МВА: может, в Америке?

Александра Катина Источник: Деловой Петербург

По большому счету начать следовало бы не с вопроса, где получать, а нужна ли она вообще. Допустим, он решен положительно. Что дальше? Дальше встает ряд не менее принципиальных вопросов.

МВА — «мастер делового администрирования», если по-русски — степень, которая даже в нашей стране вряд ли имеет вес, если за ней не стоит имя учебного заведения с хорошей репутацией. И здесь появляется первая проблема: будет это имя российское или западное. По мнению специалистов, сравнивать отечественные и зарубежные бизнес-школы по меньшей мере некорректно: там институт менеджмента имеет давнюю историю, тут существует только новейшая. Там ориентация идет на международный рынок, тут — в основном на российский. Там большинство товарищей по парте — иностранцы, тут — соотечественники. Но именно сопоставление этих факторов с собственными целями и задачами и позволяет сделать грамотный выбор. Правда, только на сегодняшний день, потому что российский рынок бизнес-образования развивается быстро и, судя по тому, как растут существующие школы и строятся новые, в ближайшие годы ситуация станет коренным образом меняться.

Получить степень МВА на Западе означает потратить не меньше $100 тыс., жить 1,5-2 года в другой стране, учиться у звезд экономики и бизнеса, разобрать множество «кейсов», встречающихся за рубежом, расширить кругозор и наработать огромное количество международных связей. Все приобретенное там стопроцентно полезно для того, кто собирается работать в Европе или Америке или же в плотном сотрудничестве с Западом. Но сколько процентов из этого пригодится в России и сопоставим ли остаток с потраченными деньгами и временем — большой вопрос.

Получить степень МВА у нас означает заплатить не больше $25 тыс., а при желании — образовываться, не отрываясь от работы. Следующими пунктами должны по логике идти незаменимые российские «кейсы» и связи (и тогда выбор того, кто планирует работать на родной почве, становится очевидным), но тут есть сложность. Потому что ровно за эти две вещи очень ругают российские МВА-программы: несмотря на полную сосредоточенность на местном рынке, «кейсов» в учебе как раз таки и недостает.

То же самое — связи. Из-за того что во многих школах главный критерий отбора — это все еще готовность оплатить обучение, публика получается разнородной — и вчерашние выпускники, и просто служащие, и владельцы собственного бизнеса. Хорошо, если конкурс в российской школе составляет два-три человека на место, тогда как американский Stanford заявляет, что к ним проходит меньше 10% желающих.

Также, по признаниям руководителей школ, проблемы существуют и с набором преподавательского состава: сильные кадры всегда в дефиците, а настоящих звезд мирового уровня наберется, наверное, с десяток. И все равно в основном все они изначально профессиональные преподаватели. Тех, кто делал в России бизнес в 1990-х гг., а теперь отошел от дел и учит других, искать придется долго. Тем не менее школы с именем в России уже и сейчас есть. Они узнаваемы на рынке, более доступны по цене и имеют определенный запас преподавательских кадров. Из московских это Высшая школа международного бизнеса АНХ, Высшая школа бизнеса МГУ, Высшая школа менеджмента ГУ-ВШЭ, в Петербурге — Стокгольмская школа экономики, которая действительно работает в партнерстве со шведами и выдает и российский, и западный диплом, Санкт-Петербургский международный институт менеджмента.

Сделать правильный выбор школы в России пока непросто. Даже на Западе, где система рейтингов учебных заведений хорошо развита, их результаты школы постоянно оспаривают (так, Stanford как-то понизили в рейтингах из-за того, что парковочные места были далеко от кампуса). Тем не менее есть несколько бюллетеней, на чье имя можно ориентироваться: Financial Times, Business Week, U.?S. News, Forbes. У нас же внятных независимых рейтингов пока нет, исключая ту информацию, которую можно найти на порталах «МВА в России» и Begin. Поэтому в основном приходится ориентироваться на рекомендации знакомых, на имя и репутацию, место, интересоваться преподавательским составом и отбором слушателей. Чем сложнее поступить в школу, чем выше требования, предъявляемые к абитуриентам, тем сильнее будет группа и интереснее и полезнее учеба.

Есть мнение

Рубен Варданян, председатель совета директоров Группы компаний «Тройка Диалог»:

«Многие из тех, кто получает MBA в бизнес-школах мирового уровня, в первую очередь думают не о своем развитии, а том, чтобы хеджировать нижний порог своей зарплаты. Эти люди по духу не предприниматели.

В Московской школе управления СКОЛКОВО мы хотим видеть людей с предпринимательской жилкой, тех, кто готов быть реальным двигателем в бизнесе. При этом не хотим концентрироваться только на российском опыте, СКОЛКОВО — проект глобальный, поэтому хотим дать слушателям возможность изучать опыт лидеров мирового бизнеса. Уже сейчас к нам на корпоративные программы приходят гуру мирового бизнеса. В частности, в мае мы организовали мастер-класс легендарного Джека Уелча, бывшего CEO General Electric.

Несмотря на то, что общепризнанные мировые американские, английские бизнес-школы по-прежнему пользуются невероятной популярностью, в будущем все более интересными станут школы, дающие понимание, как работать в странах с быстроразвивающейся экономикой. Простой пример: филиал французской INCEAD в Сингапуре сегодня намного популярнее, чем европейское отделение. В СКОЛКОВО мы хотим уйти от излишней академичности и давать людям возможность изучать практический опыт, учиться принимать решения, делать выбор. Мы понимаем, что такой подход не может быть массовым. Если в Гарварде сейчас учится по 1 тыс. человек в год, у нас будет не больше 150-200″.