Сказка о похищенном времени

Источник: Карьера

Серое будничное утро, офис небольшой дистрибьюторской компании. Ее босс представляет сотрудникам меня, цветущего мужчину лет 30, в безупречном деловом костюме, с кожаным портфелем и очками «лектор» на носу. Я наведу здесь порядок!

Босс гордится мной, как новой дорогой игрушкой. Игрушка недешевая, моя ставка — $2500–3500 (на испытательном сроке) плюс бонусы — еще три оклада примерно. Я здесь ради этих бонусов, думает мой наниматель. О, как он заблуждается! Я просто «похититель тележек». Непонятно? Есть такой анекдот. На стройке воруют цемент. Камеры наблюдения показывают: к выходу бегает мужичок с тележкой, накрытой брезентом. Его хватают, срывают брезент — пусто! Потом еще раз — опять пусто. Третий раз — ничего. А цемент исчезает. Охрана сдается: «Мужик, колись, тебе ничего не будет, как цемент тыришь?» «Какой цемент? Я тележки краду». Так вот, я краду рабочее время. Моя задача — ничего не делая, продержаться как можно дольше, обычно — от трех до шести месяцев.

   И первый номер моей программы — написание «плана развития». На это уходит от двух недель до месяца. Сначала я провожу «диагностику» — в ходе «серии консультаций» с персоналом выясняю, как дела с организацией продаж, документооборотом, взаимодействием подразделений, системой мотивации персонала. Потом сажусь за компьютер — так, чтобы никто не видел монитор. Я ничего не пишу, план у меня остался с прежнего места работы, надо лишь поменять названия, переставить стрелочки, добавить «перец» и «соль» по вкусу клиента. Потом проводим серию собраний по обсуждению плана. И вот — ура! — рожден стратегический документ.

   Следующий пункт программы — поиск стратегических партнеров. Каждый мелкий производитель или импортер спит и видит поставки своего товара в «Рамстор», «Перекресток», «Ашан», «Метро» и т.п. Не понимая, что если его туда и пустят, то он не потянет нужные объемы. Но хозяин — барин, и я начинаю «работать» в этом направлении. В «Копейке» у меня есть приятель на «звучной» должности. Размахивая его визиткой, объявляю, что еду на переговоры. Босс хочет принять участие? Отлично. Вместе едем в Петровско-Разумовский проезд. Приятель внимательно выслушивает нас и обещает сделать все, что от него зависит. И не врет: от него ничего не зависит, ничего он и не сделает. Но босс уже мысленно видит свое барахло на полках сети. Дальше нужно подогревать его вестями с полей, типа «товар посмотрели», «ассортимент поставлен в план», «запросили дополнительные сертификаты» и т.д. Так я выигрываю еще пару месяцев. А тем временем в течение рабочего дня хожу по собеседованиям с новыми потенциальными жертвами-работодателями или в рекрутинговые агентства. В рамках «стратегической программы выхода на региональные рынки» я с удовольствием съезжу в командировки в Новосибирск и Санкт-Петербург. В одном городе живут мои тетя с дядей, а в другом — «подруга детства». Живу у них, чеки из гостиницы покупаю на загородной трассе, как делают дальнобойщики. Время идет — зарплата капает. В последний день захожу в представительства якобы будущих партнеров — поговорить, взять визитки и буклеты. По возвращении докладываю боссу, что «регионы у нас в кармане».

   Любимая игра боссов (а значит, и моя) — «Маркетинговое исследование». Таблички, графики и цветные диаграммы, выборки по фокус-группам. Дня за три соберу информацию, денек порисую, шефу доложу, что трудился три недели.

   Конечно, рано или поздно моему шоу приходит конец. Но меня уже ждет следующий аэродром. А как же служба безопасности, проверка? Не смешите. Ну какая СБ в лавке численностью 30–60 человек? А мобильник «бывшего генерального директора» я дам. Ответит мой друг. Расскажет, что я «поднял компанию, создал дилерскую сеть, наладил бизнес-процессы» и т.п. «Почему ушел? Достиг своего потолка». Кстати, он не врет. Я умею работать. У меня второе высшее экономическое образование (первое — «социология») плюс куча курсов повышения квалификации. Я начинал в одной из крупнейших FMCG-компании ассистентом отдела маркетинга. Через четыре года уже был менеджером по торговой марке. Но потом мне надоел корпоративный фашизм и я ушел в малый бизнес на большую должность — директором по маркетингу. Увы, мой новый хозяин был мелким лавочником. Все придуманные мной стратегии оказались не нужны, все одобренные им планы и решения он сам и игнорировал. Крупные клиенты, которых я нашел, уходили («лавочник» не выдерживал график поставок), торговым представителям он «зажимал» выплату бонусов и т.д. Я ушел к другому — и там все повторилось. Тогда-то я и придумал эту игру в «похитителя тележек». Она приносит мне $2500–3000 в месяц. Маловато, конечно, но при скромной жизни хватит.

