Чему не учат в высшей школе. Работодатели готовы сами платить за образование своего сотрудника

Сергей Сычев Источник: Известия

Эксперты едины в оценках: несмотря на то что вузы выпустили уже далеко не первый поток рекламщиков и пиарщиков, этот сектор образования до сих пор находится на зачаточном уровне. Главы крупных рекламных компаний всерьез озабочены нехваткой квалифицированных кадров. Практических знаний высшая школа не дает, так же как и опыта работы, считают работодатели.

Опыт работы какой? Этого вопроса боится любой дипломированный специалист. При чем тут опыт? Вот диплом, вот масса бесполезных, но весьма фундаментальных знаний в разных областях, включающих философию и литературу, вот желание работать и менять мир к лучшему. Правда в том, что все эти высокие слова и мысли не нужны: престижный вуз не научил самому важному для человека, желающего взбираться наверх по карьерной лестнице, — работе. Выпускнику придется отработать несколько лет на стороне, прежде чем его работоспособность обретет легитимность в глазах привлекательных работодателей. Причин этого явления можно найти массу, виноватых — еще больше. Слово предоставляется защите.

Может, не так все плохо?

«Уже с третьего курса большинство наших ребят работают в рекламных и PR-агентствах, — отстаивает высшее образование заведующий кафедрой экономической журналистики и рекламы факультета журналистики МГУ Владимир Горохов. — Почти все наши дипломные работы являются реализованными проектами крупных компаний. Послевузовская доводка специалистов совершенно естественна. Сфера рекламы и PR чрезвычайно динамична, и образование, которому всегда свойствен некоторый консерватизм, формирует специалиста под те стандарты, которые не успевают за развитием отрасли». Возникает законный вопрос: зачем тогда вообще организовывать кафедру, если то, чему она учит, a priori является устаревшим? Не лучше ли давать одну и ту же гуманитарную базу тем студентам, которые все равно будут доучиваться или переучиваться в других местах?

«В сетованиях по поводу неподготовленности студентов мне видится снобизм узкоспециализированного профессионала, который пытается скрыть свои комплексы, обвиняя молодежь в некомпетентности, — продолжает педагог. — Возможно, наши выпускники, приходя на работу, не умеют выполнять те технологические операции, которые в принципе должны быть ими освоены. Но такие операции настолько элементарны для их интеллекта, что они легко их освоят. А вот когда человек, который умеет находить нужные адреса в интернете, полагает себя незаменимым специалистом, он попросту не понимает, что студент научится этому за несколько дней. А вот где этот специалист возьмет фундаментальные знания, которые позволят ему самообразовываться дальше?»

Слова Владимира Горохова очевидно противоречивы. Если студенты работают с третьего курса, зачем их тогда потом доучивать? Более того, практика доказывает, что у работающего студента с фундаментальными знаниями есть проблемы, потому что в вузе он появляется только во время сессии. Профессор считает, что причина здесь в самой системе образования, которая не позволяет работать с каждым учащимся индивидуально, выбирая необходимый баланс между учебой и работой. Пока факультет журналистики может только привлекать к сотрудничеству специалистов из крупных компаний, для которых семинары — особый род собеседования перед приемом на работу. Есть даже агентства, которые проводят семинары на своей территории, превращая их сначала в практику, а потом в работу. Иногда студентов отправляют на стажировку за рубеж.

«Встречаю недавно одного своего знакомого, в фирму которого устроился мой бывший студент. И этот знакомый говорит о нем с шутливой злостью: купил себе красную машину с откидным верхом — а ведь всего год работает! — рассказывает в заключение Горохов. — Вот это лучше всего говорит об уровне наших ребят».

Входит свидетель

Собственно рекламщиков и пиарщиков сегодня в России выпускают около двухсот вузов. Помимо крупнейших вузов, среди которых МГУ, МГИМО, Международный институт рекламы, есть множество других, образование в которых можно считать удовлетворительным. «Особенно радует, что среди этих вузов есть и провинциальные — в Петербурге, Омске, Пензе, Новосибирске есть очень сильные кафедры, выпускающие специалистов, — констатирует Владимир Евстафьев, вице-президент Ассоциации коммуникационных агентств России. — Моя кафедра маркетинга и рекламы находится в Институте инженерной экологии. Я там решил готовить исключительно медиапланеров. И за ними стоит целая очередь из сетевых агентств. Выпуск небольшой — 10-15 человек за курс, но эти люди знают математику, владеют всеми необходимыми компьютерными программами, хорошо знают аналитику и быстро занимают очень хорошие должности во всех компаниях, даже несмотря на слабое в среднем знание иностранных языков».

