МВА по-американски

Юлия Беловицкая Источник: Элитный персонал

Почему россияне так ценят западное бизнес-образование, хотя планируют после получения диплома вернуться домой? Дело, оказывается, не только в стремлении приобрести широкий круг знакомых или современные знания. «У них» умеют и любят учиться. О своем опыте рассказывает Михаил Грицишин, выпускник-2003 программы МВА Kent State University, руководитель проекта СУЭКП «УК РУСАЛ».

— Михаил, почему Вы остановили свой выбор на бизнес-школе университета Kent?
— В 1995 году я поступил в Волгоградский государственный университет (ВолГУ), вузом-побратимом которого является Kent State University (KSU). Там и состоялась моя встреча с директором программ МВА KSU Луизой Дитчи, приехавшей для обмена опытом с преподавателями экономического факультета.
К этому моменту я был очень увлечен маркетингом. Наш заведующей кафедрой часто бывал в Америке и Канаде по программам Фулбрайт и привозил оттуда университетские учебники. Тяжелые фолианты, изданные на мелованной бумаге, с большим числом иллюстраций, практических заданий и примеров, производили неизгладимое впечатление. Помню
, мневрукипопалиськнигипо Financial Management, Strategic Marketing, Law for International Business и Information technology for Global communications. Полученные знания я применял на практике, подрабатывая консультантом по маркетингу, рекламе и customer relations.
Окончив ВолГУ с «красным» дипломом, я поступил в аспирантуру, но сразу понял, что академические знания и реальный бизнес — вещи разные. Вот тогда и пришло решение продолжить образование в школе бизнеса Kent State University.

— Как вчерашнему аспиранту удалось оплатить обучение?
— Это не так сложно, как кажется. Можно выиграть грант или стипендию от какой-нибудь организации или компании, получить высшие баллы на вступительных экзаменах, взять кредит в банке или просто продемонстрировать незаурядные способности. Главное, что нужно знать абитуриенту — на мастерские программы в западные университеты (KSU — не исключение) принимаются не только студенты с опытом работы. Ректорату намного важнее собирать уникальные по составу группы, чтобы каждый студент привносил в программу что-то важное для ее остальных участников и преподавателей. Кроме того, процент обучающихся из других стран служит своеобразной «приманкой» для поступающих в университет.

  • В отличие от российских вузов, Kent State University разделен на школы (colleges): College of the Arts, College of Arts and Sciences, College of Business Administration и т.д. Это большой университет, в котором учится и работает 35 тысяч человек.

Но самый простой способ оплатить МВА в США — получить стипендию от того университета, в котором планируете учиться. Обычно реализуется схема graduate assistanceship, когда вы работаете лаборантом или помощником преподавателя. Вуз, при условии, что вы отлично сдаете экзамены и хорошо учитесь, оплачивает вам обучение и выплачивает стипендию, на которую можно покупать учебники, снимать комнату и т.д. Данный вариант финансовой поддержки предлагается в большинстве университетов США, если это только не частная школа из элитной Ivy League, как, например, Harvard или Yale.
Я тоже планировал обратиться за стипендией в KSU, но неожиданно подвернулась возможность побороться за стипендию Rotary International. Это глобальная благотворительная организация со штаб-квартирой в Чикаго, объединяющая более 1,2 миллиона бизнесменов и топ-менеджеров по всему миру. Они спонсируют всемирную программу по вакцинации от полиомиелита, дорогостоящие операции для детей из бедных семей, направляют студентов из одних стран в другие в качестве послов доброй воли и т.п.
В мае 2001 года я получил Rotary Ambassadorial Scholarship размером $25000. Этих денег хватило на год обучения. Второй год мне оплатил университет по схеме graduate assistanceship, оценив мою успеваемость и полученную от Huntington Banks награду Outstanding MBA Student Award.

— Помните свои первые впечатления от университета?
— К сожалению, они омрачены терактами, происшедшими 11 сентября 2001 года. Обычно новым слушателям устраивают торжественную встречу, знакомят всех друг с другом. Но для нашего потока, состоявшего из 45 человек, это радостное мероприятие провели только через три недели. Одно из самых ярких впечатлений — огромное двенадцатиэтажное университетской библиотеки. Впоследствии там довелось провести очень много времени.
В отличие от российских вузов, KSU разделен на школы (colleges): College of the Arts, College of Arts and Sciences, College of Business Administration и т.д. И вот они уже включают в себя факультеты, программы, проектные и исследовательские институты. Это большой университет, в котором учится и работает 35 тысяч человек. Словом, целый «город» в городке Кент (штат Огайо), расположенном в 40 милях от двухмиллионного Кливленда. Что очень важно — у KSU очень чистый, красивый и безопасный кампус, , я должен сказать. Например, кампус бизнес-школы Mendoza College of Business University of Notre Dame, куда меня пригласили по результатам вступительного теста GMAT, или Штутгартский институт экономики расположены в мрачных индустриальных районах.

