Открыто на переучет

Юлия Фуколова, Владислав Коваленко, Светлана Горбачева (таблицы) Источник: Журнал «Секрет Фирмы»

«Никогда не учитесь на MBA — это бессмысленная трата времени и денег. Современному менеджеру для построения карьеры и улучшения материального положения нужны всего три вещи: опыт работы, связи и английский язык»,— написал выпускник одной из бизнес-школ, отвечая на вопросы нашей анкеты.

В негативном отношении к бизнес-образованию он вовсе не одинок. Но есть немало людей, для которых «обучение на MBA стало одной из самых важных инвестиций в жизни».

Качество подготовки в российских бизнес-школах критикуют уже почти 20 лет — столько, сколько существуют сами школы. Но, похоже, именно сейчас, в разгар кризиса, для выпускников MBA наступает момент истины — возможность понять, что дало им обучение, есть ли от него реальная отдача. Через такое же чистилище предстоит пройти и бизнес-школам. Сумеют ли они в новых экономических условиях привлечь студентов и их деньги?

Расчетный час
В 2007-м и 2008 годах рейтинг бизнес-школ СФ (Журнал «Секрет Фирмы», — ред.ubo.ru) возглавляла Высшая школа бизнеса (ВШБ) МГУ, но на этот раз произошла смена лидера. С минимальным отрывом вперед вышла совместная программа MBA МШСЭН АНХ и Kingston University — в 2009-м ее выпускники более оптимистично оценили итоги своего обучения, чем в 2008-м. «Школа сильна своей цельностью — не могу найти области, где бы надо было что-то исправлять,— говорит старший бизнес- и финансовый аналитик компании «3M Россия» Алексей Беляев, выпускник 2007 года.— Мне, например, обучение помогло перейти из технического отдела в финансовый».

Директор Центра международных программ MBA АНХ — Kingston University Маргарита Перепелица объясняет успех тем, что школа ужесточила отбор студентов: «Раньше, например, мы могли взять человека, если он немного не дотягивал. Но с прошлого года планку подняли — нам нужна более однородная аудитория. Кроме того, мы стали более тщательно относиться к отбору преподавателей, готовить свои кадры».

Несмотря на то что ВШБ МГУ теперь занимает второе место, она по-прежнему имеет самый высокий балл по отзывам выпускников. Они ценят школу и за высокий уровень подготовки, и за строгость отбора. «Когда я поступал, они были единственными, кто устраивал тестирование, а не просто интересовался, есть ли у тебя деньги» — пишет в анкете выпускник ВШБ МГУ.

С девятого места на третье поднялся Институт бизнеса и экономики (ИБиЭ) АНХ. Главная причина — стоимость обучения (в нашем рейтинге этот показатель имеет вес 25%). В прошлом году в ответ на запрос мы получили от ИБиЭ цифру примерно вдвое ниже реальной. Сейчас цифры точные, к тому же ИБиЭ — один из немногих, кто в этом году поднял расценки. Дело в том, что партнер школы, California State University East Bay, существенно модернизировал программу MBA, в ней теперь больше предметов. В итоге она стала дороже почти на 100 тыс. руб.

Произошло и еще одно важное изменение. В рейтинге отсутствует лидировавший в последние два года игрок — Санкт-Петербургский международный институт менеджмента (ИМИСП), потому что школа отказалась от осеннего набора на MBA. Но связано это не с отсутствием спроса — в учебном заведении идет структурная перестройка. «Вслед за бакалавриатом мы закрываем формат MBA,— объясняет ректор ИМИСП Сергей Мордовин.— Сейчас мы серьезно работаем над программой full-time MBA, которая будет проводиться на английском языке, с привлечением западных преподавателей. Запустим ее не раньше чем через полтора года». Довольно смелое решение, учитывая, что дневное обучение на МВА в нашей стране особым спросом не пользуется. Исключение — Московская школа управления «Сколково». 1 сентября здесь приступают к занятиям студенты из первого набора full-time MBA, около 40 человек. 16-месячная программа обойдется им в $50 тыс. евро, что сопоставимо с расценками лучших европейских бизнес-школ. В нашем рейтинге «Сколково» пока не участвует — для этого нужно иметь как минимум три выпуска MBA.

ИМИСП оставил в своем арсенале EMBA, программы повышения квалификации и корпоративные проекты. «Мы последовательно держим курс на работу с компаниями, и, думаю, к 2013 году корпоративный сегмент будет составлять около 70% нашего бизнеса»,— добавляет Сергей Мордовин.

Впрочем, многим школам сейчас не до стратегических планов. Гораздо больше они озабочены срочными антикризисными мерами.