Впрочем, потребность в специалистах явно выше, чем выпуск некоторыми вузами специалистов, которые способны работать без дополнительного обучения. Рынок увеличивается ежегодно на 30-40%, и полутора десятками грамотных профессионалов тут не обойтись. «Но институты почему-то не торопятся выпускать тех специалистов, которые требуются отрасли, — говорит Евстафьев. — Их выпускники не ориентированы на практику. Учат их те люди, которые до этого преподавали политэкономию. Это отличные педагоги, опытные, умеющие найти общий язык со студентами, они смогли перестроиться на новый курс, но им сложно понять в полной мере практические процессы в мире рекламы». Снова возвращаемся к необходимости реформации системы образования. В любом университете человека научат, как правильно составить финансовую документацию, подшить папки, вести дела. Практика в агентствах также не является чем-то необычным. Следовательно, то же самое можно ввести и в России, это происходит, но не быстро, международной практикой ни компании, ни вузы пока не занимаются.

Пока же крупные компании, столкнувшись с проблемой дефицита квалифицированного персонала, открывают собственные школы, чтобы самим воспитывать кадры.

«Пустого трепа пока больше, чем этих школ, — скептичен Евстафьев. — Если они взяли двух-трех стажеров и научили их, как вести переговоры, то объявляется об открытии «школы». После такого обучения человек нахватается разных умных слов, придет на работу, объявит себя суперспециалистом и потребует себе заоблачную зарплату. Но с началом работы выясняется, что этот человек — просто пустышка».

Слово прокурору

«К нам вообще не приходят люди, которых подготовили по требуемым нам специальностям в каких-то вузах, — говорит Сергей Пискарев, президент АКАР, генеральный директор «НТВ-Медиа». — Мы наших людей отправляем на тренинговые программы за границей и проводим тренинги у нас в компании. У нас небольшой штат, около ста человек, большой текучки кадров у нас нет, поэтому особых проблем с тем, чтобы готовить людей «под себя», не возникает». На вопрос, сколько стоит компании такая подготовка, Пискарев отвечать не хочет.

Обратимся к тем, кто сможет ответить конкретнее. Самая известная практика подготовки специалистов для компании — мастерская Wordshop международной компании BBDO в Москве. «Сегодняшний уровень подготовки в вузах не устраивает ни одно крупное агентство, — заявляет Светлана Майбродская, старший копирайтер рекламного агентства BBDO Moscow. — Есть замечательный университет МосГУ, который очень серьезно подходит к преподаванию рекламы: они работают с ребятами, каждый год проводят рекламные фестивали внутри вуза и действительно заинтересованы в том, чтобы ребята попали в агентства. Но даже после него мы не можем взять ребят на серьезную работу: даже самая замечательная теория не заменит практики. Скажем, МГУ дает очень сильное образование, но не слишком интересуется собственно рекламой как видом профессиональной деятельности. Преподаватели Wordshop — это практики, так что любая теоретическая сторона их преподавания — это систематизация их собственного опыта». И опять все то же — чтобы в вузы пришли практики, необходимы резкие изменения в структуре высшего образования с учетом динамики индустрии. «Wordshop BBDO развивается вместе с рынком. Второй набор Wordshop, стартовавший через полгода после первого, из мастерской будущих копирайтеров перерос в мастерскую будущих рекламистов, то есть профиль подготовки значительно расширен. Плата за обучение на Wordshop символическая. Это лишь для того, чтобы дисциплинировать слушателей», — утверждает Майбродская. В компании официально не называют точного размера платы за обучение, но отметим, что она не превышает средней студенческой стипендии. То есть вопрос не в деньгах: такие затраты на образование специалистов вполне может себе позволить государство. А какой студент не поменял бы свою копеечную стипендию на гарантию профессиональной востребованности? Правда, руководитель Wordshop говорит, что специалисты из рекламных компаний приходят преподавать бесплатно — настолько велика у них самих потребность в кадрах. Wordshop пока за все время выпустил всего шестьдесят человек, что не может являться существенным, однако «у нас в BBDO принимают выпускников различных вузов, но после Wordshop к нам попасть все-таки проще, так как наш опыт доказывает, что это оптимальная система подготовки. Это доказывает и то, что те, кто заканчивает Wordshop, не обязательно остаются в BBDO, так как их с руками отрывают другие компании».

Между прочим, BBDO пользуется наличием филиалов компании в других странах и может себе позволить отправлять своих специалистов на стажировку к себе же, только за границу.

Остановимся на следующем

Система образования не позволяет студентам получить образование, которое позволяло бы им немедленно устроиться начальниками в любое место. Дефицит кадров в области рекламы пока позволяет им получать работу по специальности, но любой дефицит однажды прекратится, и без реформы вузовского образования, пусть даже точечной, относящейся конкретно к этой сфере деятельности, не обойтись — иначе ребята с дипломами рекламщиков будут вынуждены работать в других областях. Сомнительно, что школы, курсы и стажировки на базе ряда компаний могут решить эту проблему, так как в таком случае подготовка кадров не будет отличаться от техникумов и ПТУ, в то время как работа, связанная с творчеством и прямой вовлеченностью в формирование массовой культуры, требует высокого культурного и образовательного уровня. Как точно подметил один из наших респондентов, чтобы произошли какие-то сдвиги в системе, которая никого не устраивает, кто-то из ответственных за нее должен умереть.