Корпоративный психолог друг или враг

А. Кротков Источник: Работа & зарплата

Многие руководители гордятся своей продвинутостью в вопросах управления персоналом. Еще бы, ведь у них на фирме есть свой психолог! Вот только почему-то далеко не всегда подчиненные таких заботливых начальников разделяют их восторг по поводу «научной» организации труда и не спешат выстраиваться в очередь на прием к штатному «душеведу». 

Если рассуждать глобально, то штатный психолог в коллективе нужен для повышения экономической эффективности работы организации за счет оптимизации деятельности ее сотрудников. Конечно, наниматель ждет от такого специалиста, что в результате его действий в компанию будут попадать только самые достойные претенденты на те или иные должности, что работники станут хорошо спаянной командой, которая решит любые задачи, что в фирме восторжествует объединяющий всех ее сотрудников корпоративный дух, что личностные качества людей будут постоянно совершенствоваться в ходе занятий по специальным тренинговым программам, что возникающие конфликты станет возможным быстро гасить при непосредственном участии дипломированного знатока человеческой психологии, что руководство начнет оперативно реагировать на любые проявления недовольства в среде подчиненных и т. п. И чем выше численность персонала компании, тем более актуальной становится проблема грамотного психологического подхода к решению вопросов управления. Более того, некоторые продвинутые боссы привлекают корпоративных психологов к разработке тактики ведения деловых переговоров, советуются с ними по поводу того, как грамотно организовать рекламную кампанию, как определить имиджевый стиль организации. Правда, пока статус и круг полномочий психолога в российских фирмах почти всегда зависит от степени доверия к нему первых лиц компаний. Бывает и так, что босс смотрит на психолога лишь как на модный аксессуар в своем бизнесе и при случае хвастается перед деловыми партнерами: дескать, у меня специальный профи есть для того, чтобы разруливать конфликтные ситуации.

Чужой среди своих

Но если начальство обычно все-таки знает, зачем оно платит деньги своему психологу, то для служащих компании роль такого коллеги часто не слишком ясна. При этом сам наемный психолог может чувствовать себя крайне неуютно из-за своего неопределенного статуса в местной иерархической системе. Топ-менеджеры нередко воспринимают его как странную фигуру, игрушку главного босса, только отвлекающую своими тестами и исследованиями серьезных людей от настоящего дела. Многие же из тех, кого в кабинет психолога загоняют приказами, просто не в состоянии понять, зачем им откровенничать с представителем интересов руководства. Все ведь прекрасно осознают, что штатный психолог финансово и административно зависит от своего работодателя, а значит, в первую очередь работает на него. Но, конечно, многое зависит от психологической обстановки в коллективе и личности самого психолога. С одной стороны, вряд ли в организации, где начальство привыкло смотреть на подчиненных как на расходный материал, который в любой момент можно обновить, люди станут откровенничать с кем-либо, кроме самых близких друзей. А с другой стороны, часто сами корпоративные психологи не соответствуют высоким критериям, предъявляемым к людям их профессии, и на самом деле являются всего лишь талантливыми продавцами воздуха.

Опасная некомпетентность

Бывает, например, что реальной пользы от многолетней деятельности корпоративного психолога — ноль: текучка кадров на фирме не уменьшается, эффективность деятельности отделов оставляет желать лучшего, коллектив постоянно сотрясают скандалы. Однако психолог не испытывает ни малейшего чувства вины за допущенные просчеты. Напротив! Он как ни в чем не бывало назначает новые тренинги, проводит плановые анкетирования — одним словом, создает видимость кипучей деятельности во имя грядущих успехов родной компании. Главное, что такой «специалист» умеет в лучших традициях директорских приписок эпохи советского застоя мастерски представить отчеты о своих мнимых победах руководству и в итоге получить от него поощрение за достигнутые достижения и полный карт-бланш на продолжение своей крайне полезной деятельности. Столь абсурдные ситуации возникают из-за того, что сегодня нередко психологами становятся люди, получившие второе высшее образование за два года (во многих коммерческих вузах подготовка психологов ведется недостаточно качественно из-за отсутствия высококвалифицированных преподавателей, научной базы и т.д.), а зачастую и те, кто окончил двухмесячные ускоренные курсы. Понятно, что знания таких специалистов поверхностны. Но при этом нередко человек, имеющий за плечами скромный опыт работы (а иногда только некий набор теоретических знаний), тем не менее уверен, что он справится с любой психологической проблемой. Вероятно, это происходит еще и потому, что мало кто из руководителей имеет ясное представление о необходимом уровне квалификации подобного специалиста. Например, мне довелось работать в одном издательском доме, где психологом был отставной армейский подполковник (родственник одного из основателей компании), нашедший новое призвание на пенсии. Этому человеку доставляло огромное удовольствие апробировать на подопытном персонале все, чему его учили на курсах, на которые его регулярно командировало начальство. Надо сказать, что все мои коллеги страшно не любили, когда их в приказном порядке отправляли на прием к психологу, особенно после того, как он записался на курсы психоанализа. Предметом особой гордости «доктора Фрейда» местного масштаба была собственная тренинговая методика, чудесную эффективность которой я на себе, к счастью, ощутить не успел, ибо проработал в той организации не слишком долго.

