Какую бизнес-школу выбрать: можно ли полагаться на рейтинги?

М.Иоффе, Л.Карташова Источник: "Управление персоналом"

Спрос на бизнес-образование во всем мире возрастает. Увеличивается и число школ, предлагающих свои услуги. Расширяется спектр их программ. Повышаются требования к их качеству. Усиливается конкуренция среди школ. Более агрессивной становится их PR-деятельность. Не скупясь на эпитеты, представители школ перечисляют свои конкурентные преимущества. А как разобраться, соответствуют ли они действительности? Чем при этом руководствоваться? Многие в первую очередь обращают внимание на брэнд и репутацию школы. Можно также положиться на оценки независимых авторитетных экспертов. Важно, например, поинтересоваться, есть ли у школы аккредитация, особенно международная. Дополнительно полезно узнать, какое место она занимает в тех или иных рейтингах.

Рейтинги и аккредитация. Что важнее — лидирующее место в рейтингах или наличие у школы международной аккредитации? Хорошо, когда есть и то и другое. Но на практике нередко получается противоречивая картина. Бизнес — школы, занимающие ведущие места в рейтингах (особенно если в сферу исследования попали далеко не самые лучшие школы), могут не соответствовать жестким критериям международной (либо национальной) аккредитации. И наоборот, школы, имеющие почетную аккредитацию, не обязательно могут лидировать в рейтингах. Особенно если эти рейтинги получены на основе некорректных или недостаточно представительных исследований.
Чем это объяснить? Ведь критерии, положенные в основу большинства рейтингов и критерии аккредитации школ на первый взгляд во многом сходны. Они касаются карьеры выпускников, качества преподавательского состава, исследовательской деятельности школы. Но есть и существенные отличия.
Цель аккредитации — определить соответствие деятельности школы стандартам качества. При аккредитации, как правило, преобладают качественные показатели, хотя, безусловно, могут учитываться и количественные характеристики. Наиболее авторитетные в мире органы, аккредитующие бизнес-школы и их программы — EQUIS, AACSB, АМВА. Взять, например, международную ассоциацию МВА (АМВА) — штаб — квартира этой организации находится в Лондоне. Это — признанный во всем мире эксперт непосредственно по программам МВА. Она аккредитовала лучшие в мире программы. Сейчас их 91. Среди них программы МВА ведущих школ (IMD, INSEAD, IESE, Cranfield, Warwick, Durham, London Business School и др.). Есть в этом списке и российские программы. Их пока единицы. Среди них программы МВА Института экономики и финансов «Синергия» — Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова (первые национальные программы, аккредитованные в 2001 году АМВА). Убедиться в этом легко. Достаточно выйти на сайт АМВА (http://www.mbaworld.com). В прошлом году аккредитацию АМВА получили также программы МВА Московской международной школы бизнеса МИРБИС. Среди аккредитованных совместных международных программ МВА в России — «Academy of National Economy: Kingston Russian MBA» и «Durham — Sinerghia MBA».
У рейтингов иная цель. Они предназначены для того, чтобы сравнить бизнес-школы по выбранным критериям и проранжировать их в порядке убывания или возрастания тех или иных показателей. При этом в исследовании преобладают, как правило, количественные оценки. Интерес к рейтингам школ, с одной стороны, растет. С другой стороны, не ослабевает их критика. Взять, например, рейтинги, основанные на оценках выпускников бизнес — школ МВА. Считается, что и они не безупречны. Аргументы таковы — выпускники не всегда имеют возможность сравнивать разные школы. К тому же, кто будет плохо отзываться о школе, которую сам закончил?
Универсальных рейтингов, удовлетворяющих одновременно интересы всех заинтересованных сторон, нет. К тому же в России есть своя специфика. Российские школы МВА, например, вряд ли могут сегодня участвовать в рейтингах программ МВА, проводимых Financial Times. Ведь в числе основных их критериев используется рост зарплаты выпускников после окончания программы. Такие рейтинги рассчитаны на студентов дневных программ МВА, а их в России пока единицы. К тому же официальная заработная плата в российских условиях не является достоверным показателем увеличения доходов и карьерного роста выпускников.
Стоит ли вообще прислушиваться к рейтингам? А почему нет? Ведь при всех недостатках рейтингов, наличие, пусть даже ориентировочных, условных оценок лучше, чем отсутствие каких-либо оценок вообще. Другое дело, что к любым рейтингам надо относиться осторожно. Именно так поступают многие западные школы. Взвешенно должны относиться к рейтингам и те, кто выбирает их программы.
Что касается проведения рейтингов российских бизнес — школ, то в целом это, безусловно, положительная тенденция. Особенно если эти рейтинги явились результатом серьезных исследований, проведенных компетентными независимыми экспертами. И при этом была учтена национальная специфика, уровень зрелости российского рынка образовательных услуг, сложившиеся традиции. Вместе с тем, в последнее время, с одной стороны, стали появляться недостаточно корректные рейтинги. Многие школы отказываются в них участвовать. С другой стороны, нередко высказываются необоснованные упреки в адрес тех, кто их проводит.
В частности, идет спор, кто лучше всего может давать оценку школы или ее программ — выпускники или, например, представители самих бизнес-школ? Какие критерии для сравнения школ можно использовать, а от каких надо отказаться? Но на наш взгляд, проблема не в этом. На самом деле может существовать бесчисленное количество исследований, а следовательно, и рейтингов, основанных на их результатах. Причем все они имеют право на существование, если подготовлены грамотно. Здесь все зависит от профессионализма тех, кто их готовит. Должны быть также определенные навыки их интерпретации у тех, кто хотел бы воспользоваться результатами рейтингов и сделать на их основе правильные выводы.

