«У вузов нет желания развиваться»

Староверова Екатерина Источник: "Труд"

Ректор РосНОУ Владимир Зернов считает, что во время кризиса частные вузы необходимо приравнять к государственным

Владимир Зернов признает, что из-за кризиса студентов в этом году будет меньше, и доходы вуза упадут. Он видит выход в конкурсном распределении денег между частными и государственными вузами.

— В этом году из-за демографической ямы мало абитуриентов. Сможете ли вы и другие частные вузы набрать студентов?

— В прошлом году была подобная ситуация. Но при этом в некоторых государственных вузах был недобор. А частные вузы все равно набрали учащихся на первый курс. Даже за деньги люди идут учиться туда, где они считают образование более конкурентоспособным.

— Но сейчас ситуация отличается. У абитуриентов может не быть денег, и они будут стремиться на бюджетное отделение.

— Допускается и такая ситуация. Но тогда через пять-шесть лет мы получим не тех специалистов, которые могут развивать экономику, а людей, которые пошли абы куда, лишь бы иметь корочку о высшем образовании.

— И все же, уменьшится ли число поступивших в этом году?

— На дневное отделение — да, правда, пока не берусь сказать, насколько. Абитуриенты будут выбирать вечернее и заочное отделения.

— Что вы будете делать, если недоберете абитуриентов?

— Будем активнее развивать науку и инновационный менеджмент, тогда студенты придут к нам в магистратуру и аспирантуру. Кроме того, если студентов станет меньше, то у преподавателей уменьшится количество часов. А значит, и зарплата. У нас она почасовая: профессор получает 400 рублей за час, доцент — 320. В среднем выходит 60 тысяч рублей в месяц. Некоторые зарабатывают и по 100 тысяч.

— Будете закрывать специальности из-за кризиса?

— Нет. Более того, мы открываем физический факультет и факультет моделирования наносистем. Там будет по 50 мест для физиков и технологов. Больше взять не сможем — в лабораторию не влезут. Но на первый курс мы их принимать не будем — только в магистратуру. В стране много невостребованных людей с высшим техническим образованием, которых надо переучивать.

Конкуренция превыше всего

— Зачем вообще нужны частные вузы?

— Те страны, где негосударственных вузов больше, чем государственных, даже кризис пережили легче. Например, Япония и Тайвань.Там люди привыкли отвечать за свои деньги. У нас же рыночная экономика, а проблемы образования мы пытаемся решать «социалистическими» методами.

— То есть нужна конкуренция между частными и государственными вузами?

— Конечно! А иначе будет стагнация высшей школы. Бюджетные места должны распределяться по результатам конкурса. В противном случае у вузов не будет заинтересованности и желания развиваться. У РосНОУ есть филиалы, в которых существуют заявки на научные открытия. А рядом находятся государственные вузы, где заявок нет и в помине. Так куда же деваются деньги?

— На бюджетных студентов.

— Нигде в мире нет такого понятия, как «бюджетное место»! Даже в коммунистическом Китае. Должны быть контрактные отношения между государством, вузом и обучающимся. Государство должно доверять подготовку специалистов лучшим вузам, а не тем, которые им учреждены. Это норма любого цивилизованного общества с рыночной экономикой.

— Но считается, что частные вузы снисходительнее к студентам, ведь для них учащиеся — прямой источник дохода.

— Хочу заметить, что две трети платных студентов обучаются в государственных вузах. Поэтому данный вопрос касается и их. Но не могу не согласиться, что качество обучения в вузах за последнее время снизилось. Проблема в отсутствии конкуренции и мотивации к качественному образованию как у преподавателей, так и у студентов. Одни слишком часто делают вид, что обучают, а другие — что обучаются.

— В кризис правительство увеличило число бюджетных мест. Это правильная мера?

— Нет. Нужно поддерживать наиболее эффективных. Наши вузы перестали быть конкурентоспособными у себя в стране. Число выезжающих учиться за границу выше количества людей, поступающих к нам.

— Так как именно должны конкурировать вузы?

— Очень просто. Пока у нас государство не поддерживает научные исследования частных вузов. Мы даже не можем участвовать во многих конкурсах — деньги делятся между государственными вузами. А должно быть так: ты лучший — получи поддержку государства. Не только по форме учредителя: государственный вуз — значит хороший. Ведь так же говорили и про наш автопром. Заводы государственные, значит, они выпускают хорошие автомобили. А негосударственные — плохие. Что в результате? То же самое — образование. Где научные достижения? Где открытия? Науки нет — значит, из вуза выпускается серость.

Бизнес в вузе

— Из-за кризиса у студентов были проблемы с оплатой обучения?

— Конечно были. Несколько сотен человек перешли с дневного отделения на вечернее и заочное — там плата меньше почти в два раза. Причина в том, что родители перестали платить или сами были вынуждены поменять работу. Но мы не только никого не выгнали, но и заморозили цены за обучение.

— Вы помогали трудоустраиваться студентам и выпускникам?

— Да. Один из вариантов — открыть собственное дело. Для этого мы создали бизнес-инкубатор. Любой студент может сделать собственную фирму. Мы им даем оборудование на льготных условиях, а первые полгода они не платят аренду. Всего у нас 35 мест, свободных осталось около 10.

— А какие там виды бизнеса?

— Инновационные. Например, изготовление нанотрубок. Благодаря им можно склеить тефлон, считающийся не склеиваемым. Одно предприятие делает ветрогенераторы, другое — акустоподавители, заглушающие звук. Несколько из них купила компания «Туполев».

— Какую часть доходов вуза составляет наука?

— Три четверти дохода — это плата за учебу. В этом учебном году мы ставили задачу 25% денег заработать на науке. Но из-за кризиса удалось получить лишь 15%.

— Почему?

— Не смогли внедрить разработки. У нас нанотрубок сейчас, как у дурака — махорки. Это продукция востребована, но из-за кризиса компании не могут их закупать.