Мимо денег
«Осенью прошлого года мы чувствовали себя превосходно»,— признается один из деканов с ностальгической ноткой в голосе. И он, и его коллеги имели все основания не заметить кризис — осенние наборы на MBA были рекордными. Проблемы начались весной, и вот тогда, по выражению ректора Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) Сергея Мясоедова, картина стала «кислой».

По самым скромным оценкам, рынок бизнес-образования рухнул на 40—50%. «Раньше у нас всегда оставался лист ожидания, и группы укомплектовывались по 35-40 человек. Но весной 2009 года мы приняли по 18-20 слушателей, и набирались они с большим трудом»,— рассказывает Мясоедов. В Высшей школе менеджмента (ВШМ) ГУ-ВШЭ вообще отказались от весеннего набора на MBA — желающих было около 15 человек, а нужно как минимум 20. В итоге курс перенесли на осень.

В этом году произошел отток слушателей, за которых раньше платили работодатели. «У нас с начала года 47 человек попросили об отсрочке или ушли в академический отпуск. Это очень болезненно»,— говорит ректор Высшей школы международного бизнеса (ВШМБ) АНХ Леонид Евенко.

Многие бизнес-школы пошли на беспрецедентные скидки за обучение. Особенно большой дисконт предоставляется тем, кто платил вперед. Иногда он доходит до 20%. На сайте МИРБИС компании, которая пришлет на MBA от двух до шести сотрудников, обещают скидку 10%, семь-десять человек — 15%, а свыше десяти — 20%.

Школам пришлось «поджать» и собственные бюджеты — сократить расходы на загранкомандировки, урезать премии, отказаться от лишних административных сотрудников.

Складывается впечатление, что дела у бизнес-школ идут хуже некуда. Однако это не совсем так.

Курс продолжается
Вообще-то рентабельность бизнес-школ всегда была неплохой — не менее 30%. Даже с учетом ежегодных отчислений 20-30% от оборота материнскому вузу — за брэнд и пользование площадями. Самая рентабельная программа — подготовка бакалавров, на нее всегда есть спрос, а преподаватели и учебные пособия обходятся дешевле, чем на MBA. Деканы бизнес-школ, имеющих в своем активе бакалавриат (ВШБ МГУ, ИБДА АНХ и др.), говорят, что это здорово выручает их с финансовой точки зрения.

Хороший источник доходов — короткие программы для компаний, так как они самые дорогие. Но спрос со стороны бизнеса сейчас упал, поэтому зарабатывать на подобных продуктах удается не всем. Даже в «Сколково» (эта школа лидирует в корпоративном сегменте) признаются, что пока недовыполнили финансовый план по краткосрочным программам процентов на сорок, но планируют наверстать упущенное к концу 2009 — началу 2010 года. Сейчас дела у школы идут неплохо — за I полугодие 2009 года она заработала $4,5 млн, тогда как за весь прошлый год — $3,5 млн.

Скорее всего, спрос на популярные программы MBA будет постепенно восстанавливаться. Как ожидает Сергей Мясоедов, нынешней осенью ведущие бизнес-школы должны сделать 70-80% от прошлогоднего набора. «Что будет с рынком бизнес-образования? Ничего. Люди учились и будут учиться всегда»,— рассуждает декан ВШМ ГУ-ВШЭ Сергей Филонович.

Подавляющее большинство бизнес-школ являются частью госвузов, поэтому разорение им не грозит. Максимум, что их ждет, — отток сильных преподавателей и падение качества. Оно однозначно снизится, предупреждает декан ВШБ МГУ Олег Виханский, если учебные заведения на безрыбье начнут принимать всех подряд. Впрочем, лучшие школы требования ужесточают — в той же ВШБ МГУ, например, недавно разработали свой аналог GMAT.

Но самое главное, студенты не пойдут на МВА, если бизнес-школы будут предлагать им те же программы, что и до кризиса.

Новые стимулы
«Я совсем не против фундаментальности, но бизнес-школы не учат работе в онлайн-режиме. Даже кейс-метод — это, скорее, изучение прошлого»,— говорит Сергей Филонович. В ВШМ ГУ-ВШЭ давно хотели пересматривать программы, но кризис все ускорил.

Чтобы научить студентов справляться с текущими проблемами, бизнес-школа сократила лекционные часы по фундаментальным курсам и выделила 76 часов на шесть мастерских в разных областях управления. В каждой из них слушатели станут выполнять реальные проекты. Например, анализ состояния рынка труда в определенном сегменте рынка, выяснение того, где и как искать кандидатов, сколько стоит подбор и т. д. «Это, если хотите, модификация кейс-метода в онлайн-режиме»,— рассказывает декан. Новшество появится в программах MBA осенью 2010 года, то есть будет время обкатать продукт. «Это наш содержательный ответ кризису»,— резюмирует Филонович.

