МВАзия. Тайчи или не тайчи?

Сергей Коновалов Источник: Элитный персонал

Вопрос целесообразности получения бизнес-образования, сегодня, пожалуй, является самым модным и обсуждаемым в среде менеджеров. Даже те, кто никогда не думал о возможности получения дополнительного диплома, охотно подключаются к дискуссиям на тему «Что дает МВА?» Если человек все же решает вложиться в этот доходный, но рисковый актив, перед ним неизбежно встают несколько вопросов: как выбрать университет, в какой стране и даже на каком континенте проходить обучение.

Слово «тайчи» в переводе с китайского означает «великий предел», вершину, к которой человек должен стремиться в своем самосовершенствовании. Комплекс Тайчи представляет собой сложную систему психофизических упражнений, разработанную монахами-даосами.

Сила инерции

Большинство наших соотечественников едет учиться в Штаты, и на то есть объективные причины. Вопервых, СШАявляютсяродинойпрограмм MBA (Wharton School of the University of Pennsylvania, 1881). Во-вторых, именно американские школы лидируют в мировых рейтингах. В-третьих, американцы предлагают множество образовательных грантов, чем россияне активно пользуются. Однако в то время, пока мы смотрели на Запад, на другом конце света, в Азии, неожиданно сформировался новый центр бизнес-образования. Какие выгоды сулят российским соискателям MBA программы этого региона? Чем еще можно тут заниматься, кроме принятия солнечных ванн на Самуи и Бали, производства кроссовок в Шандонге и Сайгоне, занятий йогой в Ришикеше или тайчи на площади Тяньаньмэнь?

Азия не только самый большой и густонаселенный континент, где проживает более 60% землян, но и самый разнообразный с точки зрения этнического состава. Это и есть пресловутое «diversity» (многообразие). Кроме того, азиатский рынок — самый динамичный и быстрорастущий в мире. Средний рост ВВП составлял здесь 5-7% на протяжении всех последних лет. По паритету покупательной способности экономика Китая — вторая после США (далее следуют Япония и Индия). Неудивительно, что влияние таких стран, как Япония, Китай, Индия и Южная Корея неуклонно растет.


Именно социальный, демографический и экономический факторы определяют ценность азиатских программ MBA. Впрочем, каждый сам волен выбирать — сидеть ли ему на гарвардской скамейке в окружении гламурных будущих воротил с Уолл-стрит, или в китайском ресторанчике со скромным пролетарием Вуй Цзинь Тао из провинции Гуандон, говорящим на ломаном английском. Вуй Цзинь Тао работает на заводе, который кормит лапшой не только Уолл-стрит и лондонский Сити, но и прилегающие к ним улицы. Он вынашивает планы по IPO на Гонконгской бирже, которая, кстати, в прошлом году вышла на первое место по объему привлеченных средств, обогнав Лондон и Нью-Йорк.

Ловите волну

Тем временем гламурные гарвардские выпускники поступают на работу в инвестиционые банки, где от них требуется пройти интервью на каком-нибудь восточном языке и объяснить, как бы они структурировали сделку по поглощению Kookmin Bank. А затем их посылают все туда же — в недавно открытые филиалы в Пудуне или на Коннот-плейс. Клетка захлопнулась.

На мой взгляд, ехать учиться нужно туда, куда устремляются мысли уважаемых гуру бизнеса. И если у вас нет возможности «поланчевать» с Уорреном Баффетом, можно просто почитать Wall Street Journal или Financial Times. Так, в 80-ые годы очень много писали о Японии, следили за последними настроениям на Гиндзе, цитировали Акио Морита, основателя Sony. Главная бизнес-концепция того замечательного времени называлась «total quality management». Чуть позже можно было увидеть расцвет Америки — на фоне стагнации в Японии и кризиса 1997 года всей азиатской экономики. В центре внимания была империя Джэка Уэлча, основанная на эффективности и key performance indicators. Начиная с 2000 года, центр тяжести вновь перемещается в Азию. Все наперебой пророчат светлое будущее Поднебесной, смакуют концепцию BRIC, предложенную экономистами Goldman Sachs в 2003 году, и напряженно следят за ревальвацией юаня. Джэк Уэлч становится объектом критики за излишне агрессивную политику слияний и поглощений, неоправданно высокое вознаграждение и непрозрачное корпоративное управление. Америка который год ставит рекорды по дефициту торгового баланса, доллар падает, как и конкурс в престижные американские бизнес-школы.

Получается, в 80-е нужно было учиться в Японии, а в 90-х — в Штатах. Ну а после миллениума уже континентальная Азия представляет наилучшие шансы оказаться на передовой мирового бизнеса, в центре самых значительных сделок современности и познакомиться с людьми, которые вскоре появятся на обложках деловых журналов. При этом, вероятно, в Китай ехать уже поздно. Не успеете выпуститься, как фокус мирового бизнеса переместится дальше на юг — во Вьетнам, Индонезию и Бангладеш.

