Дилетанты по заказу. Из-за отсутствия системы профориентации на рынок труда выходят ненужные специалисты

Наталия Швабауэр Источник: "Российская газета" - Экономика УРФО №5101

Уральские вузы уже в течение ближайших десяти лет могут столкнуться с серьезной проблемой невостребованности выпускаемых ими специалистов, если и дальше будут ориентироваться на потребительскую аудиторию. Эту проблему подняли участники международной конференции «Роль университетов в региональном развитии», которая прошла в Екатеринбурге.

По кошельку и моде

По признанию ученых, сегодня заказ на высшее образование формируют главным образом родители абитуриентов — исходя из толщины кошелька и собственных представлений о престижности той или иной профессии. Именно поэтому вузам выгодно плодить платные места: количество студентов, обучающихся на коммерческой основе, на отдельных факультетах достигает 75 процентов. Однако уже скоро ситуация изменится кардинально: школу заканчивает поколение, родившееся в 1990-х. Демографическая яма, в которую в тот период попала страна, несомненно скажется не только на количестве абитуриентов, но и на доходах высшей школы. Поэтому уже сейчас она должна искать других заказчиков — государство либо бизнес.

Насчет первого у академического сообщества большие сомнения. После развала советской системы распределения выпускников федеральные чиновники фактически отстранились от решения этой проблемы и вспоминают о высшей школе, по мнению ученых, только когда приходит время их детям выбирать вуз. Региональные и муниципальные органы власти, может быть, и хотели бы выступить в роли заказчиков, но, во-первых, не имеют на это полномочий (университеты, как правило, находятся в федеральном подчинении). Во-вторых, не могут четко сформулировать свои потребности, да и не уверены, что высшая школа способна оперативно на них отреагировать — например, организовать ускоренное переобучение мигрантов.

Определенные надежды связаны с усиливающейся конкуренцией регионов за федеральные субсидии. В этом споре технологии подготовки и использования кадров могут стать неплохим козырем. Так, в прошлом году министерство образования Свердловской области даже высказало мысль о необходимости регионального образовательного заказа. Однако ни во что конкретное эта инициатива пока не вылилась. Руководители вузов опасаются, как бы благие начинания не закончились банальным целевым обучением не самых сильных студентов.

— Мы готовы учитывать снижение уровня школьного образования, но не готовы работать с его отсутствием. Формирование регионального заказа надо начинать со школьной скамьи. Подавляющее большинство 11-классников в прошлом году сдавало ЕГЭ по обществознанию, что для промышленного Урала более чем странно. Именно поэтому совет ректоров считает, что физика и химия должны войти в состав обязательных ЕГЭ, — говорит ректор Уральского госуниверситета Дмитрий Бугров.

Модернизация мозгов

Что же бизнес-заказчики? По мнению Владимира Семенова, представителя Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей, университеты сегодня на обочине экономического пространства, власть не советуется с учеными, принимая какие-то решения. Видимо, намекая на программу «10М» нового губернатора Свердловской области, он заметил:

— Технической модернизации мы «наелись» еще в 90-е, когда притащили с Запада оборудование, а произвести на нем то, что нужно, не смогли. Необходима модернизация мозгов, а она закладывается на уровне школы, вуза. Иначе все закончится разговорами вхолостую.

— Крупный бизнес не способен сформировать образовательный заказ, большинство предпринимателей интересует лишь функционал работника, они не хотят вкладывать деньги в перспективу. Если сегодня государство финансирует нанонаправление — директора заказывают тренинги по этой теме, завтра финансовый вектор повернется в другую сторону — про нее забудут. Высшая школа все время вынуждена подстраиваться под экономическую «моду», — парировала профессура.

В подтверждение привели пример: одному среднеуральскому предприятию «Роснано» выделило средства на открытие новой линии. Когда директору завода предложили включиться в подготовку бакалавров и магистров-нанотехнологов, совместно подготовить учебную программу, он заявил: «Мне не надо через год или два, мне надо сегодня — одного молодого доктора наук и двух-четырех кандидатов».

Вода камень точит

Если для международных компаний важен бренд вуза, они готовы брать стажерами вчерашних студентов, понимая, что те мало что умеют, зато обладают определенным уровнем культуры, то российских HR-менеджеров интересует в первую очередь средний балл в дипломе и набор компетенций. Им нужны готовые специалисты. По словам Елены Олимпиевой, директора Центра содействия занятости студентов и трудоустройству выпускников УрГУ, презентации местных компаний перед студентами нередко не выдерживают критики, в прошлом году две даже пришлось отменить.

— Мотивация работать по специальности у ребят есть, они готовы год-два трудиться, что называется, за опыт и маленькие деньги. Вопрос в том, где? Наши менеджеры по персоналу до сих пор пользуются допотопными методами подбора кадров, а уровень технологического обеспечения предприятий Свердловской области таков, что молодежи там просто неинтересно. Поэтому многие выпускники становятся фрилансерами западных компаний, — рассказывает она.

По мнению участников дискуссии, для современных молодых людей диплом постепенно превращается в обязательный социальный атрибут, не более того. Мало кто из них рассматривает университет как инструмент для карьерного роста. В 2009 году, например, 75 процентов выпускников не знали, где будут работать. 45 процентов на момент окончания одного факультета параллельно получали второе образование. Профессиональное самоопределение у многих растягивается до 25-28 лет.

— Молодежи интересно там, где есть движение и по вертикали (вверх по карьерной лестнице), и по горизонтали (проба себя в разных сферах). Если в регионе отсутствует система профориентации, не проводятся мастер-классы, экскурсии на предприятия, не выстроены взаимоотношения между вузами и реальным сектором, выпускники потянутся в другие области или даже страны. Университетам нужно быть активнее, чаще выходить с предложениями к властям региона, бизнес-структурам. Да, может пройти несколько лет, пока они созреют до совместного формирования образовательных программ, но иначе высшая школа так и будет вариться в собственном соку, — подытожила руководитель проекта «Профориентация» Федерального агентства по делам молодежи Александра Бобрецова.

Справедливости ради надо добавить, что положительные примеры сотрудничества власти и вузов в Свердловской области есть (например, УрГУ совместно с министерством энергетики и ЖКХ участвовал в составлении программы формирования кадрового резерва для энергокомпаний), но пока это лишь единичные случаи.

Комментарии

Михаил Ходоровский, заместитель председателя Свердловского союза промышленников и предпринимателей:

— Компетентность выпускников вузов не отвечает требованиям бизнеса. Это заставляет работодателей вкладывать средства в доучивание и переучивание молодых специалистов. Сегодня бизнес активно включился в формирование программ образования на уровне Госдумы, необходимо вести аналогичную работу и на уровне Уральского федерального округа. Это будет важнейший совместный проект власти, бизнеса и образования.

Высшая школа должна учиться продавать продукт, который она производит. Если есть предложение, заточенное на интересы реального сектора, оно обязательно встретится со спросом, — это закон рынка.

Геннадий Куцев, президент Тюменского госуниверситета:

— Сегодня профориентация — это скорее рекрутинг, чем целенаправленная работа. Экономика испытывает дефицит инженерных кадров, между тем в Тюмени соотношение подростков, занимающихся техническим и художественным творчеством, — один к двадцати.

Вузы не от хорошей жизни наращивают платный прием, однако сегодня на коммерческой основе можно поступить даже на специальности, связанные с государственным и муниципальным управлением, безопасностью. Там учатся дети из наиболее обеспеченных слоев общества. Эти молодые люди изначально ориентированы только на деньги. Отсюда — коррупция, клановость во власти. В конечном итоге это может иметь опасные для общества последствия.