В негосударственных вузах появятся бюджетные места?

Максим Владимиров Источник: Комсомольская правда

С каждым годом бесплатных мест в госвузах становится все меньше. А число желающих стать дипломированными специалистами растет. Где и как получить заветную корочку? Почему многие абитуриенты настороженно относятся к негосударственным вузам? И чем они отличаются от госуниверситетов? Эти и многие другие вопросы обсуждали на «круглом столе» в пресс-центре «КП».

Участники:

Нелли Михайловна РОЗИНА, замруководителя Департамента госполитики и нормативно-правового регулирования в сфере образования Минобрнауки РФ.
Виталий Анатольевич СОЛОНИЦЫН, проректор по учебной работе Российского нового университета, кандидат педагогических наук, доцент.
Александр Львович ВИЛЬСОН, президент Ассоциации негосударственных образовательных организаций регионов России, доктор педагогических наук, профессор.
Тамара Васильевна ЖУРАВЛЕВА, ректор Московского института управления.
Павел Павлович ПИЛИПЕНКО, ректор Института международного права и экономики имени А. С. Грибоедова, доктор экономических наук, магистр финансового менеджмента, профессор.
Егор Витальевич ДЕМИЧЕВ, ректор Института бизнеса и политики, доцент, кандидат социологических наук.
Владимир Васильевич ВЕРШКОВ, первый проректор Института международного права и экономики имени А. С. Грибоедова, кандидат юридических наук.
Дмитрий Валентинович ВАСИЛЬЕВ, проректор по научной работе Института бизнеса и политики, кандидат исторических наук.
Екатерина Владимировна ДОБРЕНЬКОВА, первый проректор Международной академии бизнеса и управления.
Татьяна Васильевна ГОРШИНА, начальник управления развития Российского нового университета.
Ирина Владимировна ТАРАСОВА, декан гуманитарного факультета Московской финансово-юридической академии.
Валерий Леонидович АБРАМОВ, главный ученый секретарь, доктор экономических наук, профессор Московской международной высшей школы бизнеса «МИРБИС» (институт).

Обязанности те же. А права?

Н. Розина:

— Для меня вопроса о разделении негосударственного и государственного секторов высшего образования нет. Обе системы, как государственного, так и негосударственного высшего образования, работают на основании одного типового положения о высшем учебном заведении, единых требований к лицензированию и аккредитации программ. Ряд негосударственных учебных заведений носят высокое звание университета, но конкуренция за абитуриента обостряется. Особенно в связи с приближающейся демографической ямой.

Сейчас негосударственные вузы имеют некоторые преимущества. Например, на этот сектор не распространялся порядок приема в высшие учебные заведения. В ближайшее время, скорее всего, с 2008 года, во все вузы студентов будут принимать по единым общероссийским правилам.

Я бы хотела, чтобы все проблемы, которые могут возникнуть в негосударственном секторе, мы решали вместе и смотрели на это с государственных позиций. Потому что у нас общие цели и задачи, все мы работаем на благо страны, на благо повышения уровня образования всего населения.

И. Тарасова:

— Совершенно согласна с Нелли Михайловной. Не важно, как вуз называется, важно, как он работает. В Московскую финансово-юридическую академию переводятся студенты из государственных вузов — я считаю это важным показателем. Молодой человек, приходя к нам, сразу видит, кто и чему его будет учить.

В. Вершков:

— К сожалению, правовой уровень многих родителей и студентов невысок, они часто не понимают различия между Госстандартом и дополнительными программами. Поэтому жизнь заставляет нас в нынешних условиях при работе с абитуриентами и их родителями предоставлять максимально правдивую информацию о нашем вузе. Каждый абитуриент должен четко понимать, что он получит к моменту окончания института.

Е. Демичев:

— Позволю себе поспорить. О равнодоступности и каком-либо сравнении государственных и негосударственных институтов даже речи быть не может! Минобрнауки ведет свои заведения, выделяет средства из бюджета. Мы же за 13 лет существования не получили ни копейки ни от одной организации, тем более от государства. Мы живем только на средства, которые студенты платят за учебу.

