Банкет закончился

Екатерина Чекмарева Источник: Slon.ru

Что бы ни говорили о том, что кризис – лучшее время для учебы, бизнес-школам от этого не легче. Учиться во время спада, может, и хорошо, а вот учить тяжеловато. К началу учебного года Гарвардская школа бизнеса (HBS) не досчитается 130 сотрудников (13% штата). Декан школы Джей Лайт написал сотрудникам о необходимости сокращений: «Мы должны стать более компактной организацией». 16 человек уволили сразу, другим просто не будут продлевать контракты или досрочно отправят их на пенсию. В школе уже сократили рабочие и сверхурочные часы, отказались от командировок и закрыли столовые.

Утешением для сотрудников может быть разве то, что в материнской организации – Гарвардском университете – в конце июня сократили 275 человек, а 1600 сотрудникам предложили раньше срока уйти на пенсию. Еще у 9000 работников будет заморожена зарплата. Неудивительно: многомиллиардный эндаумент Гарварда, как и у других университетов «Лиги Плюща», в этом году сократился на 23 – 25%. Элитные университеты, которые в прошлые годы распухли от пожертвований и пировали вовсю, затягивают пояса.

СЭКОНОМИМ НА ТЕЛЕФОНЕ

У конкурентов HBS ситуация совсем не легче. В бюджете Стэнфордской бизнес-школы к началу года возникла дыра в $10 – 15 млн. Пришлось сократить 49 человек, 12% штата. Еще часть сотрудников перевели на сокращенный график работы. Так же, как и в Гарварде, сократились бюджеты на поездки, питание, библиотечные расходы. В Школе менеджмента Йельского университета бюджет сократился на четверть. Зарплаты заморожены, как и найм новых сотрудников на замену уходящим. Декан Шэрон Остер недавно сообщила, что расширение кампуса, запланированное на 2012 г., видимо, откладывается.

У бизнес-школ при государственных университетах тоже проблемы. Хотя они не так зависят от эндаументов, и некоторые в этом году даже смогли неплохо подзаработать, большинство пострадали и от сокращения госфинансирования, и от падения спроса. Бизнес-школа Университета Аризоны закрыла свою программу MBA в сфере спорта, в этом году на курс смогли набрать лишь 24 студента. Похожие проблемы у Ross School of Business штата Мичиган, где спрос на вечерние программы MBA резко упал: до половины студентов были представителями автомобильной промышленности, а им сейчас не до дорогостоящего бизнес-образования.

Некоторые учреждения и вовсе впали в нищету. Бизнес-колледж при университете штата Флорида отказался даже от использования телефонов, чтобы сэкономить $40 000 в год. Впрочем, это не сильно помогло: на следующий год многие программы приостановлены, деканату даже компьютеры не на что купить. А бизнес-школа при Университете Баффало решила компенсировать дефицит бюджетных средств, взимая $184 в семестр с каждого слушателя.

ПРЕЛЕСТЬ ОТСТАВАНИЯ

Российские бизнес-школы кризис придавил не меньше. По данным «Российской ассоциации бизнес-образования», этой весной набор слушателей сократился на 30 – 40%, а программы формата Executive MBA в Москве смогли запустить лишь три бизнес-школы. Не помогли даже скидки, доходящие до 20%. Многим школам пришлось перенести набор на осень в надежде, что спрос восстановится.

Хотя спрос упал кардинально, бюджеты школ пока не сильно уменьшились. От повышения зарплат и бонусов по итогам года пришлось отказаться, но лишь немногие провели сокращение штата, да и то в пределах 5%. Большинство российских бизнес-школ работают на основе крупных государственных вузов – это, своего рода, подушка безопасности. К тому же больших затрат на работу бизнес-школ и раньше не предполагалось. Преподаватели – в основном, вузовские доценты и профессора, которые не требуют непомерных зарплат, в учебном процессе используются вузовские помещения, техника и т.д. Так что падать пока некуда, но и радоваться нечему. Западные школы сожмутся, урежут текущие расходы, но будут и дальше вкладывать в исследования, в профессоров, в новые курсы. А российские и до кризиса жили одним днем, а сейчас, когда на кону вопрос самого их существования, тем более не найдут сил и средств серьезно меняться.