Долгая дорога в бизнес-школу

Financial Times Источник: Begin Group

Сезон подачи документов в бизнес-школы начался. Большинство выпускников МВА начнут пользоваться профессиональными, интеллектуальными и социальными преимуществами. Однако и они, в свое время, готовили application package, что было совсем нелегко.
Далее своими размышлениями поделится Поль Шепард, студент школы Wharton.

Примерно в это же время (в октябре) в прошлом году я начал формировать свой пакет документов. До этого я 3 года работал в инвестиционном банке в Лондоне. Несмотря на то, что работа мне нравилась, я сознавал: карьерные перспективы здесь безрадостные. Я хотел чего-то другого, но не имел точного представления, как этого достичь.
Бизнес-школа привлекла меня тем, что способствует приобретению деловых навыков, расширению возможностей при выборе области карьеры, а также учеба дает время, чтобы определиться с тем, чего я хочу достичь.
Учитывая причины, по которым я хочу получить степень МВА, я решил подавать документы только в американские школы, предлагающие двухгодичные программы. Обычно в американских школах на первом году преподаются основные дисциплины, а на втором году – множество факультативных курсов, когда студент сам может выбрать интересующие его предметы (в соответствии с будущей специализацией). В пользу американских школ «говорили» также возможности финансирования обучения, например, я рассчитывал получить стипендию.
Сейчас я студент – первокурсник в школе Wharton, те 6 недель, что я здесь провел, произвели на меня благоприятное впечатление. Но я до сих пор не забуду, насколько сложным был процесс подготовки пакета документов.
Первой преградой на пути был тест GMAT. Его я сдавал дважды. Сначала я почти не готовился к нему, поэтому получил очень низкий результат, с которым меня бы не приняли в бизнес-школу. Затем я потратил на подготовку целый месяц: занимался по учебникам, посещал специальные курсы, делал пробные компьютерные тесты. Мои друзья говорят, что в тот период со мной было скучно и неинтересно общаться. Однако мои усилия не прошли даром: я пересдал GMAT на высокий балл.

Важная проблема – написание эссе.

Другая сложность заключалась в написании эссе. На это у меня ушло 2 месяца (включая рождественские праздники!). Я помню, как на Новый год мы с братом сидели в моем офисе и перечитывали эссе после пятого исправления.
Мои друзья, которые были уже выпускниками МВА, советовали мне отнестись к эссе как к самой главной составляющей пакета документов. Очень редко интервью значит для школы больше, чем эссе.
Вопросы эссе у каждой школы свои, они могут сильно отличаться друг от друга. Например, Wharton просит будущих студентов написать о «своих задатках лидера и опыте совместной работы в команде», Стэнфорд – о том, что «вы больше всего цените и почему», Гарвард – «опишите определенный момент вашей жизни». В Гарвард можно написать о том, что вы путешествовали на корабле, который вдруг начал тонуть. И когда вы еле держались на воде с помощью деревянной доски, вас чуть не съела акула. Именно тогда вы и поняли, что хотите поступить в Гарвард. Это шутка, но в ней есть элемент и
стины. Я же хотел, чтобы в моих эссе отражались мои положительные качества.
Представители бизнес-школ говорят, что стараются набрать разнородный класс студентов МВА, так как все будут учиться не только у профессоров, но и друг у друга. Памятуя об этом, я в своих эссе стремился выделиться из остальной массы кандидатов. Я делал акцент на том, чему научился за время работы (после окончания университета я в течение года жил в Париже, 2 года работал у политического деятеля, затем перешел в инвестиционный банк).
В эссе я затрагивал и другие темы: чего хочу достичь в карьере, значимость общественной деятельности, которой я занимался, мое восхищение бабушкиным чувством юмора.

Рекомендации.

Рекомендации мне писали люди, с которыми я работал в инвестиционном банке, а также те, с кем сотрудничал, будучи политическим исследователем. Теперь, глядя в прошлое, я думаю, что было бы лучше иметь рекомендацию от тех, с кем я занимался общественной деятельностью. Это было бы «дополнительным штрихом к моему портрету» и помогло бы еще сильнее отличиться.
Я посещал информационные встречи, проводимые в Лондоне представителями американских школ. Выпускники настоятельно советовали мне посетить кампусы школ, но, к несчастью, я не мог отпроситься с работы. Сейчас я жалею об этом. Визиты в кампусы помогают почувствовать атмосферу школ, понять, чем они отличаются одна от другой. Мне было бы легче готовить документы в школу, которую я посещал.
Но я сумел избежать ошибок, какие совершили некоторые абитуриенты. Один кандидат красиво упаковал свой пакет документов, другой указал в заявлении ссылку на свой личный веб-сайт (где можно лучше ознакомиться с его кандидатурой) и т. д. Такие попытки произвести впечатление оказались безуспешными.
Отправив документы, я 2 месяца ждал ответов от школ. В это же время я прошел интервью в школе Wharton и Stern (New York University). Стэнфорд и Гарвард интервьюируют кандидатов из Лондона только по приглашениям, отдавая предпочтение тем, в ком они заинтересованы. Меня не пригласили ни в Гарвард, ни в Стэнфорд.
В конце февраля начали приходить ответы. Мне предложили зачисление Wharton и Stern, в Стэнфорде отказали, а Гарвард поместил меня в лист ожидания.
Я сразу захотел в Wharton, эта школа получила мировое признание, среди ее сильных сторон – преподавание финансовых дисциплин, что очень соответствует моим карьерным устремлениям. Потом я посетил Гарвард, Wharton, Stern, и инстинктивно почувствовал, что лучше всего мне подходит Wharton. Поэтому теперь я здесь, в школе Wharton.