,64: $37 782 – плата за обучение, и $62 000 – зарплата после выпуска.

Конкурировать по показателю ROI с государственными колледжами смогла лишь одна частная бизнес-школа – Marriott School при мормонском Brigham Young University (коэффициент $11,56 и 11 место в общем рэнкинге школ). Но и этот успех сомнителен: к формальной плате за обучение в $4325 добавляются косвенные расходы – пожертвования церковной общине. Если учесть, что большинство студентов школы – члены Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, понятно, что для них образование не так рентабельно, как кажется на первый взгляд.

ДЕШЕВАЯ УЧЕБА И ЖАРКИЙ КЛИМАТ

Государственные школы, в принципе, дешевле частных: студенты оплачивают лишь незначительную часть обучения, остальное берут на себя федеральные и местные власти. Не случайно и то, что первые четыре пункта в ROI–rank заняли именно флоридские школы. Во Флориде – одна из самых патерналистских образовательных систем, а расценки на обучение в бакалавриате – самые низкие в стране.

Сокращает конечные издержки студентов и принятая в 1997 году локальная программа поддержки студентов Bright Futures Scholarships, которая затрагивает до 60% обучающихся во флоридских колледжах молодых людей.

При этом выпускники государственных университетов в нормальной ситуации не испытывают больших проблем с поиском работы. В США рынок труда для бакалавров, закончивших программы по бизнесу, делится на две части, говорит заместитель директора Центра исследования образовательных программ Университета штата Флориды Сара Салливан.

Первая – это рынок больших международных корпораций и общенациональных компаний с центрами в крупных американских городах. И в Sloan, и в Cornell, и в Mendoza никогда не скрывали, что ориентируются на крупный бизнес, а их студенты – потенциальные сотрудники американских бизнес-гигантов.

Средние бизнес-школы при университетах штатов Флориды, Луизианы, Северной Каролины, Оклахомы и т.д. ориентированы на крупные региональные компании. Они, вопреки общему мнению, готовы платить ненамного меньше, чем национальные лидеры. Как говорит Салливан, это компании с крупными свободными средствами, находящиеся в хороших отношениях с местными властями и дозревшие до национальной экспансии.

Этим фирмам важно иметь в штате выпускников бизнес-школ, уровень зарплат позволяет им это сделать, но они не готовы дополнительно тратиться на поиск и отбор кандидатов. Компании из Орегона легче заранее завербовать местного студента из школы Lundquist, чем искать через дорогие HR-агентства, а потом оплачивать переезд из одного штата в другой выпускника нью-йоркского университета Hofstra или пенсильванской бизнес-школы Wharton.

ГОСУДАРСТВО – ДРУГ КОРПОРАЦИЙ

Кроме того, государственные школы укрепляют связи с компаниями, делая ставку на корпоративные программы. Такие курсы не очень популярны у крупных частных бизнес-школ, которые считают это направление второстепенным.

Государственные же школы подталкивают к развитию корпоративных программ в США местные администрации, которые поощряют любые дополнительные заработки, чтобы срезать бюджетные затраты на образование. Например, в школе бизнеса университета Колорадо строительство новых кампусов ведется исключительно на деньги от корпоративных программ.

Компании, заключившие договоры с бизнес-школами, склонны затем искать новых работников в этих же партнерских университетах. Они заранее «бронируют» успешных студентов, выплачивая им стипендии, годовые поощрения и организуя стажировки в своих подразделениях.

Более того, нередко компании заключают договоры с местными бизнес-школами, гарантируя успешным выпускникам повышенную стартовую зарплату. В итоге, кандидат, хорошо знающий местную специфику и практику работы компании, за это и получает немало – сравнимо со стартовым окладом выпускников куда более престижных бизнес-школ.

ВЫГОДНО, НО НЕДОЛГО

Правда, есть и другая сторона медали. Рэнкинг не учитывает важный аспект: сроки получения первой должности после выпуска. По данным BusinessWeek, только 27% выпускников прошлого года из University of Central Florida получили работу сразу после выпуска. А во Florida International таких еще меньше – 17%. Между тем у большинства частных школ этот показатель составляет около 80%.

До кризиса разрыв между государственными и частными школами был, конечно, меньше. К тому же это не значит, что выпускник государственной школы не найдет работу несколько позже. Но чем дольше ищешь место, тем ниже уверенность в себе и зарплатные ожидания.

Другая проблема: хотя стартовые зарплаты у выпускников государственных и частных школ могут быть одинаковыми, растут они разными темпами. По данным Центра исследования образовательных программ Университета Флориды, выпускники государственных школ ждут повышения заработной платы (по отношению к стартовой) в среднем 3,5 года, а выпускники крупных частных школ получают первое повышение уже через полтора года. Так что в погоне за дешевизной можно и промахнуться.


По теме:

 ::  Рейтинг частных и государственных бизнес-школ США по окупаемости инвестиций в обучение — 2010 Рейтинг журнала BusinessWeek. Март 2010

 :: 
Рейтинг программ бизнес-школ США по мнению студентов – 2010 Рейтинг журнала BusinessWeek. Март 2010
 ::  Международный рэнкинг программ MBA — 2010 По версии газеты Financial Times. Январь 2010
 ::  Рейтинг мировых бизнес-школ — 2009 (Executive MBA и part-time MBA) По версии журнала BusinessWeek. Ноябрь 2009
 ::  Рейтинг мировых бизнес-школ — 2009 (full-time MBA) По версии журнала The Economist. Ноябрь 2009
 ::  Лучшие бизнес-школы США. Рейтинг 2009 Исследование U.S. News & World Report. Сентябрь 2009
 ::  Рэнкинг российских бизнес-школ 2009 По версии журнала «Секрет фирмы». Сентябрь 2009
 ::  Рейтинг Global MBA — 2009 По версии The Financial Times. Март 2009
 ::  Рейтинг колледжей США по окупаемости образования — 2009 Исследование журнала SmartMoney. Январь 2009
 ::  Уровень зарплат выпускников MBA американских и европейских бизнес-школ Исследование Quacquarelli Symonds. Декабрь 2008