МВА в Латвии: Московский экспресс задерживается?

Юлия Беловицкая Источник: Элитный персонал

Раньше приехать в Юрмалу или Ригу означало побывать в Европе, не покидая «железного занавеса». А теперь Латвия – самая обычная «заграница». О том, станут ли ее школы бизнеса столь же притягательны для россиян, как юрмальские курорты, рассуждает Борис Куров, ректор Рижской международной высшей школы экономики и управления (RSEBAA).

— Какие изменения произошли в латвийском бизнес-образовании за последние 10-15 лет?

— К настоящему времени бизнес-образование в Латвии прошло три этапа. Сначала отрицалось все советское. Были введены степени бакалавров, магистров, разрешили создать частные учебные учреждения. На втором этапе началась их аккредитация, появились жесткие правила создания и существования вузов. И, наконец, третий этап наступил после принятия Болонской декларации. Сейчас он практически заканчивается, и в итоге наша система образования приравнена к европейской.
Конечно, частных учебных заведений международного класса в Латвии немного, в общей сложности две-три школы. С другой стороны, уже прошло 14 лет, и наличие международных аккредитаций свидетельствует о достойном уровне предлагаемых программ.

— Международные аккредитации должны способствовать привлечению иностранных студентов. Много ли их в бизнес-школах Латвии?

— К сожалению, крайне мало. И это очень серьезная проблема. По сути дела Латвия не продает свои знания. Одним из основных путей является программа обмена слушателями ERSAMUS, в которой участвуют европейские университеты. Но эти студенты приезжают бесплатно.
В бизнес-школах по всему миру учится большое число граждан Китая, Индии, Турции, которые сами оплачивают свое обучение. Но в Латвию этим потенциальным слушателям попасть трудно. Наши законы ограничивают возможности проживания, поскольку считается, что главная цель студентов из этих государств не учеба, а дальнейшая работа в нашей стране.
Граждане постсоветского пространства по-прежнему воспринимают Латвию как часть Советского Союза. И, если у человека появляются деньги, то он предпочитает получить степень МВА в Англии, Германии, Швейцарии и т.д. Что говорить, если даже в Польшу на практику наши студенты едут неохотно.
Мы пытаемся налаживать связи с Грузией, Казахстаном, Украиной. Для студентов из этих стран наши школы являются своеобразным «мостом» в Европу. У нас есть возможность получить двойной диплом, а по сравнению с ведущими школами России в Латвии обучение дешевле. Но это лишь начало, и иностранных слушателей пока мало.

— Сотрудничают ли латвийские бизнес-школы с российскими?

— Специфика России в том, что у нее свой, достаточно большой рынок. Поскольку RSEBAA является членом Российской ассоциации бизнес-образования, я достаточно часто встречаюсь с российскими коллегами на конференциях. И даже, если они проводятся в Марокко или Швейцарии, обсуждаются только российские проблемы. Такое впечатление, что России другой мир не нужен: у нее своя аккредитация, свои требования, свои студенты. А Латвия — маленькая страна. Мы не можем быть оторваны от общеевропейских процессов. Поэтому посещение таких мероприятий носит, скорее, дружеский характер, чем способствует налаживанию партнерских взаимоотношений.
Мы иногда приглашаем преподавателей из ведущих российских школ проводить отдельные курсы. Но с каждым годом это становится все дороже. И порой дешевле пригласить профессора из Англии, чем из Москвы или Санкт-Петербурга.
Если говорить о совместных российско-латвийских программах, то однажды на мое предложение, ректор ведущей московской школы ответил: «Мои слушатели с амбициями и ближе, чем Англия, никуда не поедут. Они не для того платят такие деньги, чтобы ехать в Латвию».
Сотрудничать с региональными российскими школами тоже пока не получается. Они борются за свою студенческую аудиторию, и не готовы делить ее со школами других стран. Поэтому рынок России для нас пока закрыт.

— Какие задачи стоят перед латвийскими школами бизнеса на будущее?

