Мнение. У тренинговой отрасли в ее прежнем виде нет будущего

Марина Шакалова, старший партнер MTI Источник: SLON.RU

То, что тренинговые и консалтинговые компании обратили свой взор на госсектор, поскольку рынок корпоративных заказов уменьшился – это верно. Но надо также признать, что пока больше разговоров на эту тему, чем реальной работы. То, что мы сейчас наблюдаем, – это скорее ожидания рынка (провайдеров), а не тенденция роста спроса со стороны государства и компаний с госдолей. Да, отдельные заказы есть и были, но пока не более того. Госсектор переживает серьезные изменения, есть стремление пополнить ряды его управленцев успешными людьми из бизнеса. Все эти процессы займут некоторое время и смогут сформировать устойчивую тенденцию роста спроса года через три.

Компания MTI и до кризиса работала на этом сегменте рынка, и в настоящее время реализует ряд серьезных проектов-решений в области управления. И ранее, и сейчас мы не чувствовали конкуренции со стороны тренинговых провайдеров. Со стороны ведущих бизнес-школ – да, со стороны международных консалтинговых компаний (McKinsey, Accenture) – да, но никогда – со стороны тренинговых компаний. Применительно к настоящему моменту, вообще о росте конкуренции в тренинговой отрасли говорить не приходится. Огромное количество компаний просто прекратили свое существование, тренеры, работавшие на стороне провайдеров, стали сотрудниками своих бывших клиентов или просто «разбрелись» по рынку. Мое глубокое убеждение: в том виде, в каком тренинговая отрасль существовала до кризиса, она уже не восстановится. Причина проста: те услуги (по набору, содержанию, форматам работы с заказчиком), которые составляли «мейнстрим» отрасли ранее, уже не будут востребованы теми, кто этот кризис преодолеет.

Госзаказы – это очень интересный рынок по многим параметрам. Взять хотя бы масштаб решаемых задач. Например, когда работаешь с командой губернатора или с «управленческими цепочками» госкорпорации, ты находишься в «эпицентре» событий и решений, которые становятся системообразующими для региона, отрасли, страны в целом. Это серьезная работа, требующая системного подхода, высочайшего мастерства, опыта и личностной зрелости. И это огромная ответственность! Кроме того, такую работу нельзя делать «в одиночку», нужна реальная команда профессионалов, реализующих единый подход.

Здесь мы сразу выходим на тему доверия – доверия к людям, организациям, которые предлагают свои услуги данному сектору. Я уже упоминала о том, что предпочтение в выборе провайдера часто отдается бизнес-школам, университетам. Фигура профессора с научными степенями, печатными трудами понятна и вызывает доверие. Академический институт – это система с понятными структурой, штатом и внутренними процессами, и это тоже вызывает доверие. Что здесь может противопоставить тренинговая фирма? Каков ее штат сотрудников, сколько там собственных тренеров? И кто это такой – тренер?

Масштаб решаемых задач часто требует международного опыта, знания практик и процедур, «отшлифованных» годами применения в разных странах. Здесь востребованы ведущие консалтинговые компании, и доверие к ним – это их репутация, технологии работы, штат консультантов, способных выполнять масштабные проекты, качественная проектная документация. И что здесь могут противопоставить тренинговые фирмы?

Снова повторю, что я не вижу будущего у тренинговой отрасли в ее прежнем докризисном виде. О проблемах тренингового рынка я открыто говорила еще задолго до кризиса. Растущие рынки, сильно «подогретые» ценами на нефть, не требовали серьезных усилий от продавцов, чтобы продавать, а от менеджеров, чтобы управлять. Отсюда, учить и учиться можно было «понемногу, чему-нибудь и как-нибудь».

Сегодня спрос не на обучение, а на бизнес-результаты. Все проекты, которые мы сегодня ведем, это – проекты-решения, включающие разнообразные форматы и инструменты работы (тренинг может быть одним из них). Госзаказчики и бизнес здесь мало отличаются друг от друга. Главные темы (не программы!) для тех и других – эффективность управления, преодоление разрывов между планируемыми изменениями и их практическим исполнением, дисциплина достижения поставленных целей, постановка систем продаж, которые, наконец, должны начать продавать, быть нацелены на клиента. Показательно, что основными «закупщиками», нашими контактными лицами выступают высшие руководители, это не делегируется вниз. У меня есть все основания думать, что после кризиса эта тенденция изменения спроса только усилится.