Диплом с дипломатическим статусом

Виктория Мусвик Источник: Деньги

Признание диплома — процедура, которую нужно пройти для продолжения образования в другой стране или при трудоустройстве в зарубежную организацию по специальности. Обладателям иностранных дипломов, устраивающимся на работу в российские компании, обычно приходится легче, но и здесь есть свои подводные камни.

Дело государственной важности

Чтобы человек, получивший образование в одной стране, смог работать или продолжать учебу в другой, ему и принимающей его организации (работодателю или университету) необходимо предпринять ряд действий, направленных на признание диплома об образовании. Они могут включать в себя перевод диплома и всех приложений на иностранный язык с последующим нотариальным заверением, легализацию, оценку подлинности документа об образовании и качества образования, досдачу или пересдачу некоторых дисциплин, установление полной или частичной эквивалентности имеющегося диплома или научной степени степеням других государств и некоторые другие процедуры. Подтверждение диплома нужно не всегда, однако чаще всего часть указанных процедур все-таки выполняется, особенно если вы устраиваетесь на престижное место в крупной корпорации или на госпредприятии.

До перестройки у СССР существовал ряд двусторонних договоренностей с другими государствами о взаимном признании дипломов и степеней. Однако на практике большинство из них имело отчетливую политическую окраску: речь шла об обучении у нас студентов из развивающихся стран. Те же, кто выезжал на ПМЖ, довольно редко устраивались работать по специальности — все мы слышали рассказы о скрипачах-виртуозах, ставших таксистами или дворниками. Делом государственной важности, потребовавшим принятия соответствующих законов и создания специальных структур, признание дипломов стало в конце 1980-х — 1990-е годы. Именно тогда открытие границ привело к массовому исходу россиян с высшим образованием за границу. В последнее время многие из них стали возвращаться обратно — с иностранными дипломами и степенями в кармане.

Однако признание дипломов — проблема не только российская или образовательная, она завязана на глобализацию, направление и регулирование миграционных потоков, защиту своего рынка труда или, наоборот, привлечение на него иностранных специалистов, то есть в конечном итоге на экономику государства. Например, в Европе становление нормативной правовой базы в области признания дипломов началось не в 1990-х, когда вовсю пошел Болонский процесс (декларация о необходимости сближения образовательных систем разных государств была принята в 1999 году) и была подписана Конвенция о признании квалификаций, относящихся к высшему образованию в Европейском регионе (так называемая Лиссабонская конвенция 1997 года, ратифицирована Россией в 2000-м), а еще в 1950-1960-е годы, то есть в начале формирования единой Европы.

Екатерина Вершинина, заместитель начальника отдела аккредитации и международной деятельности Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор): «Признание дипломов — часть проблемы быстрой доставки квалифицированных специалистов к вакантным рабочим местам в другом государстве. К тому же помимо всего прочего за последние 10-12 лет в самых разных странах изменилось место образования в социуме. Его финансирование из бюджета резко снизилось: слишком много за последние 20 лет появилось новых проблем — от экологии до увеличения пенсионных расходов. В этой ситуации образование не может больше быть чистым полетом мысли, особой элитарной областью, ему нужно искать новые механизмы встраивания в рыночную экономику. Невозможно больше витать в облаках — нужен более прагматичный подход».

Факторы различия

Первый фактор, влияющий на признание диплома,— это, конечно фактор страны. Официальные схемы подтверждения удивительно разнообразны — от полностью централизованной (в России) до полностью децентрализованной (в Италии, Португалии, США). Правила и процедуры признания закреплены в национальном законодательстве каждой конкретной страны. В некоторых государствах признание носит рекомендательный характер, тогда как другие закрепили за уполномоченным органом принятие окончательного юридически значимого решения (полезно узнать об этом заранее — скажем, просмотрев соответствующие официальные сайты). Во многих странах с децентрализованной системой вроде США, где нет ни министерства образования, ни специальной комиссии по признанию, подтверждение отдано на откуп конкретным колледжам или работодателям (или специальным агентствам, которым они доверяют).

