Четыре принципа нового образования

Дмитрий Мисюров «Обучение & Карьера»

О философии новых технологий в образовании корреспонденту журнала «Обучение & карьера» Дмитрию Мисюрову рассказал выдающийся организатор российского дистанционного образования Владимир Тихомиров. Ректор МЭСИ, академик и вице-президент Академии технологических наук, академик Международной академии информатизации, президент Евразийской ассоциации дистанционного образования, вице-президент Американской ассоциации дистанционного образования, член правления Международной ассоциации виртуальных университетов предпочел виртуальному интервью традиционное общение.

— Владимир Павлович, вы известны как идеолог и практик дистанционного образования. Без электроники в обучении уже не обойтись?

— К сожалению, в России в данный момент нет должного понимания роли компьютерных технологий, информационно-коммуникационных технологий для целей образования, для развития общества через образование. Я объясняю это высоким уровнем компьютерной безграмотности людей, особенно тех, кто в возрасте. Те, кто сегодня при власти, не имеют достаточных знаний для принятия действительно правильных решений. Использование информационных технологий — это новая парадигма образования. На их базе выстраиваются четыре перспективных системных параметра развития национальных образовательных систем в разных странах. Первое — это образование для всех, причем высшее. Все меньше остается вакансий, которые могли бы занять люди, не имеющие профессионального, желательно высшего, образования. Сегодня для молодых людей на уровне 22 лет картина такая: есть примерно 10 % рабочих мест, где не нужно профессиональное образование. Все остальные так или иначе связаны с высшим образованием и все больше требуют высокой компьютерной грамотности.
Страны Запада очень быстро вошли в рамки так называемого информационного общества и продолжают в них развиваться. Услуги этого общества, его продукты потребляют большинство членов общества. Это и расчет пластиковыми карточками за товары и услуги, и различного рода дисконтные карты, и т. д. Это поиски в информационных сетях, в Интернете и т. д. В этом смысле высшее профессиональное образование людям необходимо не только для того, чтобы иметь какую то работу, а вообще чтобы жить в информационном обществе. Сегодня Европа ввела компьютерные права для граждан Евросоюза, они аналогичны обычным водительским правам. Например, если что нибудь случится с кредитной карточкой где нибудь за рубежом, чтобы ваш иск приняли в суде, для начала надо представить свои знания.

— Связь общества, развития технологий и образования здесь видны лучше всего…

— Вслед за информационным обществом появляется новый уровень — общество, построенное на знаниях, где люди в своей деятельности, в производственной и личной жизни должны создавать знания и уметь ими пользоваться. Примером массового использования этих знаний может служить электронный дом, когда вся аппаратура связана во внутреннюю сеть и управляется извне — холодильники, стиральные машины, микроволновые печи, отопление, вентиляция, все что угодно. И здесь людям необходимо образование.
Следующий параметр — это обучение в течение всей жизни. Информационное общество очень подвижно, и для жизни в нем люди должны адекватно меняться. И постоянно совершенствующиеся технологии пришли в систему образования. Компьютеры вторглись в жизнь профессора, доцента, студента. Нас (МЭСИ) позиционируют как электронный университет, у нас нет ни меловых, ни фломастерных досок, преподаватели работают с электронными системами в аудиториях. У наших студентов, где бы они ни находились, есть выход в Интернет. Все учебные курсы доступны — нет необходимости писать конспекты в процессе лекций…

— И даже через «ручной компьютер»?

— Это «карманный компьютер». У меня есть курс, в котором задействован мобильный Интернет. Третий системный принцип нового времени — обучение без границ. Если учебный процесс организован должным образом, то для университета совершенно не имеет значения, где его студенты — в этом здании, в другом, в ином городе или стране. Сегодня можно совершенно свободно учиться во многих университетах мира, не выезжая никогда в этот университет, через использование компьютера и получая по почте свой диплом. Часть российских граждан, особенно молодых, сегодня активно практикуют именно эти методы овладения знаниями. Но чтобы люди могли обучаться в этих технологиях, желательно, чтобы их научили этим пользоваться уже в период базового образования.
Итак, компьютеры пришли в процесс обучения, они революционизировали буквально все: создание новой техники, самих компьютеров, микропроцессоров. Они революционизировали бизнес. Теперь общение между людьми протекает со скоростью мысли, со скоростью нажатия нескольких кнопок на компьютере. Такая могучая коммуникабельность положена в основу успешного ведения бизнеса. В условиях осуществления образовательного процесса картина наблюдается та же самая. И студент, и преподаватель находятся в пространстве информационно-коммуникационных технологий. Интернет позволяет формировать аудиторию любого масштаба. Студенты, обучающиеся в университетах по компьютерным технологиям, серьезно выигрывают по двум параметрам. Первое: остаточные знания, то есть все, что откладывается после обучения, примерно в четыре пять раз выше. Второй момент: студенты учатся жить и работать в компьютерных системах, и когда они заканчивают вуз, они приходят в понятную им среду. Эти люди не просто что то знают, но знают больше, чем их сверстники. И третье: в нашем быстро меняющемся веке есть новое понимание образования. Новая эра развития человечества и жизнь в эпоху становления информационного общества требует от людей не просто выучить один, второй, третий предмет, но одновременно иметь способности создавать новое знание. Создавать новые знания — большая ценность и для работодателей, и для самого человека. При традиционном обучении этого удается добиться очень редко. Но в рамках университетов, использующих новые технологии, мы получаем массовый эффект, способность создавать новое знание.

