Офицеры пристреливаются к MBA

Александр Шенаев Источник: E-xecutive

Военные все чаще поступают в школы бизнеса. Управлять людьми для офицеров — привычное дело, а с MBA они планируют получить полное превосходство над гражданским клерком. E-xecutive побеседовал о трудностях и выгодах социального прыжка с четырьмя отставниками российской, израильской и американской армий, ушедшими из вооруженных сил в бизнес.

После пяти лет в военном училище Александр Карцев отдал армии еще одиннадцать. В 2005 году он уволился в запас в звании подполковника сухопутных войск и ушел в бизнес.

Подобных судеб в России множество. Развал СССР, некогда грозной империи, и падение престижа профессии офицера заставили защитников Родины искать другие способы зарабатывать на жизнь. Сокращения в армии не прекращаются даже сегодня. Только в 2009 году, как сообщает Министерство обороны, из рядов вооруженных сил будет уволено порядка 35 тыс. военнослужащих. Часть отправленных в запас пойдет на завод. Другие попытаются ассимилироваться в новой для себя бизнес-среде и пополнят ряды менеджеров с военным опытом.

В типичной, в общем-то, истории Александра Карцева удивляет другое — он не остановился на должности директора по развитию в электротехнической компании, а отправился в школу бизнеса за степенью MBA. «Поработав в бизнесе, я понял, что мои знания в бизнесе имеют чисто практическую основу, для большей эффективности работы необходимо иметь соответствующую теоретическую базу,» — объясняет причины поступления подполковник запаса.

К MBA в нашей стране относятся весьма сдержанно, а за рубежом бизнес-образование — всеми признанный социальный лифт. Западные школы бизнеса охотно принимают военных в отставке, внося разнообразие в личный состав учебных классов. Алекс Миттельман — профессиональный военный, семь лет служил в израильской армии и подал в отставку, находясь в звании капитана. Бывшему офицеру не откажешь в целеустремленности: с самого начала службы он понимал, что армия — это ступенька на пути к большому бизнесу. «Степень MBA позволила перейти в бизнес без объяснений, почему я так долго был в армии, — признается он. — Раньше я занимался планированием и подбором персонала в штабе разведки, а теперь я консультант в международной компании».

Летчик-испытатель морской пехоты США Мика Майерс признается, что покинул военную службу ради школы бизнеса из-за семьи, рисковать благополучием родных он больше не мог. После увольнения в запас Мике Майерсу надо было выбирать: либо поступить на работу гражданским пилотом в авиакомпанию, либо пойти в бизнес. Он выбрал бизнес. «Я шел в школу, чтобы приобрести компетенции, которых не дала служба, — рассказывает Майерс. — Управлять людьми в армии меня научили. В школе я хотел актуализировать свои знания в области менеджмента».

Схожие мотивы для поступления в школу бизнеса были у Майка Уинна, военного подводника родом из Новой Зеландии. MBA, по его мнению, — это отличный сигнал для работодателей и будущих партнеров, что человек — хороший работник и способен приносить прибыль организации с первого дня.

Бизнес и армия похожи больше, чем кажется на первый взгляд. Только в одном случае рычагами менеджмента служат устав и субординация, а в другом — корпоративная культура. Александр Карцев, поработавший на руководящих должностях в обеих системах, считает, что военным коллективом управлять проще. Там все регламентировано и упорядоченно, говорит он, а в бизнесе, особенно российском, все регламенты создаются в основном для отписки.

Корни такого расхождения, по мнению Карцева, — в образовании: военный вуз воспитывает человека на основе некой идеологии. В гражданских вузах никакой идеологии нет. В общем и целом с выводами отставного офицера согласна старший аналитик RosExpert Анна Ткачук. Ей довелось поработать с военными, но их склонность к наличию идеологического стержня она считает качеством, скорее, отрицательным. «У военных нет гибкости в принятии решений, — констатирует Анна Ткачук. — Они ориентированы только на главу компании, а исполнителей и менеджеров среднего звена воспринимают как рабочую силу, а не как команду, которую нужно грамотно мотивировать».

Алексу Миттельману, служившему в одной из самых современных армий мира, проще руководить в бизнесе. В армии, говорит он, отношения с подчиненными строятся на более глубоком уровне. В бизнесе можно мотивировать сотрудника вознаграждением, а в армии за тяжелую и неприятную работу люди ничего не получают. Именно поэтому любой нормальный командир должен следить за тем, чтобы его приказы выполнялись не из-за страха наказания, а потому, что подчиненный понимает, что надо делать так, а не иначе, отмечает Миттельман. По этому поводу есть отличный анекдот, вспоминает бывший военный летчик Мика Майерс: «На совещании стресса меньше, чем на поле боя. На совещании в вас, по крайней мере, никто не стреляет».

