Гойзман: российские рейтинги бизнес-школ недостаточно объективны

Мария Салтыкова (ГУ-ВШЭ) Источник: РИА "Новости"

С момента появления в России бизнес-образования деловые издания постоянно публикуют рейтинги бизнес-школ, однако эксперты относятся к ним с недоверием. Об особенностях российских рейтингов и возможностях объективной оценки результатов работы учебных заведений, дающих бизнес-образование, в интервью РИА Новости рассказал ректор Института бизнеса и экономики Академии народного хозяйства (АНХ) при правительстве РФ Эдвард Гойзман.

— Эдвард Исаакович, как вы считаете, стоит ли доверять рейтингам, где представлены бизнес-школы?

— На мой взгляд, любые рейтинги довольно условны. К тому, что школа занимает те или иные места в рейтингах, и ее руководству, и слушателям, и выпускникам, и тем, кто собирается там учиться, следует относиться спокойно.

Наш институт в разных рейтингах занимал разные места. Часто мы оказывались в числе первых, но практически во всех случаях у нас оставались вопросы по поводу принципов ранжирования участников, отбора, достоверности и профессионального уровня обработки исходной информации.

На Западе рейтинги школ бизнеса более объективны. Они отличаются от тех, что у нас, по набору критериев: составной частью рейтинга в США обычно является оценка преподавателей. Правда, с этой точки зрения, государственным университетам трудно конкурировать с частными, у которых есть возможность приглашать в качестве преподавателей нобелевских лауреатов.

Кроме того, в американские рейтинги входит средний показатель теста GMAT (на способности к обучению менеджменту), который сдают абитуриенты, в российских же бизнес-школах английским свободно владеют далеко не все слушатели. Учитываются и пожертвования выпускников в течение года, их средняя зарплата.

— Возможно ли в российских условиях разработать объективную методику оценки бизнес-образования? На чем она должна основываться?

— В ближайшее время вряд ли – составление рейтингов у нас превращается в слишком ангажированное мероприятие.

В США рейтинги определяются независимыми экспертами – очень часто это бывшие деканы. Подобная попытка в России предпринималась 10 лет назад, когда программы МВА получили государственный статус и бизнес-школы оценивались не журналистами, а экспертной комиссией, состоявшей из руководителей бизнес-школ, назначенных Минобразования.

Для оценки школы нужна, прежде всего, хорошая экспертная комиссия, которая начнет изучать деятельность учебного заведения: сколько лет оно существует, сколько человек было выпущено, в каких компаниях работают выпускники, каков уровень международных связей школы – учатся ли там иностранцы.

Я бы предложил оценивать и иные факторы: сколько кандидатов наук обучается по программе МВА, из каких вузов пришли студенты, сколько с «красным» дипломом – это могло бы служить показателем уровня обучающихся.

Еще одно свидетельство уровня студентов и уровня образования – победы в интеллектуальных состязаниях, например в case-competition, соревновании по анализу кейсов. Американская торговая палата ежегодно устраивает в Москве такое соревнование в двух номинациях – российской и американской, и комиссия видит, на что способны студенты в реальных предложенных ситуациях.

Известные российские университеты выставляют свои команды на этот конкурс: Государственный университет – Высшая школа экономики, Московский государственный университет, Финансовая академия, несколько меньшее количество – АНХ.

— Следует ли учитывать мнение выпускников и работодателей при составлении рейтинга?

— Это достаточно трудно сделать — в одном случае может быть 50 выпускников, в другом – 5-10, и об этом не пишут в издании, которое занималось составлением рейтинга.

Статистическая обработка, с точки зрения математики, также часто просто непрофессиональная – все это затевается больше ради рекламы. Российская ассоциация бизнес-образования в свое время даже предложила бизнес-школам не участвовать в рейтингах, не давать информацию СМИ, но не все готовы следовать этому предложению.

— Будут ли новые рейтинги, по вашему мнению, иметь значение для тех, кто выбирает бизнес-школу или их будущих работодателей?

— Поступающие обращают на них небольшое внимание и относятся к ним не слишком доверчиво. Для абитуриентов важнее мнение тех, кто учился, информация «из первых рук».

Для работодателей рейтинг бизнес-школы, которую окончил кандидат на должность, также не имеет значения: они оценивают каждого индивидуально. Диплом – это пропуск, дальше начинается личная беседа, и тот, кто заинтересован в получении хорошего сотрудника, будет смотреть, как человек себя покажет.

Для западных работодателей имя университета, его бренд, конечно, играет большую роль: находится ли данный университет в первой десятке или сотне. Он может и не знать, что сегодня, допустим, Стэнфорд в таком-то рейтинге стоит на пятом месте, Калифорнийский университет в Беркли – на восьмом, а Гарвард – на втором.

Западный работодатель просто знает, что данный университет имеет хорошую позицию. И у того, кто его закончил, будет более высокая стартовая зарплата.

Возможно, когда-нибудь в России рейтинги будут иметь значение, но точно не в обозримом периоде.


По теме:
Западными рейтингами нельзя оценивать российские бизнес-школы
Национальный рейтинг российских вузов 2009/2010
Рэнкинг российских бизнес-школ 2009