Круглый стол. MBA на выбор

07.08.2022 / MBA в России
Наталья Клименко Источник: Карьера

Вопрос повышения собственного профессионализма актуален всегда, а весной особенно. Ведь именно в это время бизнес-школы начинают прием на свои программы. Представители лучших отечественных бизнес-школ собрались за круглым столом, чтобы помочь абитуриентам не заблудиться в огромном количестве предложений и дать несколько практических советов по выбору бизнес-школы.
   
КРИЗИС И MBA

С одной стороны, нынешняя экономическая ситуация, угроза потерять работу заставляют людей становиться если не более экономными, то уж точно более рассудительными. С другой стороны, что может быть более надежным, чем инвестиции в собственное будущее, в образование?
   
 СИНЕРГИЯ: На международном рынке бизнес-образования уже наметились основные тенденции. Массовые увольнения и значительные выходные пособия отчасти способствуют тому, что спрос на дополнительное образование, на программы MBA, не только не сокращается, а напротив, в ряде стран (например, в США и Великобритании) возрастает. Кризис — хорошее время переосмыслить свою карьеру и перспективы ее развития. К тому же у тех менеджеров, которые попали под сокращение, появилось время на обучение. При этом тенденции к понижению цен, как правило, не наблюдается, напротив, в ряде известных бизнес-школ, цены продолжают расти.
   Что касается России, то наиболее показательной ситуация на рынке бизнес-образования будет осенью, так как не все отечественные школы открывают программы весной и массовый набор приходится на сентябрь. Тогда и можно будет сделать окончательные выводы. То же можно сказать и про цены: сейчас школы определяют стратегию и политику. Могу добавить, что наша школа пока не собирается увеличивать стоимость обучения.
   МИРБИС: К сожалению, сейчас нет хороших данных, которые помогли бы спрогнозировать ситуацию. Данные последних опросов неоднозначны, по одним прогнозам спрос на программы может уменьшиться на 35%, по другим — в несколько раз.
   ИМЭБ: Вряд ли можно говорить о том, что в нашем менталитете уже сформировалась традиция профессиональной мобильности. Это вполне объяснимо и отсутствием традиций, и мизерным размером накоплений, и неопределенностью, и я бы даже сказал непредсказуемостью действий властей, хотя все это и не оправдывает отдельно взятого человека. Но представьте себя на месте потерявшего работу, а если он еще обременен семьей, кредитами? И вы думаете, он будет тратить свои небольшие накопления, если таковые у него имеются, не на свою семью, а на то, чтобы пойти учиться в надежде сменить профессию и получить работу? Скорее, он будет искать работу либо по своему профилю, либо не требующую затрат на переучивание. Поэтому сегмент возможной клиентуры для бизнес-школ не так уж и велик, в отличие от ситуации на Западе. Конечно, если не будут предприняты шаги на государственном уровне по финансированию мероприятий по переподготовке.
   МИМ ЛИНК: Осенью мы составили модель развития рынка бизнес-образования: прогнозировали падение рынка летом 2009 года примерно на 35%, а начало подъема — осенью того же года. Но уже сейчас можно сказать, что кризис будет более глубокий. Однако стоит различать рынок краткосрочных и долгосрочных программ. Так, по некоторым оценкам, рынок тренинговых услуг сократился на 80%, в то время как сокращение рынка программ МВА может составить 35%. Но, конечно, у всех ситуация будет индивидуальная. ЛИНК, например, кроме имеющихся двух программ МВА запускает еще одну — Executive MBA. Первые две проходят в формате дистанционного смешанного обучения. Третья также основана на этой технологии, но она более интенсивная и усилена практической составляющей обучения — именно то, что сегодня будет востребовано у целевой аудитории.