Д. Васильев:

— Госвузы сегодня наделены большими привилегиями: практически все они довольно широко используют внебюджетные средства. Мы изначально поставлены в более тяжелое положение. Это касается и финансирования, и научно-исследовательской работы. Наши студенты платят только за обучение, откуда же мы возьмем деньги на науку?

Т. Журавлева:

— В самом названии «негосударственный» содержится некое противопоставление слову «государственный». Мы проходим обязательную аккредитацию, выполняя все требования, предъявляемые к высшим учебным заведениям, обучаем по программам, соответствующим государственным стандартам. А по названию получается, что мы не находимся под эгидой государства и психологически это может отпугивать абитуриентов.

Н. Розина:

— Да, вы правы, надо менять механизмы финансирования. По действующему законодательству вы должны были бы участвовать и в конкурсе на распределение контрольных цифр приема в вузы, но бюджетный кодекс не позволяет направлять в негосударственные вузы федеральные средства.

Я не согласна с позицией, что словосочетание «негосударственный вуз» отпугивает абитуриентов. Многие негосвузы сегодня имеют контингент в 25 тысяч человек, при том, что в некоторых государственных учатся не более 5 — 6 тысяч. Государство вам доверяет и вас признает. Это удостоверяется свидетельством о госаккредитации.

Не конкуренты, а партнеры

Е. Демичев:

— Чтобы выжить, мы вынуждены  увеличивать  набор. Но делать это бесконечно мы  не можем.  Студенты к нам придут, но где взять столько аудиторий?  Аренда помещений в Москве  стоит недешево.  Мы даже не просим финансирования у государства. Но мы  могли бы по  заказу города готовить, допустим,  психологов  для школы    (кстати,  у нас  уже есть такой опыт). А за это власти могли бы предоставить нам в аренду помещения. Ведь столько зданий сейчас стоят без дела!

В. Абрамов:

— И все-таки сегодня у нас есть возможность участвовать в конкурсе и получать бюджетные средства. Пример — Президентская программа подготовки управленческих кадров, которая реализуется уже на протяжении длительного времени. Наша школа бизнеса наравне с другими вузами участвует в ней. Мы успешно конкурируем с государственными институтами прежде всего за счет качества. Кроме этого, мы сотрудничаем с Московским Фондом Подготовки Кадров, реализуем программу социальной направленности. Мы, используя не только бюджетные, но и собственные средства, ведем обучение моряков Северного, Балтийского и Черноморского флотов. Сейчас разрабатывается схожая программа подготовки и профессиональной переподготовки кадров для Кабардино-Балкарии.

В рамках нацпроекта «Образование» идет конкурс инновационных образовательных программ для вузов. Мы подали заявку. Уверен, что конкурсная комиссия будет объективно рассматривать всех кандидатов.

Выпускники без работы не остаются

А. Вильсон:

— Я недавно в составе делегации Российской Академии образования был в Китае. У них высшее образование платное. И старшая школа тоже платная. Но государство всячески помогает негосударственному сектору: дает помещения и т. д. Оказывается, у них просто не хватает бюджетных мест. Слишком много народа. У нас ситуация другая. С одной стороны, число выпускников превышает число бюджетных мест. Но при этом институты набирают огромное количество студентов. В некоторых студенты раз в три месяца приходят и что-то сдают. Стоит это 70 долларов в месяц — доступное высшее образование! Но что в результате выйдет? Не перепланируем ли мы этих дипломированных специалистов? Куда они потом устроятся? Высшим учебным заведениям давно пора самим определиться с какими-то критериями качества.

В. Абрамов:

— Все зависит от хорошо продуманного выбора самих образовательных программ. Они изначально у нас ориентированы на потребности рынка. Мы уже руководствуемся международными стандартами и критериями. Действительно, не надо обманывать выпускника. Нужно четко представлять прогноз рынка труда. У нас это реализуется через систему практик и стажировок. Есть центр трудоустройства и развития карьеры, который, начиная с первых курсов, готовит молодого человека к работе.