— С чего началась учеба?
— Меня познакомили с тихой и очень прилично одетой дамой в очках — моим Academic Advisor. Она порекомендовала мне пройти основную программу МВА с дополнительными спецкурсами в области маркетинга и составила индивидуальный учебный план на два года вперед. В среднем программа full-time длится 24 месяца, включая один летний семестр, во время которого можно либо брать курсы, либо проходить internship — стажировку в какой-нибудь компании. Кстати, чаще всего это бесплатный труд. Оптимальный вариант — изучать 4-5 курсов в семестр. Можно конечно взять и 6-7 (причем стоимость обучения от этого не увеличивается), но есть риск не успеть подготовиться к экзаменам.
Могу сказать одно — так интенсивно я не учился никогда в жизни. В России мне удавалось сдавать все экзамены на «отлично», посещая только семинары, почитав учебники и ксерокопии лекций накануне сессии. Напротив, в KSU ежедневно давалось столько заданий, что не было времени даже на нормальный сон: приходилось ограничиваться четырьмя-пятью часами ночью и на один час «проваливаться» после обеда. Если студент проходит одновременно 4 курса, значит, ежедневно он получает от четырех преподавателей примерно по 40 страниц текста мелким шрифтом в тех самых фолиантах, которые когда-то меня так впечатлили. Приходишь домой и знаешь, что 160 листов к утру должны быть прочитаны в любом случае. А к ним добавляются письменные задания, работа в группах. С этим можно справиться только при условии грамотного планирования времени.

  • Самый простой способ оплатить обучение в США — получить стипендию от того университета, в котором планируете учиться. В этом случаереализуется схема graduate assistanceship, когда вы работаете лаборантом или помощником преподавателя.

— Как удавалось снимать напряжение?
— Я начал заниматься спортом. За два года до моего приезда университет на пожертвования выпускников построил шикарный четырехэтажный спортивный комплекс стоимостью порядка $20 млн. Там было шесть баскетбольных кортов, бассейн олимпийского размера, залы для занятия единоборствами, тренажеры, сауна. В свободное время подрабатывал. Время от времени проводил встречи со студентами и ротарианцами из других клубов, рассказывал о демократических и экономических изменениях в России, о наших культурных особенностях. Любая информация о нашей стране, президенте и политике вызывала у них колоссальный интерес.
Вся «внеклассная» деятельность в американской системе образования обозначается термином extracurricular activity — это как раз занятия спортом, участие в общественных организациях, работа в университетской Fundraising службе (сбор пожертвований). И чем активнее вы себя проявите в этой сфере, тем выше у вас шансы при получении работы, поскольку все достижения отмечаются в отдельном приложении к резюме.

— Что необычного было в процессе обучения?
— У нас практически не было лекций, каждое занятие строилось на обсуждении прочитанного накануне материала. Курс маркетинга, который вела доктор Памела Гримм, предполагал участие в электронной игре, моделирующей конкурентную борьбу нескольких компаний на рынке. Моя «компания» состояла из шести человек. Я и американец Джон, 24-летний владелец фирмы по внешнему клинингу домов, отвечали за стратегические решения. Акаш, представитель касты браминов из семьи индийского нефтехимического магната, оказался отличным финансистом. В самом начале он так четко рассчитал условия кредитования для нашей «компании», что скоро мы обошли конкурентов, захватили три четверти «рынка» и в одиночку вышли на «второй рынок». С нами был трудолюбивый китаец, сын высокопоставленного чиновника из Нигерии и еще один американец, проходивший сразу 7 курсов в семестр. Ему было очень некогда участвовать в долгих дискуссиях, мы видели его чрезвычайно редко. Зато он взял на себя труд написать отчет по результатам игры и создать большую часть презентации.

— Легко ли находить общий язык в такой интернациональной команде?
— Дело не в национальной принадлежности, главное — чтобы профессионалы дополняли друг друга, умели находить компромисс. Непонимание может возникнуть, когда люди не видят общей цели и не настроены на сотрудничество. Мне с этим пришлось столкнуться в курсе по организационной структуре управления, который я проходил в группе, где преобладали сотрудники Nursing Personnel, проще говоря — медсестры. В Соединенных Штатах это очень уважаемая профессия, квалифицированные медсестры получают более $7 тысяч в месяц.
В моей группе были два молодых человека и четыре девушки, получавших мастерскую степень по сестринскому делу. Они отличались невероятной скрупулезностью, даже мелочностью. Например, могли назначить встречу ровно на 9.58. Или жестко отчитать за то, что в тексте кавычки или скобки не того типа, который упомянут в регламенте оформления задания. При обсуждении таких вопросов, как изменение организационной структуры учреждения или компании, они ни на шаг не соглашать отойти от стандартного решения.

— С кем из известных бизнесменов Вам удалось пообщаться за время обучения?
— Kent State University — хороший, но все же государственный университет, поэтому занятия у нас вели штатные профессора, многие с практическим опытом в бизнесе, но не «звезды». Знаменитости приезжали изредка. Мне запомнились лекции выпускника KSU Майкла Капелласа, президента и СЕО Hewlett Packard Company. На одной встрече он раздавал карманные компьютеры за лучший вопрос из зала, подогревая тем самым студенческий интерес. Удалось посетить заводы Toyota и General Motors.