Пора сменить воротнички

Вера Колерова Источник: Бизнес-журнал

Государство, бизнес и образовательные учреждения давно пытаются вступить в «тройственный союз», чтобы повысить качество начального и среднего профессионального образования. Возможно, у них это все-таки получится —  на базе так называемых ресурсных центров.

Российские выпускники упорно не желают надевать «синие» воротнички и пополнять ряды рабочих, даже высококвалифицированных. Аббревиатура «ПТУ»  до сих пор — страшилка для лоботрясов, а вовсе не обещание достойной работы и такого же заработка. Молодежь рвется на студенческие скамьи, не подозревая о том, что к 2010 году, по данным экспертов, каждый второй обладатель диплома о высшем образовании останется не у дел. Между тем предприятия страны остро нуждаются в квалифицированных рабочих. Так, по данным Петра Анисимова, начальника управления учреждений образования Федерального агентства по образованию, высшее образование обеспечивает подготовку специалистов на 60%, среднее профессиональное образование — на 13%, начальное — на 15%. В то время как потребность экономики в специалистах с высшим образованием составляет 35%, со средним — 45% и с начальным профессиональным образованием — 20%.

Впрочем, кроме массового отвращения к званию «рабочий» есть еще и проблема низкого качества начального и среднего профессионального образования, отсутствия современной материально-технической базы для обучения на практике и несовпадения ожиданий работодателей и уровня подготовки молодых специалистов. Бороться с этой напастью решено с помощью отраслевых ресурсных центров на базе учебных заведений. И они уже создаются:  до конца года планируется открыть 23 РЦ, в 2008 году —  в два раза больше.

Что такое ресурсный центр? Это центр обучения на базе среднего образовательного учреждения с современной материально-технической базой. Причем здесь могут проходить обучение студенты нескольких учреждений профобразования: как заметил один из участников конференции, ресурсные центры устроены «по сетевому принципу». Работодатели при этом тоже не остаются в стороне: по идее, им предоставляется возможность участвовать в деле воспитания своих будущих кадров —  и «заказывать» нужных сотрудников. Создание РЦ финансируется в основном за счет государства и самих образовательных учреждений, однако планируется подключить и бизнес.

Как будут функционировать ресурсные центры, чего от них ждать и какие задачи они должны решить —  эти вопросы представители образовательных учреждений и производственных предприятий обсуждали на онлайн-конференции «Известий».

Никто не станет спорить с тем, что работодатели —  предприятия — кровно заинтересованы в повышении качества образования и престижа профессии «рабочий». Однако же очень часто их участие в сем благом деле ограничивается громкими словами. «К сожалению, в подавляющем большинстве случаев главную роль в создании ресурсных центров выполняют не работодатели, а государство в рамках реализации национального проекта «Образование» и сами учреждения образования», — заметил один из участников конференции Вадим Шутов, директор Сургутского профессионального колледжа. «К сожалению, к инвестициям в будущих профессионалов готовы не многие предприятия», — добавил Виктор Демин, директор Красногорского оптико-электронного колледжа Московской области. Действительно, государство в рамках нацпроекта «Образование» выделило 1,8 млрд рублей на развитие инновационных образовательных программ в образовательных учреждениях начального и среднего профобразование и подготовку кадров. И этими деньгами нужно правильно распорядиться. «Фактически за полгода учреждения образования, не имеющие серьезного опыта и необходимого кадрового обеспечения по организации госзакупок, должны, не нарушив закона, потратить десятки миллионов рублей в рамках реализации проекта», — обрисовал ситуацию Вадим Шутов.

Одна из основных целей создания ресурсных центров —  обеспечить плотную «смычку» работодателей и педагогов. Так, чтобы работодатель мог прийти в то или иное образовательное учреждение и рассказать о своих нуждах. Необходимо создать эффективный механизм социального партнерства при деятельном участии государства.  Его поддержка может выражаться, например, в виде снижения налогового бремени для предприятий, инвестирующих в сферу образования. Но строиться отношения бизнес —  образование должны исключительно на взаимовыгодной основе. «Дело в том, что мы занимаемся реальной работой. И заставить нас любить или не любить друг друга невозможно. У нас взаимные интересы», — заявил Владимир Бугреев, заместитель генерального директора корпорации «Тактическое ракетное вооружение». Пока, по мнению участников конференции, бизнес, даже крупный, не готов к тому, чтобы самостоятельно готовить для себя кадры в собственных учебных центрах. Такие прецеденты, конечно, есть, но они единичны: большинству предприятий это не по карману. И все же —  интерес к обучению специалистов существует. «Ряд крупных корпораций сейчас даже ставит вопрос о возврате к советской системе, когда ПТУ и техникумы находились на балансе предприятий. В качестве примера можно привести проект компании «Транснефть», которая открыла такие училища в Томске и в Республике Дагестан и собирается в дальнейшем развивать эту сеть», — заметил Петр Анисимов.

Однако какие бы средства ни вкладывались в повышение уровня профобразования, если учиться будет некому, все останется по-прежнему. Почему же никто не хочет получать рабочие специальности? Возможно, дело в низком уровне зарплат, ведь бизнес наш, хоть и нуждается в высококвалифицированной рабочей силе, раскошеливаться не спешит: по сведениям Вадима Шутова, предприятия «запрашивают» специалистов пятого-шестого разрядов, а оклады выставляют на уровне начальных. Между тем Владимир Бугреев похвастался достаточно высокими зарплатами для рабочих на своем предприятии. По его словам, работая на сдельной основе, они получают по 40-60 тысяч рублей. Тем не менее основной костяк, пятая часть сотрудников предприятия, —  пенсионного возраста. «У нас есть специальность — модельщик. У нас их двое: одному 76 лет, а второму —  82, и нам, к сожалению, сейчас некем их заменить. Они делают уникальную, кропотливую работу, требующую и интеллектуальной подготовки, и технической».

Когда же ресурсные центры начнут приносить реальную пользу? По мнению Вадима Шутова, не раньше чем через четыре–пять лет. В то же время Виктор Демин уверяет, что «определенный результат есть уже сегодня». А если начнет работать ресурсный центр —  качество образования повысится в разы.