Запросы у выпускников, как правило, завышенные. Мы проводили анализ. Наши выпускники начинают работать с 4-го курса. Это специалисты со знанием языка — у нас совместные программы с лондонскими университетами. Средняя зарплата на начальном уровне составляет около 600 долларов. В течение двух лет зарплата составляет уже более 1000 долларов, а через 4 — 5 лет наши выпускники выходят на хороший уровень специалистов с зарплатой до 3000 долларов. Как только они почувствовали, что превысили возможность своего карьерного роста, значительная часть начинает заново приходить к нам и обучаться по программе MBA.

И. Тарасова:

— Очень важно и то, как к студентам относятся работники деканатов и приемных комиссий. Часто в нашу академию переводятся из других вузов и жалуются, что с ними невежливо общались, не разъясняли права и обязанности. Многие молодые люди только при переводе, уже у нас, узнают, что есть приказ об отчислении их по неуспеваемости в другом вузе, а значит, они уже потеряли свою отсрочку от армии. Я считаю, что это просто нечестно. При заключении договора мы прописываем в нем все возможные моменты и тонкости. Более того, у наших студентов есть возможность выбирать специальность даже в процессе обучения. К нам на гуманитарный факультет идут учащиеся с экономических, юридических специальностей. Например, в этом году абитуриент поступил на бухгалтерский учет, но, после того как начал заниматься и ознакомился с программами других специальностей, решил, что должен заниматься психологией. Мы пошли ему навстречу. Сейчас прекрасно сдал сессию, выбором доволен.

В академии внимательно относятся и к трудоустройству будущих выпускников. Пять лет при вузе работает кадровое агентство «PRS», которое занимается трудоустройством студентов МФЮА. 

П. Пилипенко:

— Ко мне часто обращаются руководители различных предприятий с просьбой направить им юриста, экономиста, которые бы имели уже опыт работы в определенной сфере, имели какие-то конкретные навыки. Мне кажется, парадокс сегодняшнего состояния рынка труда состоит в том, что, с одной стороны, говорят о переполнении Центрального региона России специалистами в области юриспруденции, менеджмента, экономики, но в то же время хорошего специалиста найти трудно. Предчувствуя возникновение такой ситуации, наш институт в свое время ввел дополнительные образовательные программы, которые и нацелены на повышение востребованности наших выпускников на рынке труда. Эти программы включают углубленное изучение английского языка и информатики, но главное, на мой взгляд, расширенную практическую подготовку. Поскольку наш вуз небольшой, мы имеем возможность работать с каждым студентом, учитывая его личностные особенности, воспитывать трудолюбие и целеустремленность. А это очень важно, ведь им, помимо Госстандарта, приходится осваивать и дополнительные программы. Наши студенты к моменту получения диплома имеют за спиной опыт практической работы и трудовой стаж. Мы поддерживаем тесный контакт с руководителями предприятий и организаций, в которых студенты старших курсов проходят практику и стажируются, корректируем учебные планы с учетом мнения работодателей. Поэтому места стажировок становятся местами постоянной работы выпускников. А успехи выпускников и определяют лицо института.

Тесты — не для аналитиков

Т. Горшина:

— Я хочу проиллюстрировать примером прием, который ведется в РосНОУ. Когда молодые люди узнают, что в РосНОУ есть и стабильное расписание, и учебные планы, соответствующие ГОС ВПО, то все чаще и чаще они приходят сначала на Дни открытых дверей, а потом и поступают в РосНОУ. 4 раза в год Российский новый университет принимает у старшеклассников пробный Единый экзамен. Расписание занятий в университете составлено таким образом, что во второй половине дня студент может работать. Помощь в поиске работы студентам оказывает Молодежный кадровый центр РосНОУ. Сотрудниками центра разработана и внедрена программа карьерного сопровождения студентов, позволяющая выработать единую стратегию его профессионального развития как на этапе обучения в вузе, так и по окончании учебы, а также скорректировать правильность выбора факультета, специальности и специализации. В вузе обучение ведется по 17 специальностям высшего профессионального образования, успешно работают два колледжа, выпускники которых продолжают обучение в университете по сокращенной программе.