Всем, кто интересуется результатами рейтингов бизнес — школ и хотел бы основываться на них при принятии решений, мы советуем задуматься над такими вопросами, как:
1. С какой целью проводятся данные рейтинги?
2. Для кого они предназначены?
3. Что является предметом сравнения школ (критерии оценки)?
4. Кто может проводить оценку выбранных критериев?
5. Насколько корректно сформирована и насколько представительна база исследования?

1. С какой целью проводятся рейтинги и для кого они предназначены? Большинство рейтингов адресовано абитуриентам. Поэтому не случайно, что в их основе лежат показатели карьерного роста выпускников, возможности смены работы и повышения заработной платы. Однако то, что является плюсом для выпускников, может оказаться минусом для работодателей. В основе рейтингов, интересующих работодателей, — другие показатели. Есть также специфические критерии и оценки, интересные в первую очередь бизнес — школам, государственным и правительственным органам, международным и российским общественным организациям.
2. Что является предметом сравнения школ (критерии оценки)
Поскольку целевые группы пользователей рейтингов различны, критерии сравнения школ могут отличаться большим разнообразием. Например, в основе одних рейтингов могут лежать только критерии-результаты (повышение зарплаты выпускников, их карьерный рост). Абитуриентов может больше интересовать именно эта группа критериев. А для работодателей важнее всего вклад в развитие компании и результаты работы выпускников до поступления на программу и после ее окончания. Есть своя сфера интересов и у представителей школ бизнеса. Скорее всего, они обратят особое внимание на средства достижения результатов (квалифицированные преподаватели, наличие у школы изданных учебников и учебных пособий, методы обучения).
Есть рейтинги, которые носят комплексный характер. Так, критерии, положенные в основу составления рейтинга Financial Times MBA 2005, условно могут быть разделены на 3 группы. Первая — рост доходов и карьерный рост выпускников. В числе показателей, которые при этом учитываются: средняя зарплата выпускников, процент ее повышения, оценка социального положения, карьерный рост, эффективность трудоустройства, процент тех, кому удалось трудоустроиться в течение 3-х месяцев после окончания программы. Вторая группа критериев — это характеристика международной ориентации школы. Приветствуется разнородность контингента обучающихся студентов и преподавателей. Западные школы заботятся о своем имидже. Для них важно не допустить дискриминации. Поэтому учитываются такие показатели, как доля женщин среди студентов и преподавателей. Делается также акцент на международную ориентацию школы (на так называемый критерий «интернационализации»). В эту группу попадают такие показатели, как доля преподавателей-иностранцев, доля студентов-иностранцев, опыт международной деятельности, языки, на которых ведется обучение и др. Третью группу составляют критерии, характеризующие научно-исследовательскую и преподавательскую деятельность. Это в первую очередь рейтинг по количеству докторов наук. Большое значение придается выполняемым школой научно-исследовательским работам и публикациям их результатов. К сожалению, последний критерий практически не присутствует в большинстве российских рейтингов, например в рейтингах РБК. В то время как на западе научно-исследовательская деятельность школы, использование ее результатов в учебном процессе, их внедрение в практику, публикации по актуальным проблемам бизнеса и менеджмента являются одним из самых весомых критериев при оценке деятельности школы. Это говорит о ее потенциале, социальной ответственности перед обществом и связи с практикой

