Двадцать человек, одна степень

Маргарита Удовиченко Источник: Финанс.

Проект. Журнал «Финанс.» составил список успешных карьеристов с бизнес-степенью. Получились 20 эмоциональных интервью о том, что было до, во время и после MBA. В общем – о жизни.

Еще лет пять назад «главная» бизнес-степень всех времен и народов под кодовым словом «MBA» (расшифровывается как Master of Business Administration, а переводится как мастер делового администрирования) вызывала в российских работодателях почти священный трепет. Говорили о магических свойствах заморской аббревиатуры и всерьез верили во всемогущество выпускников бизнес-школ, прежде всего западных и с гордо звучащим именем. Когда же на практике привлечение на топ-позицию «идеального» менеджера не приводило к ожидаемым чудесам, наступало легко объяснимое разочарование. За ним следовал ярый скептицизм. И вскоре модной стала другая крайность – считать MBA-программу распиаренной «пустышкой», где стригут купоны и учат по шаблонам, вкладывая в студенческие головы готовые решения, не применимые в реальности, в особенности отечественной. Местные учебные заведения и в лучшие времена «спасительной» репутацией не обладали. Сейчас мнение в чистом виде – восторженное или однозначно негативное – встретишь нечасто.

«Ф.» решил разобраться, много ли российских «топов», сделавших очевидно успешную карьеру и являющихся выпускниками MBA, считают эти два факта взаимосвязанными. И поговорить с ними о том, что реально дала им степень. Стоила ли она немалых временных и финансовых затрат.

Не 90–60–90. Как составлялся список? Выбирались не бизнес-школы и их удачливые выпускники – рассматривались карьеры. Это было принципиальным. Не было субъективной привязанности к какому-либо учебному заведению с громогласным названием. Не отдавалось предпочтения и «западникам» в сравнении с обладателями отечественных дипломов. Оценивались персоналии, их нынешнее положение – известность и масштаб компании, должность – и карьерные пути-дороги.

Причем не было изначальной выточенной мерки, под которую бы «пристраивали» кандидатов – по цифровым параметрам. Были интересны неординарные карьеры. Поэтому и получился весьма нескучный список разных людей – матерых и с очевидным потенциалом. Но всех их можно отнести к категории вполне состоявшихся карьеристов.

Итого. Тринадцать человек из списка получили диплом на Западе. Шестеро в России, хотя большинство из них доверились совместным программам: их реализация осуществлялась под бдительным оком иностранных партнеров. А один герой – Алексей Ананишнов из Henkel Russia одолел две MBA-программы: в родном Петербурге и Британии. Есть школы, представленные в списке несколькими выпускниками. Самой «популярной» оказалась INSEAD, располагающаяся под Парижем в легендарной деревеньке Фонтенбло, – там учились трое из двадцати героев. По двое представителей у топовых американских школ – Chicago, Harvard и Stanford и московской «Мирбис».

Интересно, что большинство «западников» утвердительно ответили на вопрос, было ли обучение в бизнес-школе поворотным пунктом в их карьере. У выпускников отечественных учебных заведений «результаты» скромнее: в сухом остатке обычно значатся знания, изредка – связи. А с карьерой у этих людей и до бизнес-школы все было в порядке: например, Константин Лаптев (гендиректор АМО «ЗИЛ») и Сергей Ковальчук (первый замгендиректора «Ренессанс Страхования») уже были генеральными директорами.

Но проект был затеян не ради статистических выкладок. Хотелось полноценных, интересных, личностных историй. Поэтому далеко не все вопросы касались манящей аббревиатуры. Каждого из героев просили заполнить неформальную анкету. И ответы на эти несерьезные вопросы, не касающиеся карьеры, бизнеса, MBA, денег, открыли серьезных управленцев с необычной, не профессиональной, а человеческой стороны. Что приятно.

Цели добавить популярности и без того раскрученному брэнду не было. Поэтому рядом с каждым большим интервью помещается компактное примечание о людях, добившихся не меньших высот в схожих отраслях без обучения в бизнес-школе, нередко и без профильного диплома. Понятно же, что MBA, как любое образование, не панацея и не гарантия. Это всего лишь шанс, бонус. И тем любопытнее было поговорить с людьми, сумевшими этой возможностью воспользоваться.


