Уроки в пустоте

Алексей Леонтьев «Эксперт Северо-Запад»

Обучение предпринимательству – необходимость, осознанная университетской средой, но не обществом. Тем не менее усилия учебных заведений полезны: они постепенно сформируют новое отношение к частной инициативе

Новые тенденции развития мировой экономики ставят перед бизнес-школами задачи подготовки нового поколения менеджеров, не только хорошо выполняющих функции делового администрирования, но способных генерировать инновационные идеи и проекты. Как этот тренд повлияет на отечественное бизнес-образование? Каким оно должно стать? Эта тема была заявлена главной на круглом столе «Образование и предпринимательство», организованном журналом «Менеджмент роста» и Центром предпринимательства «США – Россия» при партнерстве Высшей школы менеджмента СПбГУ.

Но в ходе обсуждения стало ясно, что проблема не решается в рамках образовательной сферы: силами вузов и бизнес-школ создать слой успешных предпринимателей невозможно. Развитие креативного мышления, способности самостоятельно действовать и других предпринимательских качеств начинается еще в школе, продолжается в течение всей жизни человека и в значительной степени зависит от компании, где он работает. Пока среда в России скорее препятствует формированию этих качеств. Тем не менее действия учебных заведений, составляющих образовательные программы с учетом интересов предпринимателей, небесполезны. Эти усилия, хоть и медленно, будут способствовать новому восприятию частной инициативы обществом. 

Их много и они нужны

Раньше под предпринимательством понимали создание новых фирм. Сейчас в мире это понимание признается устаревшим. Для любой компании, малой или очень большой, успешная конкуренция невозможна без создания новых бизнес-идей. Поэтому, как подчеркивает декан Высшей школы менеджмента СПбГУ Валерий Катькало, люди, обладающие способностью к предпринимательству, востребованы не только в момент рождения бизнеса, но и на всех этапах его развития. Именно поэтому, по мнению Катькало, в современной бизнес-школе идеология предпринимательства должна пронизывать все программы обучения – начиная с бакалавриата и заканчивая Еxecutive MBA.

Но как учить особому способу мышления, который отличает предпринимателя? По словам директора Российской ассоциации по обучению предпринимательству Людмилы Моргулец, специфика такого обучения в том, что в него входит не только передача знаний, но в значительной степени развитие навыков и формирование самого желания быть инноватором. Помимо мотивации к созданию нового, дополняет мысль Людмилы Моргулец преподаватель факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Егоров, набор характерных черт предпринимателя включает стремление к самостоятельности и готовность рисковать.

Распространено мнение: все эти качества в совокупности составляют талант предпринимателя, которым наделены от природы очень немногие. На самом же деле, как отмечалось на круглом столе, предпринимательский потенциал присутствует у многих. Тридцатилетняя преподавательская практика исполнительного директора Института Бейстер (США) Раймонда В. Смайлора позволяет ему утверждать, что этой способностью наделена подавляющая часть студентов.

К подобным выводам о способностях студентов приходят и у нас. В частности, заместитель декана факультета инноватики Санкт-Петербургского государственного технического университета Виктор Тисенко рассказывает, что у половины его студентов потенциал предпринимателей выявляется при проведении первых же тестовых работ. Директор Открытой школы бизнеса Борис Федоров, чей опыт свидетельствует о том же, объясняет, откуда берется мнение о предпринимателях как об исключительных людях. «Все люди по характеру примерно поровну делятся на адаптеров и инноваторов, – говорит Федоров, – и среди последних есть личности, способные к саморазвитию без посторонней помощи. Но если поддерживать и направлять инноваторов, то все они могут стать предпринимателями. Такая поддержка, конечно, оказывается далеко не всегда».

Больше практики

Специалисты считают, что определение набора дисциплин – не главная задача при разработке образовательной программы для предпринимателей. Более актуальный вопрос – создание среды, максимально благоприятной для развития предпринимательских задатков. Классическая система образования с ее ориентацией на лекционные занятия «убивает» предпринимателей, считает Раймонд В. Смайлор. Чтобы привить особый способ мышления, нужны, соответственно, особые формы обучения. Одна из них – непосредственное общение с носителями этой идеологии. Практически все известные предприниматели начинали с нуля, и многие готовы рассказать, как они развили свой бизнес, с какими сталкивались проблемами и как их решали, рассказывает Смайлор. Вице-президент медицинского холдинга «Вероника» Игорь Пронин отмечает, что российские предприниматели открыты так же, как и западные, и готовы делиться опытом.

