Три преимущества, которые дает МВА. В бизнес-школы идут за знаниями, связями и возможностью работать за границей

Энтони Хопвуд Источник: Ведомости

Несмотря на критику, MBA сохраняет популярность среди тех, кто делает карьеру в бизнесе. Вопреки мнению некоторых известных гуру количество талантливых людей, желающих получить диплом MBA, продолжает расти. Может быть, студенты MBA по всему миру знают то, чего не знают именитые критики? Думаю, именно так.

MBA дает три явных преимущества. Прежде всего, это доступ к новым знаниям. Хорошая программа дает представление о теориях, которые изменили деловой мир. Она дает понимание меняющегося контекста современного бизнеса. Она создает базу для правильного развития искусства управленца. Во-вторых, получение MBA в хорошей школе обеспечивает разветвленную систему связей. В-третьих, MBA из уважаемой и известной школы обеспечивает хорошие условия входа на национальные и международные рынки управленческих кадров.

Все три преимущества важны. При этом знания — лишь часть преимуществ MBA, хотя именно этот аспект привлекает внимание таких критиков, как Генри Минтцберг, считающих, что обычные программы MBA игнорируют искусство и практику ремесла управленца.

Но для абсолютного большинства выпускников MBA собственно управление в первые годы не будет главным направлением деятельности. Именно так обстоит дело в консалтинге, а также во многих новых секторах экономики, где предприятия основаны на горизонтальной иерархии. Это верно и для финансового сектора.

Критики принижают преимущества изучения новинок в области теории управления. Современные менеджеры должны понимать значение достижений в области финансовой теории, теории управленческих структур и обработки данных, которые изменили облик бизнеса. Во многих секторах экономики такие знания уже стали обязательными.

Не так давно эти важнейшие знания были доступны только в нескольких школах, и почти все эти школы находились в США. За знаниями в области финансов необходимо было отправляться в Chicago, Wharton, Rochester, MIT или Stanford — места, где сами эти знания были созданы. Но мир знаний демократичен, и новые теории теперь доступны даже в самых скромных школах MBA.

Однако некоторые другие достоинства MBA распределяются между школами не так равномерно.

Лишь немногие школы обеспечивают доступ к действительно серьезным международным деловым связям. Немного больше школ, где можно приобрести связи на региональном уровне. Возможно, Harvard и Stanford лидируют среди первых. Но Bocconi не имеет себе равных, если нужно открыть двери в Италию, так же как лучшие испанские школы обеспечивают доступ в испаноязычный мир.

Это же касается возможностей по выходу на ведущие мировые рынки управленческих кадров. Именно преимущества в этой области обеспечили стремительный рост американских бизнес-школ после войны. По мере того как бизнес становился скорее национальным, чем региональным явлением, то же самое происходило с рынком управленческих талантов. Теперь бизнес-образование становится международным феноменом. Программы MBA — мощные инструменты в расширении географической мобильности, которые трудно чем-то заменить.

Степень MBA связана с расширением и других видов мобильности. Производственники могут перейти в область финансов или консалтинга, что обогатит обе сферы. Равным образом те, кто уже работал в сфере консалтинга и в инвестиционных банках, могут подготовиться к тому, чтобы создать собственные предприятия.

Такие изменения не только придают личности новые возможности. Они обогащают и расширяют экономику и бизнес-среду. Они позволяют перебрасывать таланты в новые сферы и воспитывать людей, способных работать в разнообразной среде, на стыке нескольких дисциплин.

Но критики MBA, как правило, игнорируют эти важные функции системы бизнес-образования.

Например, Джеффри Пфеффер, профессор организационного поведения из Stanford, придает большое значение открытию, что MBA в консалтинге, судя по всему, не дает преимуществ по уровню зарплат. Но он не предоставляет никакой информации о различиях в бэкграунде представителей обеих групп.

Диплом Оксфорда, Кембриджа или ведущего университета Лиги плюща может позволить получить работу в ведущих консалтинговых фирмах, так же как и наличие опыта успешной работы на руководящем посту.

Но консультант с MBA, который получил скромное базовое образование в Nebraska State University или University of Northumbria, никогда не смог бы работать в нью-йоркском офисе McKinsey или Goldman Sachs без дополнительной квалификации.

Конечно, некоторые претензии к MBA верны. Даже я был настроен критически, когда выпускник Stanford MBA 20 с небольшим лет, работающий на McKinsey над проектом в Оксфордском университете, спросил, как я измерил бы количественными показателями работу Said Business School. Это был человек с готовым ответом, пытающийся найти проблему.

Таким образом, пространство для роста еще есть. Но MBA сохраняет важное значение в мире современного бизнеса.

В то же время будущие учащиеся должны хорошо обдумать преимущества, которые дает MBA. Если их интересы связаны с приобретением связей и выходом на рынок труда, необходимо понять, что такие преимущества доступны лишь в немногих учебных заведениях. Хотя знания, предлагаемые MBA, распространены очень широко, ведущие рекрутеры сосредотачивают свое внимание лишь на малом числе школ по всему миру. Еще меньшее число школ обеспечивают ценные контакты на самом деле. Именно поэтому рейтинги MBA приобрели такое значение.

FT проделывает важную работу, идентифицируя те школы, которые имеют репутацию в сферах, не связанных со знанием. Поэтому London Business School может конкурировать в рейтинге FT с Chicago Business School, давшей миру лауреатов Нобелевской премии. У LBS, возможно, даже более сильные позиции в глазах рекрутеров, хотя она никогда не была таким крупным научным центром, как Чикаго.

Даже критически настроенные гуру, возможно, не вполне убеждены в своих собственных аргументах. Большинство из них — известные авторы учебников MBA, обеспечивающих часть знаний, на основе которых школы ведут свою работу. Если мои доводы верны, школы будут продолжать свою работу на благо всего бизнес-сообщества. (FT 29.01.2007, Василий Кашин)

Автор: Энтони Хопвуд — председатель Prince Foundation for the Built Environment, бывший декан Said Business School в Оксфордском университете