Алексей Ананишнов, управляющий директор направления «Бытовой клей» Henkel Russia

Родился в 1962 году в Ленинграде
Высшее образование Ленинградский государственный университет
Бизнес-школа Санкт-Петербургский международный институт менеджмента (ИМИСП), London Business School
Семейное положение Женат, двое детей
Любимое занятие вне работы Чтение, спорт
Кем хотел быть в детстве Лесником
Место, где хотел бы побывать В Латинской Америке
Книга, которую стоит прочитать Все книги Достоевского
С кем бы не отказался познакомиться С Александром Македонским
Жизненный девиз Не важно, что происходит, важно позитивное отношение к этому

Алексей, выбор технической специальности был данью моде?

– Я подошел к этому вопросу романтически: четверть века назад казалось, что структура построения будущего будет зависеть от математики. Поэтому выбрал ее, причем прикладную. Ожидания не оправдались: была обычная учеба – и никакой лирики. Реально я получил друзей и знания, которые не устаревают, а все чаще пригождаются. К тому же математика отлично организует мозг. После вуза программировал, работал в торговом доме, потом в международных компаниях. Меня пригласили в «Пепси», где от администратора продаж за пять лет вырос до менеджера по проектам. Ушел оттуда в 1998-м после кризиса.

Но до этого вы отучились в бизнес-школе?

– Получив математическое образование, не предполагал, что буду заниматься экономикой. Когда понял, что менеджерский путь – мой путь, пошел учиться. Выбрал ИМИСП: на тот момент это была единственная российская бизнес-школа, поддерживаемая четырьмя европейскими. Немаловажные факторы – учеба без отрыва от производства, part-time и на английском языке. К тому же здесь сразу почувствовался качественно иной подход, отличный от других школ, которые я посещал, – в нас были заинтересованы, общались как с клиентами. Учебный процесс был демократичным, при этом очень напряженным. Без всяких ссылок на рабочую занятость. Для того чтобы сносно учиться, приходилось заниматься минимум два-три часа в день… Во время кризиса я поехал в США и посетил там несколько бизнес-школ – Columbia, MIT, Harvard, побывал на нескольких занятиях, и в моих глазах обучение в ИМИСП сильно выросло: предметы, стиль, разговоры, атмосфера были очень похожими.

И почему же тогда вы решили отправиться за знаниями в Европу?

– Я работал в компании Chupa Chups в Польше. И, общаясь с иностранцами, однажды столкнулся с пренебрежительным отношением к моему советско-российскому происхождению. Понял: чтобы чувствовать себя в любой ситуации комфортно и убедиться в том, что полученные знания действительно международного уровня, и чтобы преодолеть некоторую советскость, надо ехать в западную школу.

Учеба в британской школе отличалась от российской?

– В LBS минимум 80% кейсов затрагивают непосредственно ваших сокурсников: они либо работали в разбираемой компании, либо многое про нее знают. Знать о ситуации изнутри очень ценно, можно получить информацию, которую просто так никогда не получишь. Еще эта школа международная: со мной учились представители практически всех европейских стран, а также японцы, китайцы, американцы, некоторые из них специально получали альтернативное штатовскому образование, добавляя себе «международности». Это большой плюс – смешение культур. После учебы в LBS земной шар для меня уменьшился до размеров дома. Появился здоровый космополитизм. И еще после этой школы на самом деле можно работать где угодно.

Чем Executive MBA отличается от классической программы?

– Единственный минус обучения на Executive MBA – то, что вы не пользуетесь всеми благами, которые предоставляет вам школа, не можете посещать все праздники и выступления guest speakers, путешествовать совместно с однокурсниками. Когда человек учится на full-time, огромную часть времени посвящает поиску работы – посещению презентаций, систематическим походам по интервью. В моей ситуации это было практически невозможно – мы прилетали на уикенды.

Как при такой занятости вы смогли сняться в двух фильмах Александра Сокурова, причем в главных ролях?

– В жизни случаются какие-то события, и важные, и любопытные, но при этом они могут не иметь к основной «теме» никакого отношения. Случайное знакомство переросло в две ленты. Я как будто попал в хронику, на экране был фактически самим собой. Как работа кино – это тяжело, как приключение очень интересно.


БЕЗ MBA
Генеральный управляющий по России Wrigley Максим Гришаков поступил в МГИМО, но, отучившись там три года, отправился в США, в Southern Utah University, где и получил диплом бакалавра по рекламе и маркетингу.