«Мы каждый год пересматриваем программу MBA и отказываемся от тех курсов, которые не создают для студентов дополнительной ценности», — рассказывает Олег Виханский. Например, в школе убрали из программы бухучет. Еще до осени 2008 года декан потребовал от своих преподавателей выбросить раздел про финансовые инструменты, поскольку понимал, что финансовая инфраструктура бизнеса будет меняться.

В ВШБ МГУ скоро появится еще одно новшество. «Мы решили уходить от предметов к комплексным проблемам. Например, вместо традиционного курса «управление персоналом» будет модуль «человек»,— объясняет Виханский. — Бизнес-школы до сих пор учат функционалу, а менеджеров надо учить строить отношения с ключевыми стейкхолдерами». Недавно декан организовал семинар для своих преподавателей и познакомил их с новой концепцией. Впрочем, он отдает себе отчет, что перемены в школе не будут быстрыми — основная масса преподавателей привыкли учить по старинке.

В ИБДА после консультации с выпускниками и слушателями внедрили свой антикризисный подход. «У нас почти дюжина специализаций, есть очень ходовые модули, и слушатели давно просили продавать их «в розницу»,— рассказывает Сергей Мясоедов.— Теперь у нас можно, как в IKEA, выбирать отдельные элементы программы и таким образом скомпоновать свою собственную MBA». Продукт получил название «MBA-конструктор», и учиться таким образом можно не два года, а больше. Правда, если покупать курсы в розницу, то обучение обойдется немного дороже, чем традиционная MBA «оптом».

В ВШМБ, в свою очередь, решили уйти от «лектория» и увеличить объем самостоятельной работы студентов, в частности, повысили число выполняемых проектов. Некоторые курсы стали проводить «в полях», то есть в компаниях. Среди партнерских организаций — «Белая дача», ГК «Виктория», «Раменский хлеб» и т. д. «Недавно мы говорили о продажах в условиях кризиса, преподаватель рекомендовал обратить внимание на группы клиентов с более низкими доходами,— рассказывает Леонид Евенко.— За два месяца между модулями один слушатель внедрил этот подход, и у него объем продаж вырос на 15%».

Сейчас бизнес-школы думают не только о модернизации программ, но и о том, как отстроиться от конкурентов, предоставляющих услуги за меньшие деньги, но более низкого качества. Этому могла бы помочь система государственной аккредитации. Только она в России пока не работает.

Нестандарт
Бизнес-школа имеет право выдавать диплом MBA гособразца, если она получила аккредитацию Министерства образования. Соответственно, такая школа обязана придерживаться стандартов MBA, которые были приняты еще в начале 1990-х годов. В свое время эти стандарты обеспечили популярность MBA и обозначили среднюю планку, к которой тянулись слабые бизнес-школы. Но сейчас система лицензирования и аккредитации бизнес-школ не дает понимания, какое учебное заведение качественное, а какое нет.

«Единый диплом гособразца для всех бизнес-школ обрубает головы лидерам и уравнивает нас с аутсайдерами»,— считает Сергей Мясоедов. «Отменять в России государственные стандарты и госдиплом несвоевременно, это обрушит рынок и уничтожит концепцию MBA, — возражает Леонид Евенко. — Начнется такая самодеятельность!».

Большинство деканов сходится в одном — пришло время разрабатывать новые критерии качества, не по количеству компьютеров и докторов наук, а с точки зрения реальной отдачи. Бизнес обеими руками за. «Дискуссии по поводу системы аккредитации идут в коридорах власти, общественных структурах и в самих вузах вот уже более 15 лет. Но только сейчас мы подошли к тому, чтобы вместе работать с бизнес-школами над этим вопросом»,— рассказывает исполнительный директор Ассоциации менеджеров Сергей Литовченко.

Но даже если все российские бизнес-школы станут качественными, вряд ли имеет смысл выстраиваться в очередь за MBA. Обучение лишь помогает отшлифовать талант управленца тем, у кого он уже есть. Если его нет — не стоит выбрасывать деньги.

66,7% работодателей не одобряли или были безразличны к желанию своих сотрудников обучаться на MBA, показал опрос СФ. Российские компании пока не видят пользы от подобных инвестиций…

Подробнее… Рэнкинг российских бизнес-школ 2009