Бизнес-симбиоз. Партнерство российских бизнес-школ и компаний

01.03.2007 / MBA в России
Источник: Begin Group

Сегодня российское деловое сообщество и руководители компаний имеют очень разное представление о российском бизнес-образовании, причем большинство компаний знают о его возможностях очень мало.

Собственный опыт

В представлении бизнесменов российские программы МВА часто ассоциируются с университетскими брендами и воспринимаются как второе высшее образование, то есть максимально теоретизированные программы, далекие от классического бизнес-образования. От этого недопонимания иногда проигрывают как сами бизнес-школы, так и российские компании.

Но в последние 23 года происходит постепенное изменение представлений о бизнес-образовании в России, что, конечно, является положительной тенденцией. Сложившаяся в настоящее время ситуация дает пока один, но весомый плюс – привлекает внимание к бизнес-образованию в России. Наиболее продвинутые предприниматели и руководители уже начинают выделять из общего числа бизнес-школ примерно 57 ведущих, которыесильны в тех или иных направлениях. То есть приходит не только понимание, но и оценка рынка.

В российских компаниях становится все больше выпускников бизнес-школ – как менеджеров среднего звена, так и топ-менеджеров и владельцев бизнеса. Они продвигают в компаниях идею бизнес-образования на собственном примере, советуют своим коллегам и подчиненным учиться на тех или иных российских программах МВА. Некоторые компании налаживают обучение достаточно постоянного потока своих сотрудников в одной-двух бизнес-школах. Согласно исследованию, проведенному компанией BeginGroup весной 2006 года, работодатели выделяют деньги на обучение персонала более чем в 17% случаев. Причем если компания оплачивает программу МВА, то чаще всего делает это полностью (60% компаний). Исследование говорит также, что в 55% организаций, финансирующих обучение персонала, уже работают обладатели степени МВА.

Сегодня менеджеры идут в бизнес-школы за прикладными знаниями. Программы формируют рыночный взгляд на ситуацию и дают функциональную специализацию (маркетинг, стратегия, HR и т.д.). Компаниям нужно, чтобы выпускник бизнес-школы не только и не столько получал какие-либо знания, но и прежде всего определенные практические навыки и соответствующие компетенции, которые умел бы применить на практике. Рынок российского МВА можно назвать рынком осознанных ожиданий.

Корпоративный конструктор

Сотрудничество российских бизнес-школ с компаниями было и есть в настоящее время. Идет оно сегодня в нескольких направлениях. Во-первых, это заказ корпоративных программ МВА. «Формирование корпоративной программы происходит обычно следующим образом: берется «оболочка» МВА и производится ее доводка или доработка –своего рода fine tuning – под нужды определенного предприятия, – рассказывает Сергей Мясоедов, ректор Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) Академии народного хозяйства при Правительстве РФ. – В итоге в программу, помимо общих компонентов, включаются специализированные тренинги, ориентированные на специфику компании. Нередко к участию в обучении мы приглашаем руководителей организаций, что является, по нашему мнению, очень важным и полезным с точки зрения практической связи с реальными задачами бизнеса». Во-вторых, заказ тренингов и семинаров для руководителей. Это своего рода прикладной консалтинг. Руководителей компаний интересуют ведущие преподаватели лучших бизнес-школ. Эти люди обычно отличные консультанты и наставники в одном лице. Кроме того, набирают силу благотворительность и меценатство, помощь в учреждении того или иного университета или программы.

Корпоративная программа МВА очень сильно индивидуализирован. В западных странах они куда более гибкие, чем в России, где на их продолжительность влияют строгие рамки государственных стандартов. Например, на Западе количество часов МВА-программы может варьироваться от 500 до 1500, а в России она никак не может быть меньше 1000 часов.

Корпоративные же программы способны подчиняться задачам и графику той или иной компании. При работе над составлением корпоративного курса базовый начинает видоизменяться, отдельные его элементы дополняются, другие наоборот – сводятся к минимуму. Сегодня любая серьезная бизнес-школа имеет одну или несколько программ МВА. «Я абсолютно уверен, что если бизнес-школа не выполняет корпоративные заказы, то она не может считаться образовательным учреждением высокого уровня и качества обучения и ее участие в рейтингах любых СМИ и других организаций нелегитимно и безосновательно», – полагает Михаил Иоффе, ректор Института экономики и финансов «Синергия». – Надо сказать, что в последнее время бизнес-структуры все больше обращаются с корпоративными заказами на обучение в негосударственные образовательные учреждения высшего профессионального образования. Это обусловлено прежде всего тем, что такие школы концентрируют в своем коллективе лучших преподавателей и специалистов, не говоря уже о способности мобильно и независимо решать многие вопросы сотрудничества».

Построение и проработка корпоративной программы часто занимает очень много времени. Например, корпоративная программа ИБДА Академии народного хозяйства при Правительстве РФ с компанией IBS разрабатывалась и согласовывалась больше года.