Сергей Батехин, первый заместитель гендиректора «Интерроса»

Родился в 1965 году в селе Лебяжье Ленинградской области
Высшее образование Военно-краснознаменный институт Министерства обороны, Российская экономическая академия им. Плеханова
Бизнес-школа Мирбис
Семейное положение Женат, один ребенок
Любимое занятие вне работы Верховая езда
Кем хотел быть в детстве Летчиком-космонавтом
Книга, которую стоит прочитать «Мастер и Маргарита» Булгакова
С кем бы не отказался познакомиться С экономистом Василием Леонтьевым
Жизненный девиз Никогда не сдаваться

Сергей, почему военный институт: манила боевая романтика?

– Я вырос в семье военного, до 15 лет ездил с отцом по гарнизонам. У меня был кругозор и образование человека, детство и юность проведшего в отдаленных местах – в Забайкалье, Монголии. Переезд в Москву был потрясением – оказалось, можно жить по-другому, я-то привык к условиям гораздо более суровым. Выбор института был своего рода компромиссом: военным я быть не хотел, но надо было поддержать семейную традицию. Окончил факультет спецпропаганды (сейчас – военной журналистики). Пять лет мы жили в казарме, стреляли, ходили в карауле, это многое дало для воспитания характера. Еще у меня было два иностранных языка – французский и немецкий. Языки преподавались в институте очень хорошо, здесь вообще давали отличное филологическое образование.

По окончании вуза ушли из армии?

– Сразу же и поступил на госслужбу. Работал в комиссии при ЮНЕСКО – два года в Париже. В 1991-м, когда Союз распался, мой контракт был прекращен, я вернулся на родину и вскоре покинул госслужбу. Это были времена баррикад, перемен. И в 27 лет я начал жизнь заново – пошел в бизнес. Обладатели экономического образования были тогда объективно в более выигрышной ситуации, на них был спрос. Единственное, что у меня мог востребовать рынок, – языки. И я понял, что надо учиться. В РЭА им. Плеханова получал второе высшее образование, классическое, фундаментальное и одновременно проходил программу MBA в школе «Мирбис» при той же «Плешке». Бизнес-образование было более прикладным, практическим, западным, оно тогда как раз входило в моду. После еще и защитил кандидатскую диссертацию.

Как выбирали MBA-программу, что получили?

– Никак. Было два варианта – учиться либо в Финансовой академии, либо в Плехановской. «Плешка» была рядом с домом. В моем случае никаких разочарований просто не могло быть – все было слишком спрессовано: сутками работал, учился и еще раз учился. Ничего помимо знаний не получил. Но именно за ними и шел. 1992–1993 годы – время, когда все зарождалось, и отечественное бизнес-образование в частности. Понятно, что организация в школе была отнюдь не гарвардская. Но нужно сказать спасибо российским учебным заведениям, на базе которых создавались эти школы. Они все очень правильно сделали – колоссальное количество людей прошло обучение и в очень короткие сроки научилось основам ведения бизнеса. Можно сказать, они выполнили свою историческую миссию. Главное в бизнес-школе не пытались навязать совковую систему преподавания, использовали западные методики, учебники, особенно не стараясь переложить все это на нашу специфику. Очень часто приезжали иностранные преподаватели – французы, японцы. И это тоже очень многое значило.

Новоприобретенные дипломы помогли в построении карьеры?

– Когда еще учился в «Мирбисе», устроился в Deloitte & Touche – без надлежащего образования меня бы туда не взяли. К тому времени я выучил еще два языка, и мне поручили участок, связанный с «экзотическими» странами, – работал с итальянцами, немцами, французами. Им, конечно, было приятно, когда приходил специалист, понимающий содержательные вещи и говорящий на их языке. В «Делойте» проработал год – это был отличный опыт. Но вскоре передо мной встала дилемма – то ли становиться профессиональным наемным работником, то ли организовывать собственный бизнес. Второй вариант мне нравился больше. В конце 1994-го вместе с друзьями я создал компанию «Оборонительные системы», мы занимались разработкой и производством военной техники в сфере противовоздушной обороны. Этому делу я отдал 10 лет. Создав с нуля, довел компанию до уровня признанной даже в мире, а в 2005-м продал ее государству.


БЕЗ MBA
Президент АФК «Система» Александр Гончарук тоже выбрал военную стезю – окончил Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище, затем Военно-морскую академию им. Гречко, служил старшим офицером в Главном штабе ВМФ. Попробовав себя в страховании, утвердившись в телекоммуникациях, он сделал карьеру без всякого дополнительного экономического или технического образования.