— Учебные заведения Латвии интегрированы в европейское образование и способны проложить путь к международной карьере. Мы должны воспитывать не просто менеджеров, а «людей мира». Бизнес не имеет национальных границ, а все национальные вопросы непринципиальны, и рано или поздно решаются.
Нельзя сказать, что система европейского образования лучше во всех отношениях. С общечеловеческой точки зрения, российское, или советское, образование было более гуманистичным, поскольку готовило интеллигентных людей. Европейцы готовят профессионалов, и если мы хотим жить в Европе, нам нужно поступать также. Это и есть интеграция. В Латвии популярны совместные программы с европейскими университетами, в рамках которых происходит обмен преподавателями и студентами, действует система двойных дипломов.

— Есть ли проблема подготовки профессорско-преподавательского состава?

— После упразднения советской системы научных степеней в Латвии осталась только одна степень — доктор, причем требования для ее получения достаточно высоки. Но постепенно происходит либерализация и докторов становится больше. Таким образом, докторантура — традиционный источник высокопрофессиональных преподавателей.
Конечно, для передачи знаний в бизнес-образовании особенно высока роль практического опыта преподавателя. В Латвии активно развивается система консультирования предприятий, и школы стараются привлекать к преподаванию бизнес-консультантов. Но все-таки нам не обойтись без западных профессоров, как правило, на наших программах их количество не менее 30%. Без них образование было бы местечковым. Те школы, которые этим не занимаются, обычно отстают или вовсе не имеют успеха.

— Должна ли бизнес-школа воспитывать собственников?

— Безусловно, да. Поскольку частные вузы сами являются собственниками, они обязаны готовить не только хороших исполнителей, но и работодателей. Просто так научить «работать» может и техникум, и любое другое учебное заведение. А бизнес-школа может из менеджера воспитать предпринимателя.
Самым характерным недостатком советской школы было отсутствие навыков презентации. У человека не было практики говорить самому и убеждать. И, если сравнить, например, RSEBAA и Шведскую экономическую школу, то мы выигрываем в теоретической подготовке, а они — в способности аргументации. Но, конечно, мы у них учимся. Для бизнесмена очень важно выработать самостоятельность, уверенность, амбициозность.

— Как оценивают выпускников латвийских бизнес-школ на рынке труда?

— На сегодняшний день в Латвии очень высокий процент обучаемых из расчета на душу населения. Найти хорошую работу без высшего образования практически невозможно. Поэтому, чтобы иметь конкурентное преимущество, все большее число наших граждан идет в магистратуру, в том числе и на программы МВА со специализацией «Международный бизнес», «Предпринимательство» и др. Большим спросом пользуется направление «Управление персоналом», поскольку раньше никто не готовил специалистов современного уровня в этой области.
Все чаще в объявлениях о приеме на работу можно встретить строчку: «Выпускникам таких-то вузов просьба нас не беспокоить». Это говорит о том, что работодатели дифференцируют учебные заведения по качеству образования.
С другой стороны, все более популярным становится корпоративное обучение, когда большая компания, или даже целая отрасль, заказывает программу МВА для всех своих управленцев. В нашей школе, например, проходили обучение 54 главврача всех больниц. У них есть дипломы медицинских вузов, но, как хозяйственникам, им потребовалось и бизнес-образование. Важно, чтобы специалисты топ-уровня умели говорить на одном языке, для этого им нужна одинаковая подготовка. На программе они участвуют в дискуссиях, обмениваются опытом, учатся выстраивать процесс работы. Обучение высшему менеджменту происходит на практике, и книжные истины здесь бесполезны.
Выпускники латвийских бизнес-школ востребованы и на Западе. Для нашей страны это большая проблема — лучшие уезжают работать в Европу, происходит «утечка» кадров. Правда, за последнее время наблюдается тенденция возвращения. Все большее число европейских компаний пытается наладить связь со странами Прибалтики и СНГ. Например, успешно проработав год-полтора где-нибудь во Франции, человек получает полномочия открыть небольшой филиал зарубежной фирмы в Латвии. Западным компаниям это интересно, поскольку наш менталитет все-таки сильно отличается от европейского, и наши менеджеры служат «передаточным звеном» между западным и восточным рынком.
Обучаясь в Латвии, студенты ощущают себя европейцами. В наших ведущих школах действительно интернациональная среда, постоянно приезжают преподаватели из разных стран, налажена система зарубежных практик и обменов. Хотелось бы надеяться, что и российские бизнес-школы оценят перспективы дальнейшего сотрудничества. Но для этого нужно постоянно общаться с нами, а не игнорировать ближнее европейское зарубежье!