Языковой барьер снижает конкурентоспособность российских вузов

Материал подготовила Екатерина Рылько (ГУ-ВШЭ) Источник: РИА "Новости"

Как сделать российское образование привлекательным для зарубежной аудитории? Что может привлечь иностранных студентов в вузы России? Об опыте обучения иностранцев в интервью РИА Новости рассказал ректор Российского университета дружбы народов (РУДН), бывший министр образования РФ Владимир Филиппов.

— Владимир Михайлович, в чем, на ваш взгляд, преимущества российского высшего образования перед образованием развитых стран?

— Прежде всего, это наличие у нас государственного стандарта высшего образования, обеспечивающего его качество. Во-вторых – цена нашего образования при хорошем его качестве. И традиционно сильные области: химия, математика, медицина, инженерные специальности.

— Тем не менее иностранцев в российских вузах по-прежнему очень мало…

— Да, это так. Поэтому РУДН ведет изучение стран, откуда к нам приезжают: какие специалисты востребованы, каковы особенности национальных систем образования. Нужно обеспечить хорошую инфраструктуру: общежития, безопасность студентов, их медицинское обслуживание, кухню. В РУДН 30% учащихся составляют иностранцы, и все названное у нас есть: это и медицинское обслуживание студентов — собственная поликлиника, и организация их досуга.

Мы приватизировали все существующие на территории университета кафе и отдали их нашим выпускникам, чтобы студенты могли выбирать свою кухню – африканскую, арабскую, индийскую. Мы создали целую систему мер по обеспечению безопасности студентов: это и собственное отделение милиции, и организация видеонаблюдения.

Конечно, государство должно помочь вузам ориентироваться на экспорт услуг. Геополитическое значение экспорта российского образования велико, наши выпускники должны быть способны конкурировать при занятии высоких должностей с выпускниками зарубежных вузов.

— Какие существуют проблемы в том, чтобы это стало реальностью, и какие конкретные меры может предпринять в этом направлении государство?

— Одна из основных проблем – языковой барьер. За пределами постсоветского пространства русский знают меньше, чем английский, французский или испанский. С такой же проблемой столкнулась в свое время Германия. Немцы решили ее, создав систему Институтов Гете, которые во всех странах мира при немецких посольствах ведут бесплатное обучение немецкому языку. Кроме того, они создали систему DAAD (Deutscher Akademischer Austausch Dienst, Германская служба академических обменов), чья задача – искать иностранных студентов для немецких университетов и оказывать им помощь в организации учебы в Германии.

— Почти 50 лет назад Российский университет дружбы народов создавался для помощи странам, выбравшим социалистический путь развития. Что изменилось с тех пор в его образовательной политике?

— Если в советские времена нам было запрещено принимать студентов из капиталистических стран, то теперь этого запрета нет, у нас учатся ребята из Испании, Финляндии, Франции. И мы по-прежнему существуем как интернациональный университет, это осталось нашим принципом. Для нас важно даже не то, что по пропорции иностранцев относительно численности всех студентов мы обгоняем большинство европейских университетов, а то, что в мире нет ни одного вуза, где, как в РУДН, обучалась бы студенты из 141 страны мира. Хороший университет должен иметь студентов из большого количества стран. Не должно быть такого, чтобы одни специальности были полностью заняты россиянами, другие – иностранцами. Везде должны быть и те, и другие. Но меняется ситуация с образованием, меняемся и мы. Сейчас многие развивающиеся страны, откуда к нам традиционно ехало много учащихся, сами готовят бакалавров. Поэтому сейчас у нас сократился контингент студентов из Индии и Латинской Америки. Зато теперь в РУДН учится очень много студентов из Китая. По-прежнему много приезжает из стран Ближнего Востока.

— Чем мы интересны сейчас иностранным студентам?

— Если бакалавров в развивающихся странах сейчас учат самостоятельно, то для подготовки магистров и аспирантов у них не хватает кадров и оборудования. Российские университеты должны ориентироваться в первую очередь на магистерские программы. Но здесь перед российскими вузами встает вопрос о языке, поскольку не все готовы поехать на два года учиться и потратить еще год на изучение русского. Скорее люди предпочтут англо-, франко- или испаноязычные программы. Значит, нужно по примеру немецких и других вузов готовить программы на английском языке. Со следующего года у нас в РУДН будет 15 программ на английском. Также мы реализуем совместные магистерские программы с зарубежными университетами, когда год студенты учатся в России, год – за рубежом.

— Вы говорите, что «интернациональность» — это принцип. Но в чем преимущества данного принципа для учащихся?

— Друзья из 60-70 стран мира — огромный капитал, дающий очень хорошие связи для будущей деловой карьеры. Это полезно в бизнесе, где важно доверие к партнеру. Если бизнесмены жили когда-то в одном общежитии, они, конечно же, совсем по-другому станут строить деловые отношения друг с другом…