Сергей Борцов, генеральный директор группы «Агроком»

Родился в 1974 году в Ростове-на-Дону
Высшее образование Ростовский институт народного хозяйства
Бизнес-школа Leeds University Business School
Семейное положение Холост
Любимое занятие вне работы Футбол
Кем хотел быть в детстве Водителем трамвая
Место, где хотел бы побывать В Тибете
С кем бы не отказался познакомиться С Далай-ламой
Жизненный девиз Никогда не унывать и верить в себя

Сергей, в августе 1998-го вы из банковской сферы перешли на производство: повлиял кризис?

– Финансовую специальность я выбрал, предполагая делать карьеру именно в банке. Я оканчивал школу в 1990 году, а тогда бурно развивалось банковское дело, и эта сфера показалась мне динамичной и интересной. Сразу после института пошел в Промстройбанк стажером. Через четыре года уже занимал должность начальника сводно-экономического отдела, но понял, что это не для меня: стало скучно. Я наладил все процессы, на решение ежедневных текущих задач хватало двух часов. Так что мое решение об уходе никак не было связано с дефолтом, предложение от компании «Донской табак» поступило еще весной, но первый рабочий день пришелся как раз на 17 августа. Я возглавил новый на предприятии аналитический отдел, перед нами стояла задача создать с нуля единый канал получения и передачи информации. Первые полтора года проводил на работе по двенадцать часов в сутки.

На каком этапе вам стала необходима бизнес-степень?

– Работа в аналитическом отделе не предполагала ответственности за само производство: только констатация фактов, участие в планировании. В какой-то момент надоело моделировать бизнес на бумаге, захотелось реализовывать свои проекты, но было очевидно, что для перехода на следующий карьерный уровень институтского багажа знаний недостаточно. В 2001-м пресса очень много внимания уделяла теме МВА. Степень называли образовательной панацей от всех карьерных проблем. Писали о том, что МВА гарантирует руководящую должность, с чем, кстати, я не никогда не был согласен. Я заинтересовался, просмотрел некоторые рекомендованные учебники, но пришел к выводу, что ничего нового в области финансов не узнаю. Решил, будет полезно систематизировать свои знания, а также познакомиться со смежными областями, например маркетингом.

Как вы оказались в Великобритании?

– Я участвовал в конкурсе, объявленном Британским советом среди молодых российских менеджеров. Победителю предоставлялся грант на получение МВА в Англии. Подобные конкурсы проводили также представители США и Австралии, но там бизнес-программы длятся два года, а я искал годичный курс. В Европе меня интересовала именно Великобритания: я учился в школе с глубоким изучением английского языка и можно сказать, все знал об этой стране, дело было за малым – увидеть ее своими глазами. Зимой 2001-го летал в Москву как на работу: утром – туда, а последним рейсом – обратно в Ростов. Успешно прошел пять этапов и оказался в финале. Шестым этапом была самопрезентация перед большим количеством зрителей и экспертов, и она мне не удалась. Но представители Leeds University Business School посоветовали мне приехать к ним учиться. Результаты конкурса мне зачли, за учебу заплатило предприятие.

Что изменилось после возвращения?

– На целый год я выпал из текущих проблем: появилось время для переоценки жизненных ценностей. Теперь я считаю, самое главное – человек. Стал любить людей. Раньше думал об ответственности сотрудника перед компанией, о приносимой им пользе, сейчас уверен, что организация должна оберегать своих работников, обеспечивать им высокий уровень жизни. Я был и останусь трудоголиком, но к карьерным взлетам и возможным неудачам начал относиться спокойнее. Благодаря учебе появились связи в бизнес-сфере, а также в преподавательской и научной среде. Со многими однокурсниками мы поддерживаем дружеские отношения. Недавно мне нужно было узнать об особенностях ведения бизнеса в Индии, и меня очень подробно проконсультировали.

MBA повлияла на развитие карьеры?

После возвращения меня назначили на должность замдиректора по финансам. В 2004-м стал финансовым директором управляющей компании холдинга «Агроком», с начала этого года занимаю пост генерального директора.


БЕЗ MBA
Глава «Интеко-агро» и бывший совладелец инвестиционно-строительной корпорации «Интеко» Виктор Батурин окончил Московский институт управления им. Орджоникидзе. Но на его успешную карьеру, крепко связанную с именем его еще более успешной сестры Елены Батуриной, вряд ли повлияло образование.