В России вопросы признания дипломов находятся в ведении Рособрнадзора. Сначала иностранные документы проходят экспертизу: их оценивают на предмет соответствия нашим образовательным стандартам (впрочем, это не нужно, если с другим государством есть двустороннее соглашение). А также проверяют их подлинность: так называемые «диплома милз» — фабрики по изготовлению фальшивых документов об образовании — вынуждают тратить на это значительные силы. Вопросы с оценкой иностранных дипломов, а также с апостилированием (упрощенной процедурой легализации для стран—участниц Гаагской конвенции; нужна, в частности, для стран Шенгена) российских решается через ряд уполномоченных организаций. Срок рассмотрения заявок — месяц (на практике — около трех недель). Процедура коммерческая, ее стоимость около $100. Впрочем, потребители иногда предпочитают не сталкиваться с госструктурами, решая доверить сбор документов конторе-посреднику (бюро переводов, нотариальной конторе, образовательному агентству). К тому же в нашей стране официальное подтверждение западных дипломов для дальнейшего трудоустройства пока не такая распространенная процедура. А вот при признании для продолжения образования в конкретном вузе могут возникнуть сложности.

Александр Мишин, Британский совет: «Системы образования и мышления расходятся существенно, и Болонский процесс тут, к сожалению, мало что пока изменил. Наше образование больше ориентировано на вход (учебный план с количеством часов) и не имеет жесткой системы оценки результата на выходе. В англо-американской системе все наоборот: есть четкая система дескрипторов на выходе. Они позволяют оценивать знания не по количеству прослушанных часов, а по количеству набранных кредитов — и гораздо лучше замкнуты на компромисс между требованиями работодателя и возможностями академии. К тому же эта система ориентирована на самостоятельную работу студента. У нас есть данные по людям, которые заканчивали магистратуру в Великобритании по одной из наших программ. Нередко полученную там степень магистра отказывались признать таковой в России — не хватало пресловутого количества аудиторных часов. Поэтому мы создали программу Bridge, которая дает одновременно два диплома, британский и российский. Другая проблема — человека с западной степенью часто рассматривают как потенциального конкурента. Возникает что-то вроде зависти при приеме на работу: не слишком ли ты умен, а докажи-ка свои знания. Трудно поверить, но факт, что при поиске работы некоторые обладатели западных дипломов не упоминают об этом. Это происходит даже со степенями MBA при трудоустройстве в области экономики, менеджмента, финансов, где у нас не хватает специалистов».

Инна Колташева, директор образовательной компании ITEC: «Зарубежные коллеги часто гибче, чем наши структуры. Правда, мой главный пример относится к признанию не дипломов, а аттестатов. Несмотря на то что, скажем, в Англии 13-летняя система школьного образования, а у нас 11-летняя, признать у нас английский диплом о среднем образовании настолько сложно, что легче сдать экстерном программу нашей школы».

Дипломная практика

Как понятно из вышесказанного, второй фактор, который влияет на признание диплома,— это подтверждаете вы его для академических целей (сюда входит продолжение образования или работа научным сотрудником по контракту) или для трудоустройства на ставку (так называемое профессиональное признание). Здесь возникает ряд проблем.

Во-первых, чем более высокоразвитой является страна, тем тщательнее она оберегает свой внутренний рынок. На практике это означает, что в некоторых государствах — особенно странах с платным образованием, заинтересованных в наплыве студентов,— академическое признание диплома получить гораздо проще, чем профессиональное. При трудоустройстве вопрос о признании передается в профессиональные ассоциации — скажем, врачей или библиотекарей, которые не одобряют иностранные дипломы по определению, не важно — легализовали вы его в своей стране или нет. Так дело обстоит в США или Франции. К тому же специалисту с иностранным дипломом будут по умолчанию меньше платить, сколько ни ссылайся на Лиссабонскую конвенцию. Именно поэтому российские специалисты в некоторых областях вообще предпочитают положить свой диплом на полку и получить «местное» образование.

