О ситуации на рынке труда: Чего ждать от кризиса медиасообществу?

Алиса Кустикова Источник: Лениздат.Ру

Мощная волна кризиса, обрушившаяся на рынок труда в конце прошлого года, первой затронула медиаотрасль. Сокращения и реорганизация коснулись практически каждой редакции. Чего ждать от кризиса медиасообществу?

О ситуации на рынке труда рассказывает директор петербургского филиала HeadHunter Юлия Сахарова.

Расскажите, пожалуйста, что сегодня происходит в медиасфере. Применительно ли говорить о второй волне сокращений?

— Львиная доля тех, с кем хотели расстаться компании вне зависимости от отраслевой принадлежности, была сокращена еще в четвертом квартале 2008 года. Те сокращения, которые происходят сейчас, в меньшей степени связаны с общим сокращениями штатов. Сегодняшние процессы отчасти связаны с реструктуризацией бизнеса, отказом от убыточных направлений и дублирующих функций, а отчасти – с тем, что компании либо сворачивают свою деятельность, либо ликвидируют бизнес вообще. Нынешняя ситуация – время стабилизации. Количество открытых вакансий перестало падать. Однако сокращения были настолько мощными, что сегодня количество соискателей, находящихся в активном поиске работы, очень велико. Так, если в августе на одну вакансию в сфере СМИ откликалось в среднем 69 человек, то в конце февраля число откликов выросло до 170.

Как в связи с этим меняются требования к специалистам?

— В последние годы компании расширяли штат, открывая вакансии маркетологов, пиарщиков, специалистов бэкофиса, рекламистов, HR-ов. При этом функции специалистов дифференцировались, что всегда происходит при естественном развитии профессии. Сейчас в связи с кризисом количество функций у одного специалиста снова увеличивается и компании возвращаются к тому, чтобы соединить обязанности нескольких сотрудников в одну должность. К примеру, по законам развития журналистской профессии появились люди, которые освещали события в одной определенной отрасли. Сейчас востребованы специалисты, которые готовы писать материалы обо всем (экономике, политике, культуре, рынке труда) – качество работы от этого страдает. К сожалению, кризисные процессы ведут с точки зрения дифференциации функционала к откату на 4-5 лет назад.

Получается, для профессии кризис негативен?

— На этот вопрос нельзя дать однозначного ответа. С одной стороны, это полезно профессионалам — в кризисной ситуации люди вынуждены учиться. Они расширяют диапазон своей деятельности, повышают познания в близлежащих отраслях. С другой стороны, это вредно для самой профессии, потому что рынок потратил значительное время на специализацию и разделение функционала. Сейчас же зачастую от специалиста хотят совмещения обязанностей: «ты нам маркетинг сделай, рекламную кампанию проведи, пропиарь в СМИ и, что тебе стоит, нарисуй модуль». Стараясь успеть многое в разных отраслях, сотрудник автоматически превращается в дилетанта, растет вширь, а не вглубь профессии.

В начале кризиса много говорилось о том, что журналистика в силу своей востребованности населением пострадает меньше других специальностей медиаотрасли. Прогноз сбылся?

— На мой взгляд, эта позиция основывалась на неверных исходных данных. Сейчас идет реорганизация активов компаний, в том числе и медийных. Холдинги анализируют, какие из СМИ для них по-прежнему ценны и доходны. Проекты, которые практически не приносят прибыли, а только «проедают бюджет», безжалостно закрываются.Мне кажется, что от кризиса пострадали в большей степени журналисты, затем рекламисты и PR-специалисты, и на последнем месте — маркетологи. С точки зрения ценности для бизнеса выстраивается именно такая иерархия специальностей медиаотрасли. Маркетологи, которые просчитывают: куда идти со своим товаром, куда его можно продать — более актуальны для компании. Также стоит отметить, что большинство вакансий в СМИ на данный момент составляют менеджеры по продаже рекламы.

Когда можно ждать позитивных изменений на рынке?

— Спад на рынке труда был резким, сейчас наблюдается период стабилизации, следовательно, подъем будет постепенным. В целом 2009 год — самый тяжелый для экономики и медиаотрасли, он может обозначить кардинальные сломы карьеры. В 2010-2011 годах рынок труда ждет медленный, неспешный рост. Связано это обстоятельство с человеческим фактором. «Обжегшись» и сократившись, руководители компаний поняли, что могут работать без «раздутого» штата, соответственно, даже при улучшении ситуации набирать сотрудников будут неспешно и робко. Зарплаты также не скоро вернутся к докризисному уровню. Сейчас открытые позиции выпускающих редакторов предлагают зарплату 20-30 тыс. рублей, корреспондентов – 10-20 тыс. рублей. Если перегретость рынка и возникнет вновь, то произойдет это не раньше 2015 года. В любом случае рост вакансий и зарплат начнется, когда произойдут положительные сдвиги в экономике, пойдет рост продаж, компании возобновят планы развития и активизируют свою рекламную активность.

По всей видимости, ждать позитивных изменений придется долго. Что делать тем, кто потерял работу сегодня?

