Плагиат на тренинговом рынке: взгляд поставщиков T&D услуг

Юлия Ужакина Источник: Trainings

Тема плагиата беспокоит чуть ли не каждую российскую тренинговую компанию. Их беспокойство понятно — бизнес провайдеров построен на продаже своей интеллектуальной собственности. Как они планируют бороться с плагиатом и защищать свою интеллектуальную собственность? Чем покупка плагиата грозит заказчикам?

А что думают об этом сами заказчики? Беспокоит ли их возможность купить «контрафактный» тренинг?

На эти вопросы отвечают две стороны рынка услуг по развитию персонала — поставщики и заказчики.

Позиция тренинговых и консалтинговых компаний

Мое исследование началось с разговора с директором по развитию Mercuri International в России Сергеем Смоляковым. Интерес к этой компании не случаен — те, кто хорошо знакомы с рынком обучения, наверняка помнят нашумевшую историю времен 1998 года, когда Mercuri International решила свернуть свою успешную деятельность в России из-за экономического кризиса в стране. Уход Mercuri с российского рынка к 2002 году повлек за собой появление компаний с аналогичным названием и рассредоточение бывших ее тренеров по другим провайдерам — кто-то открыл собственные тренинговые компании, кто-то ушел наемным тренером. Сейчас в Питере действует компания MERCURY Educational Centre, которую до сих пор путают с «тем» Mercuri. Многочисленные тренеры выходцы из «того» Mercuri пользуются программами компании, ничуть не смущаясь.

Другой пример — компания Belbin Accosiates Ltd. Нет в России специалиста по управлению персоналом, который бы не знал или хотя бы не слышал о методике Белбина по распределению ролей в команде. Прочитав его книги, изданные на русском языке, многие стали использовать методику идентификации роли командного игрока на тренингах. Представитель Belbin Accosiates Ltd в России Татьяна Рунге всерьез обеспокоена этой ситуацией: «Прочтения книги совершенно недостаточно для использования системы Белбина. Люди начинают с ней работать, не до конца разобравшись в ее сути, не зная, как применить полученные выводы. В результате они не убеждаются в ее эффективности и начинают разносить по рынку негативное к ней отношение. В итоге мы имеем то, что имеем — определенный уровень скепсиса к этой системе, несмотря на ее потрясающие возможности».

CBSD, MTI, Service First, A.R.M.S, Door Training&Consulting и многие другие консалтинговые компании, проводящие лицензионные программы, продолжат список тех, кто сталкивается с плагиатом каждый день.

Например, в начале 2007 года компания MTI выпустила пресс-релиз, в котором объявила о своих намерениях бороться с каждым, кто нарушит лицензионные права компании на проведение тренингов FranklinCovey Co «Семь навыков высокоэффективных людей®», «Ситуационное руководство®» и тренингов deBono Thinking Systems. Игорь Гансвинд, исполнительный директор MTI: «Тренеры покидают нашу компанию, но продолжают проводить эти тренинги, хотя сертификат перестает иметь силу, как только человек прекращает у нас работать».

Сергей Смоляков считает, что бороться с плагиатом бессмысленно и предлагает интересный выход из ситуации.

— Сергей, скажите, пожалуйста, как Mercuri относится к тому, что многие пользуются ее интеллектуальной собственностью?

— С беспокойством, конечно. Не могу сказать, что это очень сильно вредит нашему бизнесу в России, но удивляет поведение людей, которые пользуются чужими наработками без зазрения совести. Mercuri International — одна из крупнейших консалтинговых компаний в мире. Система подготовки тренеров в ней великолепна, все они обучены технологиям ведения тренингов на высшем уровне, а программы компании — результат работы многих сотрудников Mercuri на протяжении десятков лет. В компании действует методологический центр, который ведет постоянную работу над совершенствованием программ и продуктов. Кроме того, компания предлагает лицензионные программы ведущих бизнес-школ. Тренер компании Mercuri International — это знак качества, и мы гордимся этим. Это великолепная тренерская школа. Я работаю в компании уже почти три года, и могу сказать, что мой профессиональный уровень вырос в разы.

По-человечески я понимаю тех, кто вышел из наших стен — искушение использовать наработки, которые ты получил в Mercuri, велико.

— Так может «отпустить» ситуацию? Или все-таки судиться?

— Судиться… Нет, мы не будем. Пробовали, но это оказалось бесполезным. В России полностью игнорируются авторские права, и пока нет реальных инструментов законно повлиять на ситуацию. Это, в конечном итоге, и привело нашу компанию к решению временно уйти из России.

Здесь я хочу высказать свое личное мнение о борьбе с плагиатом — я считаю, что лучше договариваться с теми, кто уходит, по-хорошему. Например, вы разрешаете им пользоваться наработками компании с обязательной ссылкой: «Я пользуюсь программами Mercuri». На самом деле, все прекрасно понимают, что если у тренера в резюме стоит какая-то компания, он будет пользоваться ее программами, так пусть делает это хотя бы открыто, отдавая дань своей альма матер таким PR-ом.

