На программах MBA будут изучать правила игры с государством

Петр Биргер Источник: Slon

Государство пришло в экономику, похоже, всерьез и надолго. И американские бизнес-школы быстро среагировали на эту тенденцию. Во многих программах MBA появились (или стали основными) курсы социально-политической направленности, раньше почти незаметные.

И спрос на эти программы есть: американские студенты видят в знании истории и понимании устройства государственной машины дополнительный фактор будущего коммерческого успеха.

Профессорам-гуманитариям теперь раздолье: в школе Stern Нью-Йоркского университета вспомнили историю и ввели отдельный курс, посвященный Великой депрессии. В UC Berkeley Haas School появился курс о бизнесе и государственной политике, а в школе бизнеса Sloan Массачусетского технологического института – городские рынки труда и их зависимость от государства.

Интерес к общественным наукам пока вырос только в американских бизнес-школах. Но и в российском бизнес-образовании курсы о государстве будут набирать вес.

Обама и маркетинг

Российские бизнес-школы пока адаптируются к кризису, больше работают над структурой уже имеющихся курсов и над тем, чтобы сделать их более актуальными, говорит президент «Российской ассоциации бизнес-образования» Леонид Евенко. Повсеместно внедряются курсы риск-менеджмента, которых раньше почти не было, усиливаются программы «на злобу дня». Например, на открытых программах популярны темы управления проектами, управления продажами, финансы для нефинансистов.
Идеология же программ пока почти не поменялась, говорит Питер Рафферти, директор направления международного бизнеса бельгийской бизнес-школы Vlerick. В США школы бизнеса перестраиваются под новую политическую повестку дня, в Европе и России они по-прежнему сосредоточены на курсах прикладного характера.

В Америке кризис сильно повлиял и на общественное сознание, и на мировоззрение бизнесменов, а к этому добавилась политика президента Барака Обамы, заметно изменившая правила игры. Новые курсы американских школ «препарируют» меняющуюся систему политических решений: например, зная процедуру и сроки утверждения очередного пакета стимулов Обамы, можно лучше планировать свой маркетинг и сбыт.

В России рассказывать студентам об антикризисной политике властей никому и в голову не приходит: пока составишь курс, она примет совершенно новый оборот. К тому же эффективная работа с госорганами проходит обычно в неформальных рамках.

Правда, глава «Тройки Диалог» и вдохновитель школы управления «Сколково» Рубен Варданян давно призывает российское образование стать ближе к реальности:   «Обсуждаются ли в бизнес-школах проблемы: криминал, коррупция, роль спецслужб в экономике, административное давление? Как мы можем принимать образование, которое оторвано от жизни?»

Но сложно себе представить в программе той же «Сколково» курс об особенностях нашей коррупции.

Дефицит государства

И все-таки изучать государство в российских бизнес-школах, скорее всего, будут – на курсах Government Relations («связи с государственными органами»). Пока таких курсов в рамках программ MBA немного. В 2004 году в ГУ-ВШЭ открылась кафедра «Теория и практика взаимодействия бизнеса и власти», которой руководит глава РСПП Александр Шохин. С 2008 года в Высшей школе государственного администрирования (ВШГА) МГУ можно получить специальность «MBA — Связи с государственными органами (GR)».

Но, как думает руководитель центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Lobbying.ru Павел Толстых, для появления полноценных GR-курсов есть все основания. Во-первых, в России успешное развитие компании напрямую зависит от эффективности отношений с органами власти, и это уже надолго. Во-вторых, потенциальных студентов уже немало: в большинстве крупных корпораций, по данным Lobbying.ru, есть департаменты по связям с органами государственной власти, и их сотрудникам надо где-то учиться. Наконец, в Россию приходят международные лоббистские фирмы, а им нужны консультации по взаимодействию с российскими властями. Здесь бизнес-школы тоже могут найти себе нишу.
Необходимость курсов GR в бизнес-школах назрела давно, согласен Евенко. И эксперты считают, что отношения с властью будут изучать не просто на коротких курсах, но и на MBA. GR – сфера общего менеджмента, уверен первый заместитель директора ВШГА Владимир Еремин. Лоббирование интересов компании или отрасли, работа в бизнес-ассоциациях «требует соответствующей образовательной подготовки в рамках комплексных программ» – именно это будут рассказывать потенциальным клиентам бизнес-школы.

Планы ввести обширный курс «Связи с государственными органами» есть у московской школы «Мирбис». Аналогичный курс может появиться и у крупной петербургской бизнес-школы, пока официально не раскрывающей свои планы. Питер Рафферти уверен, что дальше таких курсов будет все больше и больше, в том числе благодаря западным партнерам, которые влияют на содержание российских программ MBA и заинтересованы в изучении нашей государственной машины.

Однако есть проблема: как разрабатывать курсы и задания? Взаимодействие с государством – не тот опыт, о котором российские бизнесмены рады распространяться. Серьезные кейсы, к которым привыкли на Западе, на нашем материале не построишь. Информацию придется собирать по крупицам из открытых источников. В итоге, курсы GR могут стать типичным продуктом российского бизнес-образования: пересказом западного опыта, плохо приспособленным к нашей реальности.