Сравнивая гражданскую работу со службой на атомной подводной лодке, Майк Уинн находит ключевое различие в обязанностях. Солдату или матросу, объясняет он, находиться в армии предписывает закон, а гражданские служащие могут выйти из бизнеса в любой момент. К тому же, добавляет вчерашний военный подводник, в армии человек с достаточной степенью уверенности знает, как в ближайшие двадцать лет будет развиваться его карьера, в то время как на гражданке ты «свободный агент», который сам строит карьеру и никому не отчитывается. «Эта свобода — одновременно и огромная ответственность, пока она лежит в основе широких возможностей, — говорит Майк Уинн. — В школе бизнеса учат распоряжаться этой свободой».

Синтезируя навыки боевого офицера и выпускника программы MBA, человек приобретает редкий опыт. «Я не могу работать по принципу «свою работу сделал и ушел», — говорит Александр Карцев. — В армии учат добросовестности и ответственности по отношению к любому поручению или задаче. А в бизнесе порой не хватает взаимовыручки и взаимопомощи». Принцип «Сделал сам — помоги товарищу» близок и Алексу Миттельману. Быть командой, рассуждает он, значит быть частью коллектива, который работает на одну цель, это умение распределять обязанности, умение дать людям мотивацию и показать цель тем, кто ее не видит. Бизнес — это ни в коем случае не демократия, продолжает Миттельман, это диктатура, где диктатор один — президент или CEO. В эффективно работающей компании задания старшего по званию выполняются так же беспрекословно, как и в армии. Без дисциплины компания работать не будет.

Военная карьера дает еще одно преимущество — опыт управления большим числом людей в составе крупных армейских структур, которые сопоставимы с гигантами вроде Microsoft или Johnson&Johnson. Алекс Миттельман, знакомый с особенностями работы военных соединений в израильской армии, говорит, что сложности возникают с проталкиванием решений. Надо уметь поднимать нужные темы, планировать свою карьеру и не забывать про баланс личных и армейских интересов. «Офицер добился и видел больше, чем другие видят и добиваются за тот же период жизни, — добавляет Мика Майерс. — Мне, например, еще с армии известны основы управления, а школа бизнеса отшлифовала мои умения».

Но у офицеров, которые обладают крепкими менеджерскими навыками, все равно возникают проблемы при устройстве на работу. Особенно эта проблема актуальна в России. Отставные военные по умолчанию считаются проводниками для утечки информации в госорганы. Для компаний в России бывший военный – это солдафон, который ничего, кроме гарнизона, никогда не видел.

Мике Майерсу, Алексу Миттельману и Майку Уинну в этом плане повезло больше. В США и Израиле имидж вооруженных сил несоизмеримо выше, поэтому факт офицерской службы в прошлом собеседников E-xecutive помогал им произвести на работодателей положительное впечатление. Однако дальше приходилось сложнее. «На собеседованиях были те же проблемы, что и при поступлении в школу бизнеса, — сетует Миттельман. — Было трудно объяснить гражданским языком мои функции в вооруженных силах и то, как это кореллирует с навыками и качествами, которые нужны работодателю. Приходилось находить своему опыту понятные определения».

Но все-таки главный барьер для успешного трудоустройства военных, по мнению Анны Ткачук, — их склонность к излишней регламентированности всего и вся. Там, где нет порядка, где сотрудники подворовывают, он наведет порядок, ищет применение военному опыту аналитик, но в компаниях с построенной политикой и процедурами, с корпоративной культурой, ориентированной на каждого сотрудника, с программами по развитию персонала и внутренней ротацией бывший военный, по ее мнению, не сможет работать. Хотя есть примеры обратного, вспоминает она, HR-директор Vitek Александр Косик — бывший военный.

После получения степени MBA Мика Майерс сменил высотный комбинезон летчика-испытателя на дорогой костюм инвестиционного банкира — теперь он работает в венчурном фонде. Алекс Миттельман еще в школе бизнеса получил предложение от крупной международной консалтинговой компании и начал строить карьеру в России. Военный опыт Майка Уинна высоко оценили в промышленности США. Подполковнику сухопутных войск в запасе Александру Карцеву предстоит учиться еще год, но уже сейчас он чувствует, что новые знания и приближающийся диплом MBA выведут его на принципиально новый уровень. Социальный лифт заработал?