Свободные ниши в бизнес-образовании: языковые бизнес-школы. Опыт Нижнего Новгорода

Агентство бизнес мониторинга

Бурное вливание в нижегородскую экономику иностранных инвестиций и развитие межгосударственных связей стимулирует рост спроса на изучение иностранных языков. Однако предложение, которое сформировалось на рынке к сегодняшнему дню, перекрывает спрос с лихвой. Стремясь занять достойное «место под солнцем», лингвистические школы и центры оттачивают свои маркетинговые ходы, а новички пытаются найти свободные ниши.

Воюй не числом…

Времена, когда школы изучения иностранных языков росли как грибы после дождя, ушли в прошлое. Сейчас в Нижнем Новгороде открываются в год не более двух-трех таких школ. При этом налицо повышенный уровень знаний поступающих, их материальные возможности и, соответственно, рост требований к обучению.

Рынку дополнительного лингвистического образования свойственны разнонаправленные стратегии развития. Первая — расширение филиальной сети. Таких языковых школ в Нижнем Новгороде меньшинство, и они, как правило, имеют в городе не более двух-трех филиалов. Это широкоизвестные Denis’ School, «Евростудия», «Лингва Академия» и другие.

«Новичкам сегодня трудно осваиваться на рынке, если за ними не стоят большие инвестиции, — говорит Белла Грибкова, руководитель НОУ «Мастеркласс». — Помимо прямых вложений в организацию бизнеса, на первоначальном этапе потребуются очень внушительные затраты на рекламу».

Чтобы открыть отделение языковой школы с полным пакетом услуг, необходимо не менее 2 млн руб. Примерно такая сумма, например, была вложена в открытие филиала в Нижнем Новгороде Центра изучения иностранных языков CREF в 2006 году. Ориентировочный срок окупаемости проекта, по словам директора Центра Яна Бурже, составляет 2 года.

Рыночные тенденции заставляют игроков конкретнее определяться со своими стратегиями развития, в том числе искать незанятые ниши. «Наш центр занял свободную нишу, поскольку ни одна школа в Нижнем Новгороде не учит детей одновременно трем языкам – английскому, французскому и русскому, — рассказывает Ян Бурже. — И, самое главное, занятия в нашем центре ведут непосредственные носители языка. Нижегородские директора языковых бизнес-школ пока не готовы платить преподавателям по-настоящему высокую зарплату, а также решать проблемы с получением разрешения на жительство иностранцев. Поэтому я думаю, что в ближайшее время конкурентов в нашей нише не появится».

Другим вариантом создания языковой бизнес-школы — с минимальными вложениями и быстрой окупаемостью — стал формат коммуникативного клуба. В Москве подобные клубы работают уже несколько лет, а в Нижнем Новгороде стали открываться только в этом году.

Ставка на общение

«Формат коммуникативного клуба актуален в силу ряда причин, — говорит Ольга Мамаева, организатор Нижегородского Английского клуба. — В Нижнем Новгороде существует много образовательных языковых школ, но они дают мало разговорной практики. С этой проблемой к нам неоднократно обращались выпускники ряда известных школ города. Чтобы научиться хорошо говорить на иностранном языке, необходимо погружение в языковую среду, которая как раз и создается в коммуникативном клубе. И, главное, нет нужды ехать за рубеж, поскольку среда создается «на месте», вблизи родного дома. При этом клуб не конкурирует с языковыми школами, потому что работает с ними в разных нишах».

«Основная масса клиентов клуба — молодые профессионалы, стремящиеся получить преимущество перед коллегами при продвижении по карьерной лестнице, — поясняет Владимир Бородаев,руководитель Moscow English Communication Club. — Обычно в таких клубах создается камерная атмосфера. Оптимальное число слушателей одной группы — не более десяти человек, что позволяет сохранять контроль над процессом, извлекая при этом все плюсы коллективного обучения».

«Такому клубу даже не нужно получать лицензию и сертификат — достаточно, если его имеет преподаватель, который ведет занятие с группой», — отмечает Ольга Мамаева.

Занятия в Нижегородском Английском клубе проводят, в том числе учителя CREF. «Участие в проекте интересно нам с точки зрения имиджа, а больших прибылей с этого мы получить не рассчитываем», — говорит Ян Бурже.

Мобильность или «оседлость»?

Участники рынка до сих пор спорят о том, есть ли смысл языковой школе иметь «собственный дом». Одно из преимуществ коммуникативного языкового клуба — отсутствие необходимости арендовать или покупать собственное помещение. Наиболее распространенная модель — собираться «в городе», без привязки к конкретному месту. По выбору участников встречи могут проводиться в ресторанчиках, чайных комнатах, музеях, боулинг-клубах. Нижегородский Английский клуб в первое время своего существования выбрал местом встреч заведение Caffe tour, заранее договорившись с его владельцем.

«Чтобы такой формат оказался успешным, главное — не допускать ошибок, — рассказывает Лейла Карапетян, администратор Нижегородского Английского клуба. — Для начала нужно научиться общаться с директорами принимающих ресторанов. Для них скопление людей в любом случае радость. А уж на регулярной основе — тем более. Другое дело, что нужно угодить ресторану, а для этого обеспечить должный уровень заказов. Каждый участник клуба платит вступительный взнос, проходит небольшое тестирование на знание языка и – вступает в общий круг. За еду и напитки посетители платят сами».

«Мобильность нужна для удобства клиента, — соглашается Белла Грибкова. — Но очень частая смена помещений может отразиться на качестве обучения».

Впрочем, можно выбрать и стационарный формат общения, но тогда, скорее всего, придется тратиться на аренду, которая составит не менее 500 руб. в час в зависимости от выбранного помещения.

Как правило, сбор группы происходит не чаще 2-4 раз в неделю. «Желательно все же время от времени менять место дислокации коммуникативного клуба, — говорит Лейла Карапетян. — Разнообразие в окружающей обстановке всегда — в плюс». Некоторые владельцы столичных коммуникативных клубов с этой целью даже придумали накануне оповещать членов клуба о месте встречи по мобильному телефону.

В целом у клуба два источника дохода — плата за разовые посещения и абонентская плата, с обязательным вступительным взносом. Стоимость разового посещения, по словам Ольги Мамаевой, составляет 300 руб., абонемента на 8 занятий — 2 тыс. руб. Соответственно, выручка клуба будет зависеть от количества организованных встреч.

У клубной системы много преимуществ. Во-первых, есть возможность продать встречи на грядущие полгода, обеспечив себя «живыми» деньгами и гарантировать посещаемость. Во-вторых, можно предлагать участникам массу дополнительных услуг и на этом зарабатывать. Например, создать видеотеку, организовывать какие-нибудь выездные мероприятия за границу и т. д.

Как говорят участники рынка, в этом бизнесе главное – начать. Затем сработает основной канал привлечения новых слушателей — рекомендации знакомых — участников клуба, и клиентская база станет расти как снежный ком. «На рекламу в этом бизнесе тратиться довольно много, но более 90% клиентов приходят к нам по рекомендации», — говорит Белла Грибкова. «Мы думаем, что в первый год люди присматривались к нашему центру, а со второго года число клиентов будет расти очень быстро», — уверен Ян Бурже.