Расчет в черно-белых тонах. Сколько стоит образование?

Наталья Булгакова Поиск

Верное управленческое решение практически невозможно принять без точного знания ситуации. Однако в России отсутствует официальная статистическая информация о расходах населения и предприятий на оплату образовательных услуг, о финансовом состоянии образовательных учреждений, конъюнктуре образовательных рынков и определяющих ее факторах. Это ограничивает возможности прогнозирования, обоснования мер по модернизации системы. Государственный университет — Высшая школа экономики взялся заполнить этот пробел: здесь уже четвертый год реализуется проект по мониторингу экономики образования. Опросы проводились в шести разнотипных российских регионах. Была налажена система сбора, анализа, обобщения, представления данных, что позволило сформировать принципиально новую информационную базу для осмысления процессов, происходящих в сфере образования, разработки государственной образовательной политики и принятия управленческих решений.

На Третьей научно-практической конференции обсуждались итоги третьего года мониторинга. Впервые в мировой практике получена наиболее полная оценка совокупных затрат на образование, включающая расходы бюджетов всех уровней, расходы населения и расходы предприятий.

Совокупные прямые затраты на образование из всех источников в 2004 году оцениваются в размере 928 млрд рублей (5,5% ВВП), в том числе:

  • расходы бюджетов всех уровней — 593,2 млрд руб. (3,5% ВВП);
  • расходы населения — 326 млрд руб. (1,9% ВВП);
  • расходы (прямые) предприятий — 16 млрд руб. (0,1% ВВП).

Альтернативные затраты работодателей (фактическое обучение на рабочем месте с выплатой заработной платы) по предварительной оценке достигают 400 млрд рублей (2,4% ВВП).

Бюджетные расходы в расчете на одного обучающегося разнятся по уровням образования (в тыс. рублей):

  • дошкольное образование — 20,8
  • общее образование — 18,5
  • начальное профессиональное образование — 22,2
  • среднее профессиональное образование — 18,8
  • высшее профессиональное образование — 25,6

По всем уровням с каждым годом увеличиваются бюджетные расходы в расчете на одного обучающегося. В сопоставимых ценах соответствующий показатель за период 2000-2004 годов вырос в общем образовании вдвое, в профессиональном — примерно в 1,7раза. Но эти показатели уступают показателям стран — членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР): в системе общего образования — в 2,5 раза, в системе профобразования — в 10 раз (с поправкой на паритет покупательной способности).

Как показывает анализ, так называемое бесплатное образование сопряжено со значительными расходами населения: обучение ребенка в общеобразовательной школе не потребовало никаких затрат лишь от 1% семей, а поступление в вуз не обошлось без затрат для семей лишь в 6% случаев.

Эксперты ВШЭ разделили затраты населения в сфере образования на “белые” (официально регистрируемые), “серые” (не регистрируемые официально, но выплачиваемые частным лицам с целью получения реальных знаний) и “черные” (на взятки и на покупку чужих работ).

Выявлена значительная дифференциация средних затрат населения по уровням образования. (При подсчете учитывались все, а не только реально платившие учащиеся).

Общие затраты на платное обучение в ссузах и вузах выше, чем на бесплатное, в 3-5 раз (для ссузов — 16,3 и 4,0 тыс. руб. в год соответственно, для вузов — 25,7 и 6,2 тыс. руб.). “Белые” затраты при платном обучении в 10 и более раз выше, чем при бесплатном.

Удельные затраты на образование в столице растут быстрее, чем за ее пределами, причем в значительной мере — за счет роста официально не регистрируемых расходов семьи. Особенно резко эти тенденции проявляются в динамике затрат на поступление в высшие учебные заведения. За год эти затраты выросли примерно на 56% в Москве и менее чем на 20% — в регионах. При этом основным источником прироста в Москве служат теневые затраты: за год сумма трат на репетиторов и на взятки возросла здесь на 62%, тогда как официальная плата за подготовку — всего лишь на 18%. Для сравнения: в регионах теневые расходы выросли за год лишь на 2%.

Выявлены заметные различия между стоимостью услуг разных репетиторов, готовящих в вуз: семья, берущая репетиторов из вуза, в который планирует поступать ребенок, платит как минимум в полтора раза больше, чем семья, нанимающая репетитора не из этого вуза (15,9 и 10,0 тыс. руб. в год соответственно). Это позволяет предположить, что более трети (37%) средств, идущих вузовским репетиторам, по сути представляют собой плату за протекцию.