   ИБДА: Уже сейчас российский спрос сократился на 20-30%. Конечно, бизнес-образование — это сезонный бизнес, и безусловно, пик активности приходится на осень. Поэтому те школы, которые не делают весенних наборов — а таких довольно много, — падения спроса пока не ощущают. Остальные уменьшение числа абитуриентов почувствовали очень сильно: в некоторых школах программы не открылись вовсе, в других вместо привычных 35 человек теперь смогли набрать только 14. Стоит отметить, что это процесс неравномерный. Например, этой весной мы, как и в прошлом году, открываем три программы MBA, одна из которых — Executive MBA. Однако уже сейчас видно, что спрос будет ниже, чем в прошлые годы.
   ИМЭБ: Мы, как бизнес-школа «международного» вуза, традиционно набирали на свою программу MBA порядка 30-35% иностранцев, которые работают в России. Этой осенью ситуация существенно поменялась. Помимо того, что у нас, как и у коллег, сократилось число слушателей, гораздо меньше стало иностранных студентов. Видимо, это связано с положением тех компаний, в которых они работают. Мы пошли на активную диверсификацию предлагаемых программ и наш мониторинг показывает, что в этом сегменте со стороны иностранцев может быть спрос, в отличие от программ full-time.
   МШБ ФА: Многое зависит от того, какие у бизнес-школы слушатели. Разные отрасли испытывают разные трудности. Кого-то кризис коснулся в первую очередь, кого-то не коснется вообще. Вот мы, например, работаем в основном с банками. И мы почувствовали с их стороны увеличение спроса на короткие корпоративные программы, сфокусированные на их насущных проблемах. На открытых программах МВА мы ощущаем, что слушатели, за которых платили организации, меняют форму оплаты, начинают оплачивать свое обучение самостоятельно. Поскольку мы изначально рассчитывали на открытый рынок, считаем, что кризис не очень повлияет на набор. Те, кто платил за себя сам, продолжают это делать.
   МИРБИС: Мы столкнулись с противоположной ситуацией. Еще осенью мы предположили, что более привлекательны будут именно короткие, особенно антикризисные программы. Но программы повышения квалификации никакого увеличенного спроса не показали. С другой стороны, мы начали традиционный весенний набор на программы МВА, и пока интерес к ним не ниже, чем в прошлом году. При этом цена осталась прежней — 480 тыс. руб.
   Заморожен, конечно, корпоративный рынок. Например, у нас число запросов сократилось на 30%. Но здесь меняется структура спроса. Так, запрос идет на тренинги для тренеров (сейчас компании нацелены на создание собственных систем обучения, подготовку внутренних тренеров, накопление и передачу внутреннего опыта), появился запрос на новые форматы (например, проблемные семинары с элементами консалтинга).
   МИМ ЛИНК: По данным Яндекс-Директ, по сравнению с прошлым годом количество запросов по темам «бизнес-образование» и «профессиональная переподготовка» вырос в два раза. Причем этот рост начался именно в сентябре, когда Россия вступила в кризис. А если говорить исключительно о дистанционном обучении, которое в период кризиса, как правило, более востребовано, то количество запросов по сравнению с прошлым годом выросло в 100 раз.
   
