Смена курса. Зарубежные школы теряют популярность

Елена Березина Источник: Известия

Хорошая бизнес-школа по зарубежным меркам — это люди, деньги и репутация. Последнего, увы, не хватает большинству российских школ, ведь традиции и бренд создаются десятилетиями. Однако если раньше отечественные управленцы за дипломом МВА устремлялись за рубеж в маститые институты и школы, то за последний год тенденция резко изменилась — люди хотят учиться в России.

Сегодня для россиян получение бизнес-образования за рубежом теряет популярность. Интерес наших соотечественников к западному бизнес-образованию потух из-за нескольких факторов. Уезжать за океан на полных два года кажется многим чрезмерной тратой времени и денег. С другой стороны, абитуриенты стали более разборчивыми, больше знают о бизнес-школах и уделяют внимание не только популярности бренда, но и практической применимости образования. Между тем программы большинства школ США рассчитаны на последующую работу в американских условиях, что не всех устраивает.

Учиться за границу едут в основном те, кто хочет в дальнейшем остаться там жить и работать. «Но в настоящее время условия для развития бизнеса в России более привлекательны, чем на Западе, поэтому российские программы МВА становятся более востребованы. Соответственно сокращается поток обучающихся за рубежом. Кроме того, для работы в российских представительствах транснациональных компаний есть возможность изучать сильные зарубежные программы МВА, оставаясь в России», — отмечает директор программы МВА Открытого университета Великобритании Владимир Туманов.

Программы МВА российского и западного бизнес-образования опираются на разный управленческий опыт: западные — на методы ведения бизнеса зарубежного мира, российские — на отечественные реалии. Если менеджер собирается развивать свой бизнес здесь, то лучше выбрать российские программы МВА, тем более что они имеют ряд неоспоримых преимуществ, которые признают работодатели, выпускники и участники рынка в целом.

Помимо качественного образования, признанного на государственном уровне, и невысокой стоимости обучения по сравнению с зарубежными программами это связи и контакты, полезные для ведения бизнеса в России. «А также системные представления о специфических особенностях рынка, таких, как юридическая система, налогообложение, структура фондового рынка, — продолжает декан факультета профессиональных программ Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития Ольга Андреева. — При этом слушателям не придется оставлять семью и работу, жить вне дома, находиться в состоянии неопределенности из-за отсутствия заработка на постоянном месте работы и брать кредит на долгие годы для оплаты дорогого западного образования».

Позиция некоторых СМИ, мол, «на Западе хорошее бизнес-образование, а на российские МВА не ходите» — некомпетентна, пристрастна и вредна, считает Леонид Евенко, д.э.н., проф., ректор ВШМБ АНХ, президент РАБО. «Запад» — это понятие обобщенное, там есть школы хорошие и очень хорошие, и средние, и откровенно плохие. Наши школы-лидеры за 20 лет существования научились программам МВА на нормальном западном уровне, но ориентированы на российского потребителя. Что бы ни происходило, российское бизнес-образование будет востребовано, а разрыв от западного с его 100-летней историей будет сокращаться», — уверен он.

К тому же большинство ведущих бизнес-школ сейчас стремится обеспечить международный характер своих образовательных программ. Любая хорошая программа обязательно имеет некий включенный study-trip — возможность посещения других стран. Участники любых таких программ, так или иначе, получают международное образование. Да и сами по себе российские программы МВА с каждым годом становятся все сильнее, уверены эксперты. Россия потихоньку идет к тому, чтобы стать одним из лидеров в бизнес-образовании. Но пока отечественные школы практически незаметны на мировом рынке бизнес-образования. Это очень инерционный рынок в силу репутационных эффектов и других «барьеров на входе», но проблемы не только в этом.

Чего не хватает российскому бизнес-образованию по сравнению с американским и европейским МВА, рассуждает декан ВШМ СПбГУ Валерий Катькало:

— Приходится говорить о сложности оценки бизнес-школ, при этом проблема не столько в отсутствии рейтинга, сколько в отсутствии профессиональной системы аккредитации российских бизнес-школ. В США этим занимается Американская ассоциация университетских школ бизнеса (AACSB), в Европе — Европейский фонд развития менеджмента (EFMD). Есть четкое разделение: ассоциации занимаются профессиональными аккредитациями (вопрос соответствия современным профессиональным стандартам), а такие СМИ, как Financial Times, уже непосредственно занимаются рейтингованием. У нас же пока нет ни авторитетной профессиональной системы аккредитаций, ни СМИ, способных такие рейтинги «потянуть». Есть и третья проблема: российские бизнес-школы должны стать открытыми и прозрачными. Попытки составления рейтингов, которые делались до сих пор, сопровождались порой предоставлением рядом школ искаженной информации. Или собиралась та информация, которая в принципе не проверяема. Методологии рейтингования есть, надо только научиться их использовать. У FT, например, очень мудрый рейтинг, основанный на трех группах критериев: карьерный успех выпускника, интернационализация и академический потенциал школы.