15-20% родителей школьников всех возрастов в Москве нанимают репетиторов своему ребенку, чтобы тот подтянулся по школьному предмету или для углубленного изучения какого-либо предмета, тратя на эти цели ежемесячно 2300-2500 рублей. В регионах эта цифра не превышает 7-10%, а ежемесячные расходы — 750-850 рублей. Ежемесячные расходы семей школьников на репетиторов для подготовки к поступлению в вуз в Москве в среднем составляют более 8500 руб. в месяц, в регионах — около 1500 руб. Среди школьников 10-11 классов, собирающихся поступать в вуз, занимаются с репетиторами 32%; на курсах при том вузе, куда собираются поступать, — 34% в Москве (ежемесячные расходы — около 3700 рублей) и 16% в регионах (ежемесячные расходы — более 1600 рублей), а также на других курсах — 12% в Москве и 15% в регионах (соответствующие ежемесячные расходы — 1900 рублей и около 700 рублей). Среди студентов вузов 10% занимались с репетиторами по предметам, изучаемым в вузе, в текущем учебном году. Средние расходы на эти цели составили в Москве 1600 рублей в месяц, в регионах — 750 рублей.

Определены цели коррупционных платежей: получение титула образования без получения реальных знаний и компетенций; фактическое перераспределение государственных средств, направляемых образовательным учреждениям, в пользу учащихся-взяткодателей; получение завышенных оценок.

Наибольшего размера коррупционные платежи достигают на стадии поступления в вузы. Если условно распределить взятки, уплаченные за некоторых абитуриентов, между всеми абитуриентами, то на каждого из них приходится в среднем по 6,5 тыс. руб. в Москве и по 2,5 тыс. руб. в остальных регионах.

Почти полное отсутствие роста теневых расходов на поступление в вузы в регионах может быть, в частности, связано с широким распространением там практики приема в вузы по результатам единого государственного экзамена, который, по замыслу его разработчиков, и должен был привести к сокращению официально не регистрируемых денежных потоков в образовании. Тогда высокую динамику теневых трат в Москве можно было бы объяснить приостановлением процесса распространения ЕГЭ в столице.

Значительны коррупционные платежи и в ходе учебы в вузах. Поскольку учеба в вузе — длительный процесс, то и коррупционные платежи за весь пяти- или шестилетний период обучения в среднем даже превосходят взятки за поступление. Это обусловливает замещение реального образования псевдообразованием, разлагающим нравственные принципы образовательной среды, ведущим к деградации системы образования.

Среди причин выбора учащимися начального или среднего профессионального образовательного учреждения на первом месте стоит привлекательность профессии. Дальше для студентов ссузов идет легкость поступления и интерес к учебе; для учащихся колледжей и ПТУ — интерес к учебе и возможность продолжить ее. Предпочтение профессии и интересная учеба — основные движущие мотивы выбора студентами вуза и факультета. Однако в негосударственных вузах вторым по важности мотивом является легкость поступления.

В российской системе образования имеет место явный “перевес” высшего образования. Большинство семей (81%) ориентировано на получение детьми высшего образования. 90% работодателей считают обязательным наличие диплома о высшем профессиональном образовании у претендентов на должности специалистов и руководителей и 50% — служащих и квалифицированных рабочих. И население, и работодатели скорее заинтересованы в “общем” высшем образовании. Первые потому, что наличие диплома просто стало социальной нормой. Вторые потому, что рассчитывают получить “культурного, дисциплинированного, обучаемого” работника, которого “все равно приходится доучивать” непосредственно на предприятии.

Наблюдается интерес к расширению знаний и компетенций. У более “продвинутых”, амбициозных, адаптированных молодых людей ярко выражен интерес к получению второго высшего образования (среди опрошенных студентов вузов в пилотных регионах — 57%) или степени магистра. У определенной части молодежи наблюдается интерес к учебе и работе за границей: среди студентов в пилотных регионах эти доли составляют 19% и 33% соответственно.

Что же касается образования взрослых, ответ работников (т.е. взрослого населения) на вызовы рынка труда пока еще выражен недостаточно. Разными формами дополнительного образования охвачено до 10% взрослого населения страны. Потребление образовательных услуг взрослыми напрямую зависит от возраста всех членов семьи, уровня образования, места проживания, уровня адаптации человека к современной жизни.

Подавляющее большинство (84%) тех, кто учится, делает это для достижения каких-либо профессиональных целей, а не просто из интереса. Это не зависит от возраста: даже из тех, кому 60 лет и более, лишь каждый пятый учащийся делает это из любительских соображений. Те, кто учится для достижения профессиональных целей, более чем в половине случаев (53%) делают это из-за требований нынешней работы. Почти в четверти случаев (24%) ими руководит желание найти более высокооплачиваемую работу, почти в пятой части случаев (19%) — желание найти работу более интересную; более чем в десятой части всех случаев (11%) — работу, более приемлемую в каких-либо других отношениях. Лишь 6% учатся, чтобы найти любую, какую угодно работу. Еще вдвое меньше людей (3%) учатся, чтобы начать или усовершенствовать свой собственный бизнес.