— Есть два варианта. Первый — любой ценой остаться в профессии. Быть готовым к тому, что вакансий на рынке ноль, месяц-два искать работу и, не найдя ее, перебиваться фрилансом. Иными словами, «сохранять ниточку того, что я не ушел из профессии, а в ней продолжился». Это очень трудный путь для специалистов. Второй вариант – когда человек сталкивается с серьезными экономическими трудностями. В этой ситуации люди рассматривают вакансии самого широкого диапазона. На форуме экономически активных граждан я беседовала с соискателем, работающим в сфере маркетинга. Он рассказал: «Мне нужны деньги, я не могу сейчас найти работу. Если я пойду сейчас бомбить на машине, найду временную работу, как на меня посмотрят работодатели через год, когда я вернусь в профессию?» Это хороший вопрос.

Действительно, как работодатели будут относиться к специалистам, которые покинули профессию в кризисные времена? Какой статус в таком случае приобретут «выжившие» в профессии?

— Это будут закаленные бойцы, и если экономическая ситуация и нервы позволяют пройти через кризис, такие кадры будут иметь особенную ценность. Но и те, кто временно ушел из профессии, могут не переживать. Скорее всего, вопросы «Почему вы не занимались профессией?» будут задаваться работодателем с пониманием, во многих случаях ясно, что ситуация была вынужденной. Конечно, все это верно при условии, что профессия не требует постоянной практики и долгий перерыв чреват потерей квалификации.

Ситуация с профессионалами более или менее ясна, а что делать выпускникам?

— Сегодняшняя ситуация на рынке труда усложняется перепроизводством специалистов в гуманитарной сфере. Дело в том, что Петербург — интеллигентный город, и у нас не принято, чтобы мальчики и девочки из нормальных семей шли работать на завод. Бизнес высшего образования стал развиваться достаточно серьезно, и стало ясно, что именно гуманитарное образование позволит вузам зарабатывать деньги. Трудно заработать деньги на технических специальностях, которые требуют серьезных вложений в материальную базу. Гораздо проще и дешевле открыть гуманитарные кафедры, не требующие дорогого оборудования.В итоге к началу кризиса чуть ли не в каждом петербургском вузе существовала кафедра по связям с общественностью, кафедра маркетинга или рекламы. По популярности эти специальности занимают второе место среди выпускников Санкт-Петербургского политехнического университета, ИТМО, ЛЭТИ, Финэка. В этой сфере работают, работали или хотят работать от 12 до 20 % их выпускников. Стоит отметить, что позитивное действие кризиса проявляется в том, что люди, которые пришли в профессию без горячего желания заниматься ей всю жизнь, скорее всего, переквалифицируются.

Какой специалист сегодня востребован в отрасли? Какими качествами он должен обладать, чтобы рассчитывать сегодня либо остаться на своем рабочем месте, либо найти его?

— Очевидно, что шансов больше имеет профессионал с солидным опытом работы. Кроме того, важно быть готовым к тому, что в вашей работе появятся новые зоны ответственности. Понятно, что кризис пройдут люди активные и с «акцентом на креативность». Необходим оптимизм. Часть руководителей могут отказаться даже от хороших специалистов из-за того, что его психологические качества вызывают упадок сил духа у коллег. Дело в том, что сейчас для специалистов психологически тяжелое время: тот подъем производительности труда, который произошел в четвертом квартале 2008 года, когда все стали усиленно работать, затих. В большинстве компаний производительность либо упала, либо осталась на прежнем уровне. Люди находятся в ситуации дистресса – невозможно слишком долго находиться в ситуации страха и «рвать жилы». Рано или поздно становится все равно. Но это безразличие тоже пройдет, и в середине года произойдет определенная стабилизация настроений. Сегодня работодатели могут выбирать. Раньше гнались за талантами, предлагая им различные бонусы и социальные блага, сегодня соискатели охотятся за вакансиями, конкурируя не только за счет профессиональных качеств, зарплатных ожиданий, но и личных качеств. К сожалению, профессионализм — не гарантия трудоустройства… Это вызывает немалое осуждение у других сотрудников, «увольняют профессионалов, оставляют далеко не лучших», комментируют ситуацию они. Сокращают и людей, с которыми просто неудобно работать.

У работодателей есть возможность диктовать свои условия, пользуясь ситуацией кризиса. Стоит ли ей пользоваться?

— Нужно понимать, что компании находятся в сложной ситуации: невозможность кредитования, сужение рынков сбыта, падение продаж, высокие расходы на персонал. Однако и сейчас есть компании, которые проходят кризис с «человеческим лицом», занимаясь своим брендом как привлекательного работодателя. Необходимо воспитывать эту ментальность. Как не было бы плохо, важно понимать, что люди – основной ресурс, на котором компании делают деньги. Недальновидно в условиях кризиса разбрасываться людьми, обманывать их, «выжимать соки», тем самым формируя негативные эмоции и обиду по отношению к компании. Тем более если говорить о СМИ, то в медиасообществе и в Интернете подобные события получают мгновенную огласку и могут нанести сильный вред репутации компании на рынке.