— Но ведь это не может касаться лицензионных программ, которые предлагает компания?

— Да, с ними отдельная история. Люди, работающие с такими программами за пределами компании-«владельца», просто не могут их адекватно обновлять и развивать. Мы же все время совершенствуемся и предлагаем знания завтрашнего дня, то, что уже работает в мире, а завтра придет в Россию (и уже начинает приходить). Так что клиенту решать, что ему важнее приобрести для своей компании — технологии вчерашнего дня или завтрашнего.

— А какие планы у Mercuri International в России? Компания представлена не с таким размахом, как до кризиса, никакого PR у компании нет. Это отчасти провоцирует безнаказанность в использовании ваших программ.

— В Mercuri International очень большой штат консультантов. Все они носители технологий компании, работают по единым стандартам. Это позволяет нам быть абсолютно взаимозаменяемыми. Сейчас в российском Mercuri работают 4 консультанта, к концу 2007 года их будет 10, а может и раньше. К нам приходят люди, имеющие успешный опыт работы в бизнесе на руководящих позициях в самых известных компаниях. А это значит, что мы имеем возможность предоставлять своим клиентам услуги на любом языке в любой стране мира с одинаково высоким профессиональным уровнем.

— Получается, что заказчики сильно проигрывают, покупая контрафактные программы?

— Безусловно. Проблема плагиата — это зачастую проблема для клиента.

Даже если компания договорится с уходящим консультантом о том, что он будет делать на нее ссылку при использовании полученных технологий, не факт, что он будет это делать. Это может остаться лишь на словах.

Татьяна Михайличенко, заместитель директора по учебным программам Международной школы бизнеса Московской торгово-промышленной палаты считает, что с плагиатом бороться нужно, только если вы готовы выделить на это достаточно сил и порой средств:

— Я работаю на тренинговом рынке лет 10. Плагиат был, есть и будет. Если вы создали действительно что-то уникальное и хотите, чтобы рынок ассоциировал эту программу только с вами, нужно отводить время на сообщения рынку об этом. В этом случае нужно, чтобы о вашей программе узнали не только ваши текущие клиенты, но и потенциальные. А это требует времени. Пишите статьи, давайте интервью, выступайте на конференциях — делайте все, что только возможно, чтобы закрепить ноу-хау за собой.

— Татьяна, проблема в том, что некоторые консультанты и бизнес-тренеры перерабатывают чью-то программу, добавляют что-то от себя и считают это ноу-хау, своей авторской программой. Как с этим бороться?

— Если программа по «расхожей» теме, например, продажи, придумать что-то сверхъестественное крайне сложно. Любая более-менее новая программа априори будет плагиатом, потому что человечество уже придумало таких программ миллионы.

Я считаю, что если тренер ссылается на источник, откуда он почерпнул ту или иную технологию или идею, то это отчасти снизит напряженность, связанную с темой плагиата на тренинговом рынке. Например, Михаил Самохин (тренер по маркетингу) ссылается на материалы агентства «Качалов и коллеги», так как работал с ними. Очень приятно!

Вообще-то, нужно бы определиться, что такое плагиат…

Наверное, с этого, действительно нужно было начинать.

Брокгауз и Эфрон определяют это так: «Плагиат — буквальное заимствование из чужого литературного произведения без указания источника». Ключевое слово — «буквальное» и «без указание источника».

Получается, что наши эксперты правы — если консультант будет пользоваться результатами работы компании, из которой он ушел, со ссылкой на нее, то в плагиате его обвинять не стоит.

Светлана Авруцкая, директор программ SQI компании Service First, говорит, что она сталкивалась с плагиатом их программ, и это больной вопрос для многих провайдеров:

— Светлана, у вас есть рецепт эффективной борьбы с плагиатом?

— Я знаю, как это должно делаться. При приеме тренера или консультанта на работу нужно, чтобы он подписал некий документ, в котором четко и ясно говорится, что он не имеет права ни копировать, ни распространять, ни заимствовать какую-либо часть продуктов и услуг компании, не будучи ее сотрудником.

Когда человек ставит свою подпись на чем-то подобном, он сто раз задумается, прежде чем поддаться искушению взять кусок технологии или тренинга этой компании.

Иногда невооруженным глазом видишь в чужой программе знакомые черты — порой отцовство очевидно. Но я уверена в одном — если бизнес-тренеру дорога репутация на рынке, он будет вести себя цивилизовано.