3. Кто может проводить оценку качества обучения?
Эта проблема в данный момент является одной из наиболее дискуссионных проблем. Хотя попытки найти одного — единственного, самого лучшего для всех случаев эксперта вряд ли оправданы.
В действительности, оценку, на наш взгляд, в зависимости от целей исследования и выбранных критериев, могут проводить:

·Студенты и выпускники школ

·Работодатели

·Представители самих бизнес — школ (их руководители, ведущие профессора)

·Независимые эксперты со стороны

·Представители общественных организаций и др.
Самые надежные выводы можно сделать, если сопоставить результаты рейтингов, полученных на основе различных оценок. Уместно напомнить здесь получающий все большую популярность на западе подход к оценке «3600». Смысл его состоит в следующем. Чем более разносторонней является оценка, чем больше сторон принимает в ней участие, тем объективнее картина. Например, интересно было бы сравнить рейтинги обследованных школ, полученные на основе оценок выпускников, с рейтингами, полученными на основе опроса представителей школ или независимых экспертов. Однако рейтинги — дело трудоемкое. Поэтому в реальной жизни надо находить компромисс. Кому отдать предпочтение? Надо выбирать тех, кто в каждом конкретном случае лучше всего понимает суть проблемы, кто владеет наиболее полной информацией по тому или иному вопросу и кто более всего заинтересован в получении объективной и независимой оценки.

4. Насколько корректно сформирована и насколько представительна база исследования?
Вопрос этот исключительно важен. Ошибки, некорректность и легковесность суждений недопустимы. Ведь необоснованные результаты могут незаслуженно ударить по репутации тех или иных школ. Они могут также подтолкнуть тех, кто их выбирает, к неверным решениям. Причем, чем сложнее исследование, тем труднее интерпретировать его результаты. Популярными становятся «специализированные» рейтинги. На западе, например, как правило, рейтинги программ МВА дневного, вечернего и дистанционного обучения составляются отдельно. Их не принято объединять, поскольку критерии оценки могут не совпадать. Существуют также специализированные рейтинги школ в зависимости от качества подготовки в области конкретных направлений бизнеса и менеджмента: финансов, маркетинга, управления персоналом. Много внимания уделяется характеристике отобранной совокупности школ. Подробно описываются количественные методы анализа. Из обследования исключаются нетипичные школы (например очень маленькие школы или школы-«динозавры»). Для них могут быть проведены специальные рейтинги.
Настало время и в России поставить исследования в данной области на профессиональный уровень. Нужны продуманные методики и квалифицированные эксперты. Ну, а что касается сегодняшних рейтингов, то, выбирая школу, мы советовали бы в первую очередь полагаться на наличие у нее авторитетной аккредитации, особенно международной. Аккредитация дается, как правило, на несколько лет. Нашей школе она предоставлена на 5 лет. Причем в этот период предусмотрены различные формы промежуточного аудита. Такой аудит мы проходили в июне 2004 года. Его проводила аттестационная комиссия в составе 4-х зарубежных экспертов во главе с директором департамента аккредитации АМВА д-ром Робертом Оуэном. Вот некоторые выдержки из заключения комиссии. «Комиссия отмечает серьезные успехи в плане достижения стандартов качества АМВА, высокий уровень профессионализма, мотивации и заинтересованности штатных сотрудников и профессорско-преподавательского состава, динамичный подход к преподаванию, носящий инновационный характер. Информация о консалтинговой деятельности преподавателей и список клиентов впечатляет. Положительно, что с момента предыдущей аккредитации создан Клуб МВА и Ассоциация выпускников». Были, конечно, и рекомендации по совершенствованию программы. Рекомендовано поработать над интеграцией функциональных дисциплин в единое целое, продолжить работу по усилению международных составляющих программы, развитию взаимодействия и сотрудничества с ее выпускниками. Аккредитация является наиболее весомым показателем качества. К тому же она дает стабильные гарантии на продолжительное время. А относительно рейтингов надо иметь в виду, что положение школ в рейтингах может резко меняться даже за короткое время в зависимости от методологии исследования, выбранных критериев и состава участников.