ВЫБИРАЕМ ШКОЛУ
  

Принять решение о том, как распорядиться своими сбережениями, это только начало пути. Перед теми, кто предпочел образование, встает другой вопрос: какую школу и какую программу выбрать? Ведь если уже после поступления окажется, что программа вам не подходит, поменять что-либо без потери вложений практически невозможно. А значит, выбирать нужно вдумчиво и тщательно.
   
   ИМЭБ: Я бы, наверное, начал с того, что посмотрел, на какие специальности есть спрос. Потому что заниматься самоподготовкой, не думая о том, где ты потом найдешь свое применение, бесполезно. Так что вначале надо узнать, какие секторы рынка наиболее перспективны, а потом уже задуматься о том, где и как готовят таких специалистов.
   ВШКУ: Для топ-менеджеров современных компаний, особенно получивших не бизнес-образование, обучение на программе МВА обязательно. Руководить компанией, не зная маркетинга, основ стратегического, финансового управления, управления человеческими ресурсами, делегирования полномочий, крайне трудно. Вместо проб и ошибок, постоянного «изобретения велосипеда», исправлений собственных просчетов лучше получить систематизированное образование и необходимые навыки, которые востребованы самой жизнью, практикой управления бизнеса.
   МШБ ФА: Порой на программу МВА приходят люди, которых интересует второе высшее образование. То есть они хотели бы просто приобрести знания, например в финансах. И их путает, сбивает с толку специализация программы МВА. МВА — это, прежде всего управление! И об этом нужно помнить поступающим на программу.
   ИБДА: Если есть твердое решение, получить бизнес-образование на дженералистской программе MBA, то начинать стоит с выбора школы: отобрать несколько хороших, качественных бизнес-школ и посмотреть, какие в этих школах есть программы.
   ВШКУ: Надо определиться, чего ты вообще хочешь. Если бы я пошел учиться, для меня было бы очень важно, кто выпускники. Я хотел бы учиться среди «своих»: чтобы был приблизительно мой возраст, люди определенного круга и т.д. Поэтому и программу выбирал бы соответствующую.
   ИМЭБ: Мы ежегодно проводим опрос среди своих слушателей. И в ответах на вопрос «Каковы были критерии выбора именно этой программы» на первом месте у всех стоит оценка выпускников. В основном на программу приходят люди, которые получили благоприятные отзывы тех, кто отучился. На втором месте стоит набор дисциплин, и на третьем — организация учебного процесса (по вечерам или по субботам).
   ВШКУ: Немаловажную роль при выборе методики поиска бизнес-школы играет возраст. Так, молодые (20-28 лет) используют все современные технологии, а люди более старшего возраста (35-40 лет) предпочитают советы друзей и чаще приходят по рекомендации.
   МШБ ФА: Мы не упомянули еще один важный критерий выбора бизнес-школы — близость к дому и удобство подъезда. Особенно это важно для москвичей, для слушателей вечерних программ.
   ФИТБ: Что касается выбора школы или программы, то год назад я, не задумываясь, сказал бы: сначала школа, репутация, бренд. Но сейчас, мне кажется, повысилась значимость содержания программы и соотношения «цена-качество». Люди вынуждены лучше считать деньги и не готовы больше переплачивать за бренд школы. Учебный план, преподаватели, расписание — раньше на это почти не обращали внимания.
   В условиях вчерашнего рынка труда за название школы в дипломе были готовы переплачивать, это было определенной гарантией трудоустройства. Сейчас же требуются профессиональные компетенции, поэтому люди выбирают программу, отвечая себе на вопрос: «Чему конкретно я там научусь, на какую позицию я потом устроюсь?»
   ИБДА: Абитуриенты резко изменились после начала кризиса: стали более внимательны, вдумчивы, требовательны, они все подробно выясняют и по содержанию плана, и по преподавателям — это правда.
   МИМ ЛИНК: Очень важно, в какой форме бизнес-школа дает знания — преподает ли по традиционной университетской технологии (лекции, семинары) или использует практико-ориентированные подходы, когда студент получает от своего образования результат практически после первого занятия. В настоящий момент результативность обучения выходит на первый план. Поэтому при выборе школы необходимо обращать внимание и на то, какие образовательные технологии она использует.
   ВШКУ: Большинство российских программ, в том числе и наша, основаны на сочетании учебы и работы. Это, конечно, тяжело, но имеет ряд конкурентных преимуществ. Так, работающий человек может сразу применять на практике полученные в ходе обучения знания без потери времени. Москвичам удобнее посещать занятия вечером, после работы, или на программе «выходного дня» (обучение проходит в пятницу, субботу и воскресенье). У нас традиционно много слушателей из регионов. Они учатся по очно-заочной системе, что позволяет им одновременно и учиться, и работать.
   ИБДА: Здесь очень много говорилось о различного рода формальных критериях. Они, безусловно, важны. Но нужно понимать, что ничто не заменит живого восприятия атмосферы бизнес-школы. Необходимо обязательно прийти на день открытых дверей, поговорить с деканом, руководителем программы, профессурой, выпускниками, слушателями, посмотреть офисные помещения, увидеть фотографии выпускников, найти там знакомого, позвонить ему потом… и тогда многое станет понятно.
   МИРБИС: Мы всегда приглашаем абитуриентов пройти в любую из аудиторий, посидеть на занятиях, увидеть в работе преподавателя, тут же поговорить со слушателями. Есть возможность дополнительно походить и на открытые лекции, которые мы проводим. Зачастую именно возможность немножечко побыть студентом помогает сделать окончательный выбор.
   

ЗАЧЕМ НУЖНЫ РЕЙТИНГИ И АККРЕДИТАЦИИ?
  