Т. Журавлева:

— Единый государственный экзамен базируется на тестировании. Поэтому я бы поставила проблему шире. Тестирование, когда оно как форма аттестации оказывается в основе обучения, ведет к развитию механического мышления. А российское образование всегда строилось на основе аналитического мышления. Правильность такого подхода доказала сама жизнь. Во времена перестройки многие физики стали коммерсантами, очень многие люди поменяли свои профессии. Они сумели это сделать благодаря тому, что их научили перестраиваться, их научили мыслить аналитически. Тестирование, если оно будет широко использоваться, особенно как форма итоговой отчетности, приведет к тому, что мы будем воспитывать не настоящих специалистов, а людей послушных, умеющих мыслить только по заданной схеме.

Высшее образование стало массовым

Е. Добренькова:

— В нашем вузе мы с 1996 года практикуем параллельное обучение будущих бакалавров и специалистов в областях лингвистики и социологии. Причем лишь около 25 процентов бакалавров выбирают продолжение обучения по программе специалиста, потому что они трудоустроены, как правило, с третьего курса. Кроме того, мы предоставляем возможность продолжить обучение в магистратуре социологического факультета МГУ.

В то же время обсуждаемая двухуровневая система высшего образования не должна выстраиваться одинаково для всех направлений и специальностей. Помимо всего прочего, нельзя забывать и об уважении права человека получать за его деньги образование того уровня, которое он желает, и об интеллектуальном потенциале общества, базирующемся прежде всего на творчески мыслящих личностях, а не только на «ремесленниках», в хорошем смысле этого слова, с высшим образованием.

Возвращаясь к вопросу о ЕГЭ, выражаю свое сомнение о его необходимости и актуальности. Здесь настораживает опасность оценки не творческого характера мышления, а умения следовать схемам. А вот что действительно приобретает актуальность — это профориентационная работа с абитуриентами и их родителями. Раньше все было ясно: менеджер, финансист. Наша академия ведет подготовку более чем по 20 специальностям: управление персоналом, государственно-муниципальное управление, маркетинг, мировая экономика, международная экономика и многим другим, но потребители наших услуг не всегда понимают, в чем особенность каждой специальности, где сможет трудиться наш выпускник. Вот это мы и стремимся им разъяснить.

П. Пилипенко:

— Нелли Михайловна, недавно утвердили федеральные государственные образовательные стандарты высшего профобразования. Я не нашел в них четко выраженной величины аудиторной нагрузки на студента. Почему?

Н. Розина:

— Это макет, шаблон, по которому будем проектировать стандарт следующего поколения. Это договоренность не о том, чему учить, а какого результата добиться. Кстати, к такой позиции присоединяются большинство развитых стран мира. Единственное: в макете нельзя задать единые требования по подготовке, допустим, музыканта, физика и экономиста — это касается и аудиторной нагрузки. Она и сейчас строго не регламентируется. У нас сказано — не более 50% от всего учебного времени. А менее — пожалуйста.

За качеством — будущее

В. Солоницын:

— Негосударственное образование создает конкуренцию госвузу. Кроме этого, и между самими негосударственными вузами есть сильная конкуренция. Качество преподавания в Российском новом университете, как правило, не уступает тому, что дают в госвузах. А возможность его получения гораздо шире: оперативно открываем нужные экономике специальности, привлекаем наиболее опытных преподавателей, предоставляя им высокую зарплату. Особое место уделяется внедрению в учебный процесс современных образовательных технологий. Так, в структуре РосНОУ созданы инновационный парк и бизнес-инкубатор, где студенты получают навыки практической работы с наукоемкими проектами. Разработана корпоративная информационная система «Вектор», признанная лучшей в Европе стратегическим партнером РосНОУ корпорацией Microsoft (кстати, единственным среди всех вузов России), позволяющая улучшать контроль качества учебного процесса в вузе.

Негосударственный вуз — это структура самоуправляемая и самофинансируемая, но государству от нас нужна гарантия качества образования. РосНОУ такую гарантию своим студентам предоставляет.

Сколько стоит высшее образование

Недавно в столице провели исследование: какие факультеты сейчас самые дорогие? Учитывалась стоимость обучения на платных отделениях госвузов и в негосударственных институтах. В таблице представлены средние расценки на специальности.