Приведу пример. Наталья Лебедева из компании KPG Training Centre небольшую часть одного из своих тренингов посвятила описанию некой методики. Подчеркиваю — небольшую часть. И в конце она сказала, что у нее есть разрешение от автора этой методики на демонстрацию ее на тренингах. Я бесконечно уважаю такую позицию.

Поскольку плагиат довольно распространен на рынке услуг по развитию персонала, опасность заказать «контрафактный тренинг» велика. Светлана Авруцкая уверена, что заказчик в этом случае сильно проигрывает:

— Мы обсуждали эту проблему с коллегами из CBSD, они тоже считают, что любая программа — живой организм, она развивается, дополняется, совершенствуется. Тренеры постоянно обучаются, развивают свои навыки по ведению этой программы. Как только программу «уводят», она лишается подпитки материнской компании. Буквально через год она станет совершенно другим продуктом.

Мне кажется, что лицензионная программа, если она в компании, которой по праву принадлежит, подобна ветке на живом дереве. Как только ее из компании уводят, она засыхает.

Выводы:

— Обеспокоенность плагиатом крайне высока среди провайдеров обучения.

— Особо остро проблема стоит в копировании лицензионных программ

— К частичному копированию программы или использованию методики со ссылкой на автора игроки рынка относятся терпимо, только если это не касается лицензионных программ

— К решению проблемы в правовом поле пока активно никто не прибегает, т. к. судебное разбирательство отнимает слишком много времени и сил.

В продолжение разговора о плагиате на рынке услуг по обучению и развитию персонала приводим мнения их заказчиков. Насколько сильно они озабочены этой проблемой? Если их интересы от этого страдают, то как они стараются себя обезопасить?

Первый комментарий мы получили от Training&development manager крупной западной FMCG-компании, пожелавшей не называть своего имени: «Когда я задумываюсь о возможности купить контрафактный тренинг, меня беспокоит даже не его качество, а чувство брезгливости, которое у меня возникает. Считается, что такие программы менее качественны, чем у компании, которая ее создает и развивает. Этот тезис вызывает у меня сомнения. Если тренер ушел из компании вчера, а сегодня предлагает мне программу, то разве успеет качество пострадать за одну ночь? Нет. А вот то, что это просто неприлично, беспокоит меня больше».

Менеджер по развитию персонала розничной сети ЮКОС-РМ Олег Мартынов отмечает, что он не сталкивался с этой проблемой: «До самого тренинга понять, плагиат это или нет, практически невозможно. При поиске и подборе тренинговой компании меня интересует ее профессионализм, опыт работы и качество тренинга. Я стараюсь собрать максимум комментариев и рекомендаций, поприсутствовать на тренинге. Если я достигаю поставленной задачи в ходе тренинга, меня это устраивает. Мой совет — пользоваться услугами компаний, имеющих имя и репутацию честного игрока».

У Ирины Архиповой, старшего менеджера дирекции по управлению персоналом ЗАО «Северсталь-Ресурс», очень комплексный подход к выбору тренинга, ограждающий ее от плагиата: «Меня, как потребителя, беспокоит не столько сам факт, что тренинг нелицензионный (это больше вопрос права и этики), а возможные проблемы с его качеством, хотя здесь тоже не все так линейно. Я знаю много «фирменных» продуктов, качество проведения которых с каждым годом становится все хуже и хуже.

На мой взгляд, качество тренинга определяется несколькими основными факторами: личностью и мастерством тренера, качеством материала и «врубленностью» тренера в тематику. Поэтому, 100% гарантии, что тренинг окажется удачным, нельзя ожидать, даже заказывая его у известной компании. Причин может быть несколько, вот некоторые из них:

Фактор

Нелицензионный тренинг

Лицензионный тренинг

Мастерство тренера

Может быть слабый или непрофессиональный тренер, так как уважающий себя мастер скорее всего не «скатится» до плагиата

Может быть поручен начинающему неопытному тренеру

Качество продукта

Некачественный, наскоро сшитый материал, переписанная книжка (так как качественный тренинг — это сама по себе дорогая разработка, требующая специальных навыков)

Может быть устаревшая методика

Глубина понимания тренером материала

Копировать по-пиратски тренинг — это только увидеть «верхнюю часть айсберга»

Если тренинг не авторский, то также существует риск поверхностного понимания – «отчитка» материала

Поэтому здесь рецепт простой – при выборе провайдера решающими факторами не должны быть только имя компании или цена вопроса, необходимо проводить комплексный анализ. Для этого надо тщательно изучать тренинговый рынок, ходить на презентации тренинговых компаний, лично общаться с тренерами и смотреть их в действии, собирать рекомендации, привлекать для проведения тендера экспертов и т.п. Такой подход поможет отличить подделку от качественного продукта».

Дмитрий Шлянчак, руководитель учебного центра компании Патэрсон, отмечает: «Как HR, я не задумываюсь об авторстве методики, для меня главное — ее эффективность.