«Бездипломники»

Кроме содержательной ценности МВА, каковой являются знания, существует также формальная составляющая – диплом. Часто она достаточно важна для студентов. «В России уже более 70 университетов и школ бизнеса предлагают МВА с одинаковыми государственными «корочками» и их количество будет расти, – утверждает Сергей Мясоедов. – По качеству их программы существенно отличаются. Дипломы работодателей, как правило, не интересуют – для них важна практическая применимость знаний. Не говоря о том, что государственные дипломы МВА стимулируют сотрудников к поиску новой работы. Об этом все время говорят руководители HR-служб компаний. Это подтверждает и наш опыт, согласно которому свыше 60% слушателей МВА к концу программы меняют работу. Поэтому нас часто просят сделать корпоративную программу МВА, но без выдачи государственного диплома: сотрудники приобретают нужные для компании знания и навыки. Но они не получают формального подтверждения новой квалификации, способствующего повышению уровня текучести кадров».

Практика из бизнеса

Сотрудничество компаний и бизнес-школ также идет по пути привлечения в качестве преподавателей топ-менеджеров из реального бизнеса. Сегодня это становится жизненно важным для российских бизнес-школ. Рынок развивается столь динамично, что постоянно нужны новые управленческие решения, которые могут исходить только от успешных руководителей компаний. Также для удачного обучения студенты должны видеть живой пример успешного руководителя – отчасти по этой причине ведущие российские бизнес-школы приглашают для преподавания лучших практиков.

От приглашения известных в бизнес-сообществе специалистов есть и некоторый PR-эффект. Они узнаваемы, и преподавание – своего рода информационное спонсорство с их стороны. Правда, задача бизнес-школы – найти не только известных людей, но и тех, кто способен доносить материал до аудитории в интересной форме. Однако такие мастер-классы должны занимать не более 5–7% времени программы МВА.

«Раньше для поддержания имиджа мы привлекали крупнейших бизнесменов и государственных и политических деятелей, – вспоминает Михаил Иоффе. – Однако сейчас мы от этого отказались, так как сами слушатели хотят конкретных, прикладных знаний, а не публичных, порой неэффективных выступлений. Другое дело, что сегодня эти люди часто становятся меценатами, предоставляющими гранты и стипендии. Это создает имидж школе и помогает привлекать на учебу талантливых слушателей».

Гармоничный преподавательский состав сегодня должен включать не только экспертов, работающих в столице. Российские компании в последние годы начинают активную работу в регионах. Не всегда при этом, к сожалению, учитывается специфика удаленных рынков. Сегодня ведущие бизнес-школы дополняют штат преподавателей наиболее успешными представителями бизнес-среды из других городов, хорошо разбирающимися в тонкостях местных рынков.

«Незрелый» МВА

В последние годы не одна крупная российская компания заявляла о создании на базе своих корпоративных университетов аналогов программ МВА, максимально адаптированных к собственным нуждам. Но полноценных программ МВА, созданных в корпоративных университетах силами сотрудников компании, сегодня нет, и вряд ли они появятся в обозримом будущем. «Даже у лучших компаний корпоративный университет – это, как правило, сборник сетевых тренингов для линейного персонала и среднего менеджмента. Рыночную коррекцию ментальности, долгосрочную систематизацию практических знаний, овладение прикладной теорией, то есть знания, которые будут работать на клиента и компанию в течение ряда лет, можно получить только на долгосрочных программах типа МВА. Любая из них может быть качественно реализована только командой профессионалов – преподавателей, консультантов и тренеров. Они, как симфонический оркестр, должны вместе и слаженно играть одно и то же произведение. В школах бизнеса такие команды подбирают годами. Для корпоративных университетов во всем мире держать постоянный штат преподавателей и консультантов считается излишним. Здесь для решения большинства задач достаточно группы тренеров-прикладников. А если возникает потребность в программе МВА, то руководство компании заказывает ее в бизнес-школах, но оговаривает участие в специализированных курсах тренеров из своего корпоративного университета».

Главное – понять

Сотрудничество российских бизнес-школ и компаний должно быть основано на лучшем понимании сильных и слабых сторон друг друга. Для этого необходима более тесная работа. «Это, прежде всего, корпоративное партнерство (альянсы), учредительство, спонсорство, меценатство, участие в обучении, разработке программ, определении навыков и компетенций специалистов того или иного профиля, что очень важно для бизнес-школ в плане формирования, прежде всего, инновационных образовательных программ», – уверен Михаил Иоффе.

«Значительное число проблем в области взаимодействия бизнес-сообщества и российских бизнес-школ возникает из-за того, что большинство из них являются структурными подразделениями государственных образовательных учреждений, – объясняет Александр Янчевский, директор Vlerick Leuven Gent Management School, Санкт-Петербург. – В международной же практике бизнес-школы представляют собой автономные некоммерческие организации (партнерства). Представители бизнес-сообщества имеют в них не совещательную роль, а институционально входят в высшие органы управления. В этом случае бизнес становится не только заказчиком и спонсором, но и инвестором, контролирующим результативность деятельности бизнес-школы как своего кадрового и исследовательского ресурса. Такой подход кардинальным образом меняет роль центра развития карьеры бизнес-школы, который становится реальным кадровым мостом между школой и бизнесом».

На данный момент сотрудничество развивается по пути привлечения руководителей компаний к преподаванию и к участию в экзаменационных комиссиях, что очень важно. Идет процесс обмена информацией и выяснения реальных потребностей компаний и возможностей бизнес-школ их решить. На этой основе в самом ближайшем будущем, скорее всего, появятся новые интересные образовательные продукты.