   Николай Кувшинов, генеральный директор ООО «КомПрактикс» (малое предприятие, работающее в сфере оптовой торговли продуктами питания и др.):

   «Такие люди встречаются, и достаточно часто. У меня на них выработалась жесткая «аллергия». В начале карьеры я по совету знакомых взял одного такого «похитителя тележек». Он пришел, показал резюме. Резюме было «кричащим» — в хорошем смысле. Прошел месяц — работа не двигалась,  и я начал присматриваться. Позже появились сомнения в его компетентности. А потом я обнаружил, что он не только не убрал свое резюме из Интернета, но и разместил дополнительные. Я начал жестко его контролировать и выяснил, что он записывает на носители все наши методики, потом поймал его на копировании базы клиентов.

   Я с ним побеседовал и предупредил, чтобы названия нашей фирмы он никогда в резюме не писал. Как мне потом говорили знакомые, я легко отделался, а «тележечник», получив зарплату за два месяца, ушел к конкурентам, разваливать уже их работу.

   Теперь я вычисляю «похитителей» на первом этапе. Во-первых, задаю вопрос: почему человек с таким хорошим резюме идет в такую маленькую фирму? Если нахожу ответ нелогичным, проверяю. Во-вторых, я поставил условие: на собеседование приходить и с резюме, и с трудовой книжкой. Я сверяю книжку с резюме, обращаю внимание на те компании, в которых человек работал менее года, смотрю, как часто он переходил с работы на работу в течение трех последних лет. Если трудовая книжка утеряна (как обычно бывает у таких граждан), говорю «мы вам перезвоним», проверяю выборочно последние места работы по резюме и, хотя на предыдущих местах работы не принято говорить об ушедших сотрудниках плохо, по интонации делаю соответствующие выводы. Намного сложнее защититься от проверенных сотрудников, которые в одночасье могут стать «похитителями тележек». Это происходит, когда их переводят на должность, не соответствующую уровню их компетентности. Рано или поздно их приходится увольнять, и тогда они отправляются в «плавание» по другим компаниям. В общем, ключевых сотрудников нужно воспитывать, а не приглашать со стороны. Увы, на практике это не всегда получается».

   Татьяна Бочарова, менеджер по ротации дирекции по организационному развитию и работе с персоналом «ВымпелКом»:

«Как называть таких деятелей, известно еще с доперестроечных времен — «летуны». Только сейчас у них появился и другой мотив для частой смены работы, описанный в статье, да и переходить с места на место им гораздо легче. На практике такие кандидаты редко попадают на интересные должности в хорошие компании. Любой квалифицированный рекрутер знает, что,

   если главный бухгалтер каждый год сразу после баланса переходит на новое место работы, об уровне его квалификации и честности по отношению к работодателю и говорить не стоит. Ни один директор по маркетингу не будет считаться эффективным, если вся его работа состояла только лишь из написания стратегического плана без его дальнейшего воплощения в жизнь. Более того, эффективность директора по маркетингу оценивается как раз по результатам работы компании после воплощения стратегического плана в жизнь. Разработал новый продукт — отлично! А где представлен этот продукт и продолжает ли компания производить его после ухода директора по маркетингу? Никакие комментарии на интервью по поводу «невозможности роста», «желания сменить сферу бизнеса» не будут восприниматься рекрутером всерьез, если у кандидата нет подтвержденных результатов работы. Если человек более двух раз увольнялся под подобным предлогом, это настораживает еще при изучении резюме. В итоге шанс получить приглашение на интервью у «похитителя тележек» очень невысок».

   Мария Макарушкина, лидер направления «VIP-консультирование» компании «ЭКОПСИ Консалтинг»:

«Мы проводим оценку кандидатов на топ-позиции уже много лет. Среди них встречались и те, кто напоминает героя этой истории. Однажды мы работали с человеком, претендовавшим на должность директора по связям с общественностью очень крупной компании. Его карьера и жизненные установки были весьма схожи с карьерой героя статьи, и, естественно, он не получил положительного отзыва. Для крупной компании распознать такого кандидата не составляет труда. Во-первых, в большом бизнесе действует правило перекрестных рекомендаций. «Похититель тележек» уже со второй или третьей попытки оказался бы в черном списке как у большинства работодателей, так и у всех серьезных рекрутеров. Во-вторых, отбор кандидатов на руководящие должности в крупной компании, как правило, предусматривает целый ряд специальных оценочных процедур (индивидуальное глубинное интервью, кейс-тестинг, интервью с представителями службы HR, линейными менеджерами и внешними консультантами), в ходе которых можно выявить все значимые личностные черты, оценить мотивацию, профессиональную компетентность и др. Вообще, образ «похитителя тележек» выглядит утрированным. Трудно представить себе человека, который, обладая всеми достоинствами героя (обаянием, смекалкой, хорошим образованием), сделал бы выбор в пользу столь незавидного способа зарабатывания не самых больших денег. Если же это так, то речь, скорее всего, идет о глубокой психологической травме, которая не позволяет ему по-настоящему включиться в какое-то дело, болеть за него душой, брать на себя ответственность — а это уже повод для индивидуальной работы с коучем или психотерапевтом».