— Каков четвертый системный принцип?

— Это обучение по месту жительства. По принципу: не студент идет в университет, а университет находит студента. Реализуется он таким образом: если все учебные материалы подготовлены в режиме онлайн и их можно получить на компьютере, это создает благоприятные условия по обучению людей в местах их проживания. Переоценить это невозможно, потому что сама система образования провоцирует в стране довольно массовые миграционные процессы. Люди уезжают из деревень, поселков в областные центры, в столичные мегаполисы и т. д. Только 3–5 % возвращаются назад. Фактически малые города и поселения интеллектуально нищают, ведь в основном люди уезжают на учебу из более-менее благополучных семей. И это имеет серьезные социальные последствия. У родителей не остается стимулов для капитализации своих доходов в форме создания предприятий малого и среднего бизнеса, потому что некому передать дело. Они в лучшем случае будут накапливать деньги на старость, чтобы самим тоже отправиться к своим детям. Обучение по месту жительства — это наиважнейший сегодня системный параметр в новой парадигме образования, который реализуется только за счет информационных и коммуникационных технологий.

— Все ли так позитивно? Как вы относитесь к тому, что реферат, курсовую или диплом можно найти и скомпоновать прямо в Сети?

— Защитить эти рефераты каким то образом, наверно, можно, но все равно это не будет достаточно эффективным. По большому счету, открытый доступ к рефератам — это благо. Один написал реферат, а многие могут его прочесть — это же прекрасно. Вопрос совсем в другом. И без компьютерных систем курсовые проекты для студентов писали старшекурсники, дипломы писали тоже на стороне, кандидатские диссертации — за деньги. Проблема относится к понятию «студенческий плагиат». Это проблема человеческой добросовестности и честности по отношению к самому себе. Ведь если человек не сам написал реферат, он не приобрел нужные знания, не стал от этого содержательнее, интеллектуально богаче, умнее. Этому студенту можно только посочувствовать, потому что тот, кто сделал сам, на рынке труда, встретившись в конкурентной борьбе с другими людьми, будет иметь преимущества. В американском обществе почти нет этого, потому что это считается позором, явлением, порочащим человека. О человеке собирают данные, в конечном итоге фиксируют его недобросовестность, и у него неизбежно будут проблемы с карьерным и профессиональным ростом. Это функция не технологическая, она не усилена новыми коммуникационными технологиями, она воспитательная. Функция, которая крайне слабо освещается в прессе, ей уделяют мало внимания. Это функция чести и честолюбия.

— Претензии также к тому, что в русский язык входят лишние слова, как E-Learning или M-Learning. Это новая терминология, вместо того чтобы сказать «дистанционное образование», или, например, есть «контент» вместо «содержание образования». Как вы относитесь к этой проблеме?

— Я сам редактирую два издания и являюсь главным редактором журнала. На протяжении моей многолетней практики подобные вопросы всегда существовали. Дискуссии продолжаются, а жизнь идет своим чередом. В восьмидесятые у нас существовали, допустим, электронные вычислительные машины. Когда вводили понятие «компьютер», были такие же протестующие люди, которые говорили: «Да что вы, зачем?» Но если говорить строго по терминологии, компьютер — это не электронно-вычислительная машина.
Сейчас создана рабочая группа ЮНЕСКО по терминологии. В русском понимании электронное обучение объединяет дистанционное, открытое, на расстоянии, телекоммуникационное, интернет-обучение. Дело в том, что E-Learning и дистанционное обучение — не синонимы. Рабочая группа, в которую входят специалисты из разных стран (США, Канады, Японии, Европы) и я в том числе, сейчас заканчивает документ, в котором будет рекомендовать странам не переводить E-Learning ни на какие языки. Потому что точного перевода сделать нельзя, это своя философия и новая парадигма. E-Learning — это свои стандарты, стандарты представления знаний.
Что такое контент? Содержание образования может быть изложено в книге, а контент — это знания в электронном виде. Здесь мы подошли к термину «дистанционное обучение». Дистанция была самой главной проблемой общения студента и преподавателя. Но, например, в МЭСИ сегодня каждый день идут видеолекции на всю Россию и за рубеж, мы работаем в 17 странах, 400 точек на территории Российской Федерации. Более того, с развитием мобильного Интернета, когда люди, имеющие сотовые телефоны, входят в Интернет так же, как они разговаривают по мобильному, проблема дистанции решается телекоммуникационным оператором. Речь идет об E-Learning, но уже в мобильной его части, то есть путем создания программ содержания образования, того самого контента в таком виде, чтобы его можно было разместить на экранах малых компьютеров. Говорить о проблеме дистанции сегодня бессмысленно, она решена телекоммуникационными технологиями.