Сколь бы подробна ни была информация, собранная о приглянувшихся школах, сравнить несколько бизнес-школ по множеству параметров — задача довольно трудная. К счастью, существует немало рейтингов, а некоторые из школ имеют аккредитацию различных ассоциаций бизнес-образования. И то и другое может стать неплохим подспорьем при выборе школы. Так о чем же могут рассказать рейтинги и аккредитации?
   СИНЕРГИЯ: Абитуриенты всегда проявляют большой интерес к рейтингам и международным аккредитациям. Хорошо, когда у бизнес-школы есть и то и другое, но так бывает не всегда. В чем различие между ними? С одной стороны, критерии достаточно сходные: преподаватели, карьера выпускников, цитируемость профессоров и т.д. Но в рейтинге школы сравнивают друг с другом, и все зависит от того, кто в нем участвует. В итоге школа, занявшая первое место, может оказаться далеко не лучшей. Если же говорить о международной аккредитации, то здесь школы сравнивают с международными стандартами, а это высокая планка. И поэтому аккредитация, конечно, более надежный показатель. К тому же аккредитация дается, как правило, на несколько лет. А положение бизнес-школ в рейтингах может резко меняться даже за короткое время в зависимости от выбранных критериев и состава участников.
   МИРБИС: Международная аккредитация важна для бизнес-школы. Необходимо проанализировать деятельность учебного заведения свежим взглядом, с привлечением сторонних экспертов, оценив свою работу по иной системе критериев. Аккредитация дает возможность сравнить, что делают здесь и что там, использовать новый опыт.
   Не должно быть такого отношения к международным аккредитациям: «нам не нужны чужие стандарты, и вообще — мы лучше».
   

РОССИЯ VS ЗАГРАНИЦА
  

Во многом бизнес-образование в нашу страну пришло из-за рубежа. Первые программы и учебники были переводными. Конечно, сегодня российские бизнес-школы предлагают слушателям собственные разработки (как программы, так и учебные материалы). Однако споры о том, где лучше получать бизнес-образование — в России или за рубежом, — не утихают до сих пор.
   
   ИБДА: Здесь по-моему ответ простой. Если вы собираетесь работать на Западе или в западной компании в России, то, наверное, имеет смысл пойти в западную школу бизнеса. Если вы собираетесь работать в России, ваш бизнес в основном здесь, определенно, нужно идти в российскую бизнес-школу. Потому что у нее есть преимущество перед западной. В хорошей российской школе бизнеса большинство преподавателей учились за рубежом, они владеют теми методиками, которые используются в западных бизнес-школах. Но, кроме этого, они знают современную российскую ситуацию, и они понимают, какие методики и технологии применимы здесь, а какие нет. И если вы будете работать в России, однозначно — российская школа бизнеса.
   ВШКУ: Мы много лет проводили эксперименты с приглашением западных преподавателей: из Швейцарии, Германии, Франции, Англии, Америки. И какими бы гуру они ни были, они всегда получали довольно среднюю оценку слушателей. Языковой барьер, культурный барьер… Поэтому для людей, которые собираются жить и работать в России, отечественные преподаватели, знающие западный опыт, предпочтительнее.
   

УЧАСТНИКИ КРУГЛОГО СТОЛА
  
   Елена Бешкинская, первый проректор по стратегическому развитию Московской международной высшей школы бизнеса «МИРБИС».
   Юрий Чеботарь, заместитель директора Центра финансовых программ MBA Московской международной высшей школы бизнеса «МИРБИС».
   Михаил Григорьев, проректор по маркетингу Международного института менеджмента ЛИНК.
   Наталия Жеребенкова, директор по рекламе и PR Международного института менеджмента ЛИНК.
   Сергей Календжян, декан Высшей школы корпоративного управления (ВШКУ) АНХ при правительстве РФ.
   Лариса Карташова, проректор Института экономики и финансов «СИНЕРГИЯ».
   Елена Лидэ, замдиректора Международной школы бизнеса Финансовой академии при правительстве РФ (МШБ ФА).
   Тамара Рыжикова, руководитель Учебно-методического отдела и кафедры «Инновационный бизнес» Международной школы бизнеса Финансовой академии при правительстве РФ (МШБ ФА).
   Александр Чеканский, декан факультета стратегического управления ИБДА АНХ при правительстве РФ.
   Юрий Мосейкин, директор Института мировой экономики и бизнеса (ИМЭБ) Российского университета дружбы народов, член совета РАБО.
   Константин Хомкин, заместитель декана факультета инновационно-технологического бизнеса (ФИТБ) АНХ при правительстве РФ.