Но, конечно, гостевых лекций и мастер-классов недостаточно. Развитию предпринимательских навыков в значительной степени способствуют ролевые командные игры, в рамках которых студенты за ограниченный период времени должны создать собственный бизнес-план или предложить идею нового бренда, продукта, проекта. Такая практика возможна в российском бизнес-образовании, и новые формы обучения постепенно появляются. Конкурсы лучших бизнес-проектов, проводимые ведущими бизнес-школами совместно с западными компаниями, по словам Валерия Катькало, также играют немаловажную роль в обучении.

Слишком жесткий бизнес

Но одной установки на развитие предпринимательских элементов в образовании недостаточно. Необходимо, чтобы новую идеологию понимала и разделяла большая часть общества. Поскольку такое понимание отсутствует, возникают ощутимые трудности в становлении предпринимательской идеологии в российском бизнес-образовании. Как ни странно, одну из самых серьезных проблем создает бизнес – казалось бы, сторона, максимально заинтересованная в инициативных людях.

«На мой взгляд, – считает партнер Группы OBI в Северо-Западном федеральном округе РФ Владимир Неровный, – лишь немногие компании в состоянии рационально использовать предпринимательские навыки своих менеджеров». Большинство крупных компаний в лучшем случае держат на заметных позициях несколько менеджеров, имеющих предпринимательские способности. И не всегда у этих менеджеров достаточно полномочий, чтобы реализовать новаторские идеи. Более того, авторитарный стиль управления, во многом свойственный российскому среднему и крупному бизнесу, зачастую выдавливает из  корпораций предприимчивых людей. И это характерно в том числе для компаний, которыми руководят предприниматели, сами построившие бизнес.

Как убежден Олег Савченко, консультант по организационному развитию Шведского института менеджмента, проблема делегирования полномочий – одна из ключевых для отечественного бизнеса. «Российские предприниматели, – замечает Савченко, – очень неохотно передают полномочия подчиненным, слабо представляют, каким образом это делать, и из-за этого зачастую несут огромные потери». В условиях жесткого подчинения новые идеи не приживаются. Их носители, как правило, постепенно теряют привычку проявлять инициативу. Конечно, те компании, которые готовы использовать потенциал своих сотрудников по максимуму и предоставляют им достаточную свободу действий, добиваются впечатляющих успехов. Но таких компаний мало.

Собственно, и преподавателям – даже на экономических факультетах и в бизнес-школах – трудно играть роль генераторов развития предпринимательства. «Ведь, если говорить честно, в среде профессоров пока не сформировалось новое отношение к предпринимательству. Оно не сформировалось в том, что касается базовых установок, идеологии», – утверждает Людмила Моргулец. Правда, постепенно, по мере обновления преподавательского состава, эта проблема будет решаться.

Есть другая сложность: как замечает преподаватель Высшей школы менеджмента СПбГУ Ольга Верховская, вузы и бизнес-школы имеют дело со студентами, у которых стремление к инновационной деятельности уже сильно подавлено средней школой. Поэтому развитие креативного мышления и других предпринимательских навыков надо начинать как можно раньше – даже не в старшей, а в средней школе, считает Людмила Моргулец.

Насильно в рай

В Америке, как рассказывает Смайлор, смещение акцента в образовании происходило, с одной стороны, под влиянием запросов рынка – в экономике заметно увеличилось количество инновационных компаний. С другой стороны, новых форм обучения потребовало общество в лице своих молодых представителей. Студенты заявляли, что не хотят работать в крупных корпорациях на позициях наемного работника, они хотят основать свою компанию и, соответственно, стремятся получить необходимую для этого подготовку.

Пока в России столь четкий запрос со стороны общества не сформирован. Экономика от этого страдает и уже власть начинает бить тревогу. В частности, Российской венчурной компании (РВК) предстоит через фонды инвестиций вложить около 30 млрд рублей в развитие отечественного инновационного бизнеса. Но выясняется, что вкладывать не в кого: не сформировалась критическая масса грамотных венчурных предпринимателей. Поэтому Министерство экономического развития и торговли совместно с группой специалистов из сферы образования готовит программу по обучению технологическому предпринимательству.

Ясно, что предпринимательство не ограничивается венчурной сферой, да и в целом специальные программы и курсы не решат проблемы. Как говорилось выше, идеология предпринимательства должна «пропитать» всю систему образования, и это не произойдет в один момент. Усилия бизнес-школ – конкурсы, курсы, ролевые игры для студентов и действующих менеджеров – со стороны пока воспринимаются как модные фишки университетской среды. «Хотя, – отмечает Владимир Неровный, – это, безусловно, правильные фишки. Они медленно создадут критическую массу подготовленных специалистов, которые, в свою очередь, будут способствовать изменению отношения к предпринимателю в обществе».