Когда гуру бизнес-обучения учат за деньги других, они отдают себе отчет в том, что их приемы будут использованы. Помните, как у Хаджи Насреддина? Владелец жаровни говорит ему: «Плати деньги за то, что ты стоял рядом с моей жаровней и вкушал запах моей еды». На что тот ответил: «Хорошо, тогда я позвеню монетами в своем кармане».

Тема плагиата касается защиты интеллектуальной собственности, и, скорее всего, ее решение нужно искать в правовой плоскости, а не морально-нормативной.

Мне вообще странно само понятие «лицензионный тренинг». Любая учебная программа составляется на основе определенных требований, критериев. В академическом образовании — это требования государственных стандартов, в бизнес образовании в основе любой программы — набор определенных практик, апробированных решений, шаблонов. В тренинге продаж вряд ли кто-то сможет обойтись без обращения к этапам продаж, проигнорировав объяснение значимости фазы контакта или типологии покупателей. Применение единой основы, шаблона, матрицы для подготовки тренинга, если хотите, так же естественно, как пользование одинаковыми буквами или словами в нашем «великом и могучем».

Более того, многие тренеры часто позиционируют себя, как ученики конкретного гуру бизнес-тренингов. И это нормально, как естественно и применение ими практик своего учителя. Безусловно, стопроцентная калька тренинга в исполнении другого «солиста» — это грустно. Человек, не «включающий» голову при подготовке тренинга, вряд ли может называться тренером. Но с такими прецедентами я лично не сталкивался. Предлагая новому тренеру начать работу в уже освоенном нами формате, я всегда деликатно подчеркиваю, что не хотел бы видеть тотального копирования, а предлагаемый ему в данный момент тренинг — это лишь один из возможных вариантов. Даже нынешние музыкальные звезды, жутко возмущаясь, что их песни (мелодии) воруют, с удовольствием поют не свои песни, а «чужие» хиты прошлых лет. Я думаю, что ни у кого из них не возникнет претензий по поводу использования другими выдуманного до них нотного ряда.

А в бизнес-среде заказчики часто прибегают к тому, что, например, тренинг продаж проводят в разное время разные тренеры, чтобы каждый из них привнес что-то свое в заезженную схему продаж. Поэтому лично меня абсолютно не волнует, что в тренинге используют известные многим практики. Что было бы корректным и правильным, так это упоминать об их истинном авторстве, что большинство коллег и делает.

Что же касается копирования интерактивных обучающих курсов или защищенных интеллектуальных правом тестовых методик, то здесь важно руководствоваться здравым смыслом, а не только материальными интересами. Если нет умысла тиражирования и зарабатывания на этом денег, то почему бы и не использовать методики в контексте тренинга с упоминанием автора. При наличии факта извлечения прямой материальной выгоды, безусловно, надо реагировать, обращаться в соответствующие органы.

Кто этого не понимает, пусть представит ситуацию, когда бы автор формулы 2+2=4, запретил бы ее использование без соответствующего разрешения. Или мы, спрятавшись у себя дома, тихо, чтобы никто не услышал, напевали бы песни любимых исполнителей. Право, иногда потуги ряда авторов, негодующих по поводу «кражи» их «вклада в науку», вызывают желание попросить их самих пройти шкалу Бине, Амтхауэра и других настоящих ученых по измерению сами знаете чего. Думаю в этом случае Бине, Симон, Векслер, Равен были бы только рады возможности использования своих методик».

Анна Грудцина, руководитель учебного центра Мосмарт: «Я отношусь к тренерам парателикам, которые живут в процессе и в зависимости от группы, могут менять программу «по ходу пьесы». Поэтому лицензия – это хорошо, но эта медаль имеет 2 стороны…

Я доверяю тренерам, которых знаю, в чьей работе я уверена. Мне приходилось встречать людей с великолепным образованием, с выпущенными книгами, статьями и пр., но тренеры они просто никакие.

Лицензия хороша на что-то уникальное, на эксклюзивную информацию, например, на формат семинара. Но даже если вы свой тренинг обложили патентом и другими документами, то все равно вряд ли вы уследите, что куда ушло и откуда пришло. Не случайно вопрос с пиратскими дисками так до сих пор и не решен».

Выводы:

— Пока степень обеспокоенности плагиатом выше у провайдеров, чем у заказчиков. Последние более лояльны к копированию программ.

— Для заказчиков на первом всегда стоит качество программ. Они порой готовы купить и скопированный тренинг, если уверены в ее качестве.

— Преимущества лицензионных программ для них не всегда очевидны.

— Те компании, которые не хотели бы видеть в своей системе обучения скопированные тренинги, уделяют особое внимание процессу выбора провайдера.

— Отличить скопированный тренинг от оригинального заказчикам практически невозможно – «отцовство» могут безошибочно установить только сами авторы.