Глобализация по-китайски

Итак, лучше в Азию, и пораньше. Но куда? Выбор, как ни странно, широк.

На рынке бизнес-образования Китая лидером является China Europe International Business School (CEIBS), венчурный проект китайской компартии и чиновников Евросоюза. Всего за 10 лет шанхайская CEIBS взобралась на 21-ую строчку в рейтинге Global MBA по версии FT-2006 (обойдя таких грандов, как Duke, Cambridge, Erasmus University и вплотную приблизившись к Oxford University). Причины не только в том, что у Китая сложился потрясающий «sexy image». Школа сделала ставку на привлечение высококвалифицированного иностранного преподавательского состава (64%), для которого работа в CEIBS — желанная строчка в резюме. Кроме того, растет число иностранных студентов (20%). Бурно развивается и сотрудничество с бизнесом: представители Fortune 500 регулярно проводят здесь campus recruitment, а корпорации присылают сотрудников на обучение. Среди выпускников много весьма уважаемых людей: Оян Инпин, вице-президент BaoSteel, Чен Дзянхуа, вице-президент Shanghai Automotive Industrial Corporation, Дзинь Дзигуо, гендиректор Tsingtao Beer, Туан Ёнпин, гендиректор BBK Electronics, Ли Чин, гендиректор китайской штаб-квартиры Dupont Group и т.д.

У шанхайской CEIBS есть серьезные конкуренты, причем не только в более продвинутом Гонконге (например, Hong Kong UST Business School, 47-ая строчка в рейтинге FT или Chinese University of Hong Kong), но и на континентальной части. Этопрестижныестоличные Beijing International MBA приУниверситетеПекинаи School of Economics and Management при Tsinghua University.

Другая Азия

Второй по значительности MBA-hub в регионе, пожалуй, Сингапур. Многие по-прежнему рассматривают этот высокоразвитый город-государство с преобладающим китайским населением (77%) в качестве площадки для выхода на рынки Китая, Малайзии, Таиланда, Филиппин и Индонезии. National University of Singapore (92-ое место в рейтинге FT), INSEAD (азиатский кампус, 7-ое место в мире) и Nanyang Business School завоевывают сердца карьеристов благодаря высокой степени международной интеграции и уровню зарплат выпускников.

Третья страна, которая в силу своего стратегического положения претендует на звание «hub» в практически всех сферах, от логистики и финансов до образования, — Южная Корея. Консервативные традиции Seoul National University, Yonsei University и Korea University до последнего времени мешали этим школам занять лидирующие позиции на динамичном рынке MBA. На этом фоне надо отметить успехи молодой KDI School of Public Policy and Management, которая неуклонно повышает качество программ и привлекает абитуриентов из-за рубежа более чем хорошими условиями. Гранты на 100% tuition waver вкупе с ежемесячной 600-долларовой стипендией тут не редкость. Кроме того, активно развивается программа MBA при Sungkyunkwan University в сотрудничестве с американской MIT Sloan (10 место по версии FT) и компанией Samsung Electronics. В сфере high-tech с Кореей конкурировать особенно сложно — KAIST Graduate School of Management готовит специалистов, сфокусированных на работе в IT, телекоммуникациях, электронной коммерции, медийном бизнесе и финансах. Перед студентами, выпускниками и преподавателями поставлена амбициозная цель — быть в top-10 business schools к 2015 году. Всего каких-то 10-15 лет назад мир не ведал о существовании таких компаний как Samsung, Hyundai и SK Telecom, поэтому лично я ожидаю от амбициозных и трудолюбивых корейцев больших позитивных сюрпризов на ниве бизнес-образования.

А что же Япония? Как и в Корее, признанные национальные университетские брэнды вроде Tokyo, Waseda и Keyo уступают пальму первенства на рынке бизнес-программ своим более юным конкурентам из столицы (Hitotsubashi University) и провинции (International University of Japan и Ritsumeikan Asian-Pacific University). Основными проблемами японцев остаются сложный процесс поступления, затраты на обучение и проживание, а также стипендии для иностранных студентов. НабираютоборотышколыТаиланда (Asian Institute of Technology, Sasin Graduate Institute of Business and Administration, Mahanakorn University of Technology) иИндии
(Indian Institute of Management, Indian Institute of Management, Indian Institute of Technology, International Management Institute).
Позиции бизнес-школ из первой мировой десятки только на первый взгляд кажутся непоколебимыми. Азиатские школы активно адаптируют западные стандарты, усиливают свой профессорский состав звездами из top-10 schools, улучшают свой student mix. И по уровню неумолимо приближаются к мировым грандам. Если в таких условиях маятник мировой экономики качнется в сторону Востока, выиграет тот, кто попадет в мейнстрим раньше других.

Автор статьи шесть лет проработал региональным HR-менеджером компании Samsung Electronics.