Почему дешевеют бизнес-тренеры

Татьяна Юкиш Источник: © «Финанс.»

Индустрия тренинговых услуг в глубокой депрессии. На некоторые виды программ объемы заказов сократились на две трети. Основные стратегии: диверсификация и снижение цен.

На подъеме 2006-2007 годов компании активно развивали своих сотрудников: считалось модным создать корпоративную культуру и насаждать ее с помощью корпоративного же обучения. Повсеместно и много организации тратили на тренинги. Иные в своем стремлении к совершенству создавали целые университеты. Согласно данным компании «Амплуа-брокер», проводящей ежегодные исследования рынка, годовой прирост совокупной выручки российских тренингово-консалтинговых компаний в 2007 году составил 25% при объеме рынка в $650 млн, в 2008-м – еще на 15% до $750 млн. «В 2009 году о былых достижениях придется забыть, — рассказывает директор департамента HR и T&D услуг и партнер «Амплуа-брокер» Наташа Гришакова. — По самым оптимистичным прогнозам рынок останется на прошлогоднем уровне года, по пессимистичным — упадет на четверть до $560 млн».

Крутое пике. Участники рынка отмечают, что 2007 год был рекордным, и первая половина 2008 года обещала еще более впечатляющие результаты. Но с сентября уже многое делалось по инерции. Что после? «Компании-заказчики среагировали на кризис с длительной оттяжкой, – рассказывает бизнес-тренер центра «Голубка» Игорь Овчинников. – В конце прошлого года мы дорабатывали по уже заключенным контрактам. И лишь в январе в полной мере ощутили кризис: рынок провалился. Два месяца затишья. Вели кое-какие переговоры, но договоренности не доходили до стадии подписания. Только к середине весны стали появляться заказчики из коммерческого сектора. Длительный провал мы объясняем тем, что предлагаем программы, посвященные вопросам управления человеческими ресурсами, принятию решений, лидерству, которые всегда были десертом для нашего заказчика. А спрос на «сладкое» упал на 70%».

Не брать лишнего – основная стратегия нынешних покупателей. Компании хотят, чтоб тренинги оказывали непосредственное влияние на бизнес. Поэтому наиболее востребовано то, что помогает бороться за клиента: навыки продаж, сервисное обслуживание, ведение переговоров. Предприятия различных секторов экономики жадничают в разной степени. «Тренинговые» бюджеты банков и инвестиционных компаний урезаны до минимума или прекратили свое существование вовсе. Во многих финансовых учреждениях за время кризиса были разрушены системы, создававшиеся последние два года. По данным мониторинга изменений в управлении персоналом PYNDEX, к июню 2009 года 48% компаний сократили объем учебных программ, предоставляемых внешним провайдером, а 9% отказались от них полностью. Статистика «Амплуа-брокер», полученная в ходе ежегодного исследования систем обучения Trainings Index`09, свидетельствует: 72% компаний-респондентов срезали бюджет на обучение на четверть.

Более-менее активно с центрами обучения продолжают работать производители и продавцы табачной продукции, алкоголя, продуктов питания, лекарств, отдельные торговые сети. «Причем 40% компаний FMCG указали, что бюджеты даже выросли по сравнению с 2008 годом. Увеличение на треть связано, прежде всего, с ростом курсов валют, так как значительная часть расходов на обучение в этих компаниях приходится на западных провайдеров и экспертов», — рассказывает Наташа Гришакова. Больше всего тратят на линейный персонал (26% бюджета), на топ-менеджмент уходит 13,5%. Линейному менеджменту достается 19%.

Сокращение штата. По данным исследования Trainings.ru в 2008 году средняя численность сотрудников тренингово-консалтинговых организаций по сравнению с 2007-м выросла на 17%. А в начале 2009-го — сократилась в среднем на 50%. Около двух третей всех компаний имели в штате не более 10 сотрудников. Крупных структур насчитывающих свыше более 50 штатных специалистов – единицы: Business Training Russia, «Экопси Консалтинг», «Институт тренинга — АРБ ПРО». «Сейчас провайдеры переводят тренеров на контрактную основу, выводя их из штата, а бэк-офис сокращают вовсе. Это абсолютно нормальное решение с точки зрения оптимизации затрат, в частности, на фонде оплаты труда, ведь бизнес-тренер – фигура высокооплачиваемая, — рассказывает Наташа Гришакова. — Но опасно с точки зрения снижения качества клиентского сервиса, сохранения в компании экспертизы и методологических наработок, которые развивались и накапливались годами, а теряются очень быстро».

На самом раннем этапе кризиса от специалистов этого направления стали активно избавлятся и владельцы «собственных» университетов. «У каждой компании численностью свыше 200 человек на начало кризиса был свой учебный центр или корпоративный университет. С осени 2008 началось массовое увольнение сотрудников. Например, известная кондитерская компания, у которой в России только в коммерческой структуре в Москве 100 человек и еще столько же в регионах, сокращает свой прекрасно обученный тренинговый центр с шести до 1 сотрудника руководителя, разумеется, — рассказывает бизнес-консультант, член совета директоров консалтинговой компании «Аркада Консалт» Анна Вовк. Высвободившиеся специалисты внутренних отделов по обучению и развитию персонала активно ищут возможность выступить в роли фрилансера и даже организуют собственные тренингово-консалтинговые компании. И демпингуют: стоимость тренинга теперь начинается от 4 тыс. рублей против докризисных 9 тыс.

Вынуждены реагировать на кризис в тренинговых компаниях, работающих в основном с организациями. Для коммерческих структур стоимость услуг по проведению программ упала на 25% . Такую скидку делают те, кто до кризиса продавал один день тренинг-день (8 часов) за $2-3 тыс. «Мы идем на уступки бизнесу, давая понять, что нам небезразличны проблемы компаний-клиентов, — объясняет Игорь Овчинников. – Подстраивать содержание или просто менять названия своих курсов не стали. Хотя некоторые представители нашей профессии быстро переориентировались, представив рынку «антикризисные» продукты. Для нас кризис оказался поворотом в сторону некоммерческих организаций. Тарифная политика здесь всегда была либеральной: каждый раз начинаем с того, что обсуждает цену и взвешиваем возможности».

Компании-провайдеры дорогостоящих лицензионных программ снизить цены не могут. Потому что не они их устанавливали. Например, в компании A.R.M.S. Training House трехдневный лицензионный курс «Навыки ведения переговоров», разработанный шотландской компанией Scotwork, в 2008 году стоил 19 тыс. евро в этом – уже 20,3 тыс. «У нас также есть собственные программы, например, по навыкам продаж, управления, — рассказывает бизнес-тренер A.R.M.S. Training House Тимур Андреев. – Год от года цена на стоимость наших продуктов росла на 3-4 %, так случилось и в 2009-м. И хотя рынок упал в разы, ценовую политику не меняем принципиально. Тренинговый день обходится нашим корпоративным клиентам в 3,98 тыс. евро. В 98-м году мы проходили нечто подобное и твердо усвоили: для выхода из кризиса не нужна рухнувшая тарифная политика. В трудные времена заказчики либо вообще не готовы тратить ни копейки, либо платят за нужный продукт столько, сколько нужно».