Подобные псевдопрофессионалы не только не приносят своей компании никакой пользы, но даже порой причиняют ей конкретный вред. Во-первых, они впустую отвлекают специалистов от дела. Во-вторых, из-за видимого отсутствия какой-либо пользы от подобных тренингов и собеседований многие люди просто перестают верить в пользу психологии как прикладной науки и в дальнейшем всеми правдами и неправдами пытаются уклониться от участия в любых обучающих мероприятиях. И наконец, в-третьих, из-за непрофессиональных действий горе-психологов, к примеру, по причине неправильно примененной ими методики оценки деловых качеств сотрудников путем тестирования, могут невинно пострадать люди. Кроме того, известно, что некоторые непорядочные специалисты рекомендуют своему руководству посылать сотрудников не на те тренинги, которые им объективно необходимы, а на те, за которые корпоративный психолог получит кругленькую сумму от руководства тренинговой компании. В будущем, вне всякого сомнения, профессиональное психологическое сообщество выработает собственные этические нормы и будет строго контролировать деятельность всех своих членов. Именно так обстоит дело с психоанализом в США. Любой скандал, бросивший тень на авторитет специалиста, может обернуться для него потерей практики и даже самого права работать в будущем по своей профессии. Но пока у нас в России корпоративные психологи еще не ограничены в своих действиях жесткими рамками цеховой этики, они нередко уподобляются обслуживающему персоналу, готовому выполнить любой приказ своего хозяина.

Охота на нелояльных

Если руководитель стремится выявить среди подчиненных тайных оппозиционеров, то лучшей кандидатуры для выполнения столь щекотливой миссии, чем штатный психолог, ему не найти (секретных осведомителей мы в данном случае в расчет не берем). И тут грамотный специалист может дать фору спецам из службы безопасности компании, вооруженным грубыми технологиями слежки-прослушки и детекторами лжи. Поэтому всем нам, людям наемного труда, полезно знать, что уже давно разработаны и с успехом применяются специальные психологические методики оценки лояльности работников по отношению к родной компании и ее руководству. К примеру, вас подвергают тестированию с целью выявления лидерских качеств, но на самом деле истинной целью исследования может быть, например, желание «прокачать» вас на предмет того, не засланный ли вы казачок конкурентов. Но вы, конечно, об этом и не заподозрите. И самое печальное, что никто не застрахован от психологической (по аналогии с врачебной) ошибки. Например, одна моя университетская знакомая, почти три года занимавшая приличную должность в крупном банке, неожиданно была уволена с совершенно нелепой формулировкой. Она, возможно, так бы и не выяснила, каковы истинные причины ее выдворения из финансовой организации, если бы через некоторое время, пытаясь устроиться в новую контору, не узнала по секрету от благожелательно настроенного по отношению к ней кадровика, что с прошлого места работы за ней тянется убийственный шлейф репутации неблагонадежной особы, замешанной в махинациях с клиентскими базами данных. Уже потом, в очередной раз прокручивая в памяти события, предшествовавшие увольнению, моя приятельница вспомнила, что за несколько дней до того, как ей неожиданно указали на дверь, нескольким отобранным психологом работникам банка, в том числе ей, было предложено поучаствовать в тренинге по развитию коммуникативных навыков. Возможно, официально заявленная цель тренинга оказалась всего лишь прикрытием для проверки на лояльность, которую моя знакомая, видимо, не прошла. По версии этой женщины, накануне произошла утечка важной информации из банка, где она трудилась, и служба безопасности очертила руководству круг людей, имевших к тем сведениям доступ. А потом за дело взялся штатный психолог, который в результате своих исследований вычислил главную подозреваемую и, естественно, сообщил о том начальству. Кстати, такова обычная профессиональная практика, когда ловцы нелояльных искусно камуфлируют главные экспертные мероприятия под безобидные тестирования, собеседования, тренинги. Но самое печальное, что не всякие, даже самые новейшие и дорогостоящие методики гарантируют установление стопроцентно точного диагноза. Тут многое зависит от чувства профессиональной ответственности психолога, интерпретирующего результаты своих исследований.

Когда психолог на своем месте

Впрочем, когда речь идет о порядочном специалисте, то польза от его пребывания в организации на штатной основе может быть очень значительной. Так, работая в компании значительное время, корпоративный психолог бывает хорошо осведомлен о всех явных и тайных пружинах взаимоотношений между подчиненными и начальством. Он также в курсе производственной ситуации, хорошо разбирается в специфике работы своего предприятия. Одним словом, он, что называется, находится в теме. Поэтому в случае возникновения проблем штатник способен разрулить ситуацию быстрее, грамотнее и эффективнее, чем это сделает приглашенный специалист, которому потребуется значительное время только на изучение обстановки. Но принципиально важно, чтобы местный специалист пользовался полным доверием со стороны представителей и наемного персонала, и управленческого корпуса. Только соблюдение такого условия позволяет психологу в полной мере проявить свой профессиональный талант для пользы большинства своих коллег и родной компании. Кстати, как показывает практика, профессионалы от Бога воспринимаются многими людьми в качестве штатной жилетки, в которую всегда можно поплакаться. У них просят совета, и профессионалы очень дорожат таким доверием.