Сергей Дрожжин, старший вице-президент пo экономике и финансам КЭС-холдинга

Родился в 1970 году в Москве
Высшее образование Московский государственный университет
Бизнес-школа MIT Sloan School of Management
Любимое занятие вне работы Семья, друзья и спорт
Кем хотел быть в детстве Разведчиком
Место, где хотел бы побывать В Австралии
Книга, которую стоит прочитать «Семь навыков высокоэффективных людей» Кови
С кем бы не отказался познакомиться C тем, кто объяснил бы мне, как пользоваться iMac
Жизненный девиз Лишь только тот достоин счастья и свободы, Кто каждый день идет за них на бой

Сергей, какие пути-дороги привели вас в бизнес-школу?

– Экономикой я стал интересоваться еще в школе. На экономфаке МГУ состоялось мое знакомство с корпоративными финансами. Первые карьерные шаги сделал на зарождавшемся рынке ценных бумаг, а в 1992-м стал первым сотрудником представительства Ситибанка в России и СНГ. Мне выпала возможность быть частью команды, которая с нуля запускала «дочку» одного из самых профессиональных банков мира. В 1994-м я стал членом правления, а позже зампредом Гута-банка.

Для дальнейшего прогрессирования не хватало знаний?

– Да, я исчерпал потенциал – для развития бизнеса Гута-банка мне не хватало ни знаний, ни опыта. А мысль – набраться практического опыта, а потом вернуться на студенческую скамью – сидела в голове уже давно. Выпасть из рабочего процесса не боялся – был готов к совершенно новой карьере. Так что сразу нацелился на двухлетнюю MBA-программу с полным погружением.

Чем запомнилась студенческая жизнь? Насколько насыщенной она была?

– У меня родился сын, и это главное достижение того периода, причем моя супруга тоже училась в MIT Sloan. Она перенесла экзамены на несколько недель из-за родов, что не помешало ей с отличием окончить курс и впоследствии сделать блестящую карьеру в бизнес-консалтинге… MIT развивает командную культуру, еженедельно проводятся тусовки для всего курса, а это хорошая возможность сплотиться с однокашниками и распробовать очередную национальную кухню. Школа считается одной из самых интернациональных в США – 30% студентов из-за рубежа. Плюс там множество клубов по интересам – я занимался теннисом и айкидо. И очень запомнились ежегодные турне студентов и профессоров в Латинскую Америку и Китай.

Что дало обучение в бизнес-школе?

– Я кардинально улучшил навыки общения с другими людьми, умение эффективно решать проблемы и в конфликтной, и в конструктивной среде. Приобрел структурированные знания в разных областях бизнеса – от маркетинга и общего менеджмента до финансов и теории операций.

После получения степени удалось сделать резкий карьерный рывок?

– MBA открыло мне двери на Wall Street – в JP Morgan Chase я получил опыт инвестиционного банковского дела. Мне посчастливилось несколько лет проработать в яркой предпринимательской команде Александра Лифшица, который придумал пивной брэнд «ПИТ» и развил вместе с партнерами дистрибуционный бизнес импортного пива в национальную производственную компанию. В 2005-м мы стали частью мировой пивной империи Heineken, а после завершения интеграции двух бизнесов я перешел в Комплексные энергетические системы, одну из самых динамичных и сильных управленческих команд в энергетике.

Случалось ли вам пользоваться связями, приобретенными в MIT Sloan?

– Работу во время кризиса 1998-го я получил не в последнюю очередь благодаря рекомендации профессоров школы. Вернулся в российский бизнес также благодаря рекомендации знакомого, раньше учившегося в школе. Отмечу тем не менее, что важнее профессиональные навыки и способность приносить пользу конкретному бизнесу на конкретном этапе, а не знакомства, которые просто расширяют число доступных вариантов развития карьеры.

Добились бы вы таких успехов, если бы не бизнес-школа?

– Если бы я стал собственником в начале 90-х (и при этом бы остался жив), а не пошел по пути профессионального управленца, то денег было бы у меня, наверное, больше. Но MBA в первоклассной школе – это другое качество, другой интеллектуальный уровень жизни. Из серии «быть – более чем иметь» – по Эриху Фромму.


БЕЗ MBA
Первый вице-президент «Евразийского водного партнерства» Александр Баженов по окончании МГТУ им. Баумана добирал бизнес-знаний на разнообразных курсах, в частности прошел программу по управлению инфраструктурой в рыночной экономике в американской Школе подготовки правительственных кадров им. Джона Кеннеди.