Во-вторых, могут возникнуть проблемы технического характера. Иногда работодатель самостоятельно проводит так называемую background check — пишет в ваш вуз с целью подтверждения самого факта обучения в нем соискателя. Известны случаи, когда ответ от института так и не приходил. Так, одного молодого человека, принятого на работу в американскую фирму, уволили через полгода из-за того, что его вуз в силу то ли неразберихи, то ли просто непорядка с почтой не прислал подтверждения. Целесообразно поэтому предпринять какие-то усилия самостоятельно — скажем, позвонить в ваш вуз и напомнить о себе. Надо также следить за тем, чтобы название вуза было указано правильно: если вы окончили университет, когда он назывался еще Ленинградским, а указали «Санкт-Петербургский», работодатель может попросту посчитать, что это фальшивые сведения. Наконец, стоит проследить за переводчиками, иначе инженер по автоматическим системам управления летательными аппаратами может стать «руководителем самолетов».

В-третьих, в странах с бюрократизированной системой образования (например, в Италии) академическое подтверждение диплома в университете может вылиться в настоящую головную боль: с вас могут потребовать учебные планы абсолютно всех прослушанных вами курсов (ориентироваться будут на вкладыш к диплому), которые к тому же придется пересдавать.

В-четвертых, ваш диплом специалиста могут приравнять не к магистратуре, а к бакалавриату, а то и вообще признать равным программе нескольких курсов западного вуза. Часто это зависит от того, какое учебное заведение вы окончили: диплом МГУ, МВТУ, Физтеха, скорее всего, приравняют к магистратуре, диплом Урюпинского политехнического перезачтут как бакалавриат. Так что окончание престижного вуза — это третий фактор, который влияет на признание диплома.

И наконец, если у страны есть четко продуманная миграционная политика и «план по эмиграции», то дипломы некоторых профессий будет подтвердить проще, чем других. Кроме того, существует и так называемый кредит доверия образовательной системе определенной страны — довольно субъективный и многофакторный элемент. Поэтому наши дипломы в точных и некоторых естественных науках (определенных отраслях биологии, химии) признаются гораздо проще, чем, скажем, в медицине или психологии. Некоторые профессии больше завязаны на опыт, национальную специфику, чем другие, например экономист или юрист. В них обычно требуется досдавать экзамены и проходить практику. К тому же в каждой стране существует перечень так называемых регулируемых профессий, связанных с обеспечением безопасности и здоровья людей. Подтвердить такой диплом практически нереально.

Что касается России, то для нас страны СНГ — это то же самое, что для Европы и Америки страны Восточной Европы и Россия. Однако компонент профессионального признания, как и четкая миграционная политика, у нас практически отсутствует. Единственная область, в которой эти вопросы регулируются законодательством,— медицинские и фармацевтические специальности; за специальный профэкзамен отвечает Федеральная служба по здравоохранению и социальному развитию.

Впрочем, что касается всех вышеперечисленных проблем, если работодатель действительно в вас заинтересован, он найдет пути обхода многих трудностей. И здесь в действие вступает четвертый фактор, влияющий на процедуру подтверждения диплома,— ваша индивидуальность. Екатерина Вершинина: «Мой опыт показывает, что если человек закончил самый лучший московский вуз, но у него к 30 годам нет ни статей, ни опыта, ни участия в международных конференциях или проектах, то грош ему цена. И вместе с тем если вы выпускник неизвестного вуза, но за пять-семь лет проявили себя, то вас, что называется, оторвут с руками. Диплом престижного российского вуза — это хорошо, но вам просто дали шанс, стартовый толчок, не более того. Так что я бы слегка переделала старую пословицу: ‘Встречают по диплому — провожают по уму'».