Евгений Зайцев, генеральный директор «Атон-Менеджмента»

Родился в 1969 году в Москве
Высшее образование Московский текстильный институт им. Косыгина
Бизнес-школа Мирбис (программа London Guildhall University)
Семейное положение Женат, один ребенок
Любимое занятие вне работы Спортивный и дачный отдых
Кем хотел быть в детстве Летчиком, водителем
Место, где хотел бы побывать Среди березок средней полосы России
Книга, которую стоит прочитать «Мудрость чудака, или Смерть и преображение Жан-Жака Руссо» Фейхтвангера
Жизненный девиз Всегда готов

Евгений, почему в качестве места обучения вы избрали Текстильный институт?

– Школа, в которой учился, была подшефной фабрики «Красный октябрь», там же я проходил производственную практику. Это и сыграло ключевую роль при выборе вуза. К тому же как сын инженеров был ориентирован на техническую профессию, в итоге получил специальность по автоматизации химико-технологических процессов. После первого курса ушел в армию, вернувшись, понял, что началась совсем другая жизнь. Тем не менее решил продолжать учиться. Подумал: если ты что-то знаешь, какое-то применение себе найдешь. Хотя таких инженеров, как я, выпускали тысячами, и никому они уже не были нужны.

Вопрос о смене специальности встал сразу после окончания вуза?

– Еще будучи студентом, в 1991-м я начал работать в страховой компании «Аско». Как страховой агент зарабатывал очень приличные по тем временам деньги: ежемесячного заработка могло хватить на «Жигули». Это был первый опыт соприкосновения с бизнес-сферой. После окончания института подал документы в Финансовую академию. Так как продолжал работать в страховании, в компании «Энергогарант», специальность выбрал соответствующую – «Банковское и страховое дело». Надеялся получить государственный диплом о высшем экономическом образовании. Но программа была новой, и что-то не получилось с ее аккредитацией Министерством образования. Так что трехлетнее обучение зачли за курсы повышения квалификации. А я уже понимал, что, если у тебя нет адекватного образования, подкрепленного сертифицированным дипломом, ты очень скоро уткнешься в потолок. Чего мне очень и очень не хотелось.

И программа MBA стала логичным выходом из ситуации?

– Да, сначала я хотел поехать учиться за границу – в рамках Президентской программы, но, когда пришел с этой идеей к руководству, услышал: «Тогда пиши заявление об уходе». Я уже работал в Пенсионном фонде электроэнергетики начальником отдела, профиль деятельности стал смещаться в сторону работы на фондовом рынке, было интересно, бросать не хотелось. И я не растерялся: «Тогда найду подходящую программу в России, но вы за нее заплатите». В 1997-м, исследовав рынок бизнес-образования, остановился на предложении школы «Мирбис», дававшей возможность получить диплом британского университета (правда, из пятнадцати человек, писавших дипломную работу для англичан, защитились всего семь).

Учеба с работой совмещалась трудно?

– В фонде был продвинутый коллектив – все постоянно учились. До бизнес-школы я окончил огромное количество разнообразных курсов. Так что для меня это был нормальный, привычный режим. Главное – неукоснительно следовать принципу «не расслабляться»: ходить, какая бы лекция ни была. За два с половиной года я пропустил одну или две по производственным мотивам.

Что дает MBA?

– Возможность систематизировать основные бизнес-принципы и подходы. Знания ловко раскладываются по полочкам, и ты часто даже не представляешь, когда тебе все это может понадобиться, но потом неизменно наступает такой момент и ты просто заглядываешь на нужную полку. Понимание общей концепции ведения, построения бизнеса помогает переместиться с уровня исполнителя на уровень менеджера. Твоя задача теперь – не научиться прекрасно делать отдельное колесо, а построить целиком машину. MBA – это еще и общение в профессиональной, неангажированной среде, где люди могут честно, спокойно рассказать, где, что и как происходит.

Получение степени изменило карьеру?

– Меня тут же назначили замом по инвестициям. А в 2001-м поступило предложение от инвестиционной группы «Атон» возглавить новую структуру.


БЕЗ MBA
Председатель совета директоров УК «Тройка Диалог» Павел Теплухин добился несомненных успехов в бизнесе по управлению активами, имея диплом экономфака МГУ, степени магистра экономики, полученную в London School of Economics and Political Science, и кандидата экономических наук.


Александр Изосимов, генеральный директор «Вымпелкома»

Родился в 1964 году в Якут