Школа для бизнеса

Алексей Скуратов National Business

В 2005 году рынок российского бизнес-образования вступил в новую фазу своего развития. Его рост по отношению к предыдущему году составил почти 70%. Это действительно впечатляющие темпы. Кроме всего прочего этот рост характеризуется некоторыми тенденциями которые мы и предлагаем вашему вниманию в обзоре.

      Итак, подведем некоторые итоги:
      — российскому бизнес-образованию исполнилось 17 лет. Можно сказать, что оно переживает период взросления;
      — на сегодняшний день в России насчитывается более 500 бизнес-школ, образовательных и тренинговых компаний;
      — ежегодно долгосрочное бизнес-образование получают свыше 60 тысяч управленцев;
      — по программам краткосрочного образования (семинары, тренинги) учатся около 350 тысяч менеджеров.

      Рынок бизнес-образования в 2005 году сформировался на уровне 400 млн. долларов. При этом можно говорить не только о денежном, но и о качественном росте.

      Сейчас уровень потребления услуг бизнес-образования в России составляет около двух долларов на человека в год. В странах Европы этот уровень составляет в среднем 80-90 $/чел., а в странах— мировых экономических лидерах около 200 $/чел.

      Почему современному человеку необходимо постоянно получать дополнительное образование? Причин здесь несколько. Первая: знания переживают своеобразную интеллектуальную инфляцию, их объем удваивается каждые пять лет. Вторая: российские компании стремительно развиваются, им необходимы все новые и новые компетентные специалисты. В условиях, когда технологии унифицируются и становятся более доступными, решающим фактором успеха выступает человеческий капитал, а он приумножается знаниями, умениями, творческим мышлением. Развитие бизнеса происходит посредством развития личности. На одном лишь получении профессии учеба сегодня отнюдь не заканчивается, рынок дополнительных образовательных услуг стал самым емким, мобильным и перспективным в образовательной сфере. А основу его составляет бизнес-образование.

      Результаты обучения должны вносить вклад в реализацию целей компании — увеличение эффективности и конкурентоспособности предприятия. И процесс обучения должен способствовать реализации целей менеджера: карьерному и профессиональному росту.

      Другими словами, в оценке выгод получения бизнес-образования постоянно соседствуют два разных подхода. С одной стороны, люди приходят в бизнес-школу, стремясь к профессиональному и карьерному росту. С другой — компании платят деньги за обучение сотрудников, чтобы выжить на рынке, став более эффективными и конкурентоспособными. Больших успехов добиваются те менеджеры, которые умеют сочетать эти два результата образования: выстраивать карьерный рост и внедрять новые элементы конкурентоспособности компании.

Бизнес-образование по-уральски

      Характерная черта бизнес-образовании на Урале— колеблющийся спрос на услуги, мобильность потребностей. Еще несколько лет назад ощущалась острая нужда в так называемом «полезном знании», превалировало ожидание немедленной экономической отдачи. Рынок бизнес-образования отреагировал на это появлением небольших тренинговых компаний.

      Сегодня возрастает интерес к средне- и долгосрочным образовательным программам с серьезной теоретической базой, происходит смещение центра тяжести с сиюминутной конкретики на стратегические знания и умения. Это уже поле деятельности крупных игроков. О необходимости комплексного обучения говорят почти все ведущие компании рынка бизнес-образования.

      2005 год зафиксировал революцию в ценовом сегменте бизнес-образования на Урале. Произошло резкое сокращение продаж «дешевых» семинаров (ниже 200 долларов с человека за 2-3 дня), которые прежде составляли более половины рынка. Вместе с тем увеличился интерес к предложениям более длительным, качественным и, соответственно, дорогим: от 400 долларов за курс. Почти все игроки прогнозируют дальнейший подъем цен, связанный не с привычной общей инфляцией, а с возросшими требованиями к образовательному продукту на Урале.

      Однако широкая ценовая амплитуда сохраняется. Востребованы как преподаватели и бизнес-тренеры, получающие 3-5 тыс. евро в день, так и те, кто много не просит, да и не обещает. К последним рынок относится со все большим подозрением. Откровенно демпингующие компании рассматриваются как поставщики низкокачественного продукта, дискредитирующие саму идею бизнес-образования.

      Закономерно и то, что уральский рынок демонстрирует фазу бурного роста именно сейчас и на сегодняшний день еще не стабилизировался. Динамика его развития в 2006 году во многом повторяет 2005-й. Рост объемов сопровождается расширением преподавательского состава: за минувший год в целом по рынку

      Урала он увеличился на 10%. Единственным сдерживающим фактором остается дефицит высококлассных преподавателей: бизнес развивается быстрее, чем специалисты адаптируют системные знания и опыт для передачи другим. Дефицит бизнес-преподавателей в Екатеринбурге колоссальный. Проблема не в количестве, но в качестве: чтобы сделать преподавателя хорошим, с ним надо работать, его надо формировать и «форматировать» в плане работы с аудиторией, содержания программы, собственного развития.

      В 2005 году резко увеличился спрос на образовательные услуги со стороны физических лиц: люди стремятся быть более независимыми на рынке труда. Однако юридические лица все-таки остаются основными клиентами центров бизнес-обучения.

      Рост рынка связан во многом и с тем, что топ-менеджеры, которые уже прошли образовательную программу, осознали необходимость обучения руководителей среднего и низшего звена: без него внедрение новейших инструментов и реализация полученных знаний оказались затруднительны или даже невозможны. Спрос на открытые и корпоративные программы формируется по разным законам. «Открытое» направление сканирует рынок в поиске новых технологий, которые были бы интересны потребителю. Корпоративный заказ формируется уже на устоявшиеся программы.

      Большая часть предложения уральского рынка бизнес-образования сосредоточена в сфере краткосрочных программ — 73%. Доля среднесрочных программ составляет 19%, долгосрочных— 8%. Такая структура рынка объясняется функциями, которые выполняют программы разных сегментов, а также уровнем барьера для вхождения на рынок.

      Более половины долгосрочных программ — программы второго высшего образования (60%). Однако основным направлением движения долгосрочного сегмента в минувшем году стали программы МВА: прирост по числу слушателей составил 35%, их доля в структуре долгосрочного сегмента выросла до 25% (по сравнению с 15% в 2004 году).

Причины и оценки

      Что лежит в основе подъема спроса на системное и комплексное бизнес-обучение? Первый и объективный фактор — относительная стабильность и уверенный рост экономики. Фактор номер два: уже сложилось понимание того, что системное и комплексное бизнес-образование можно получить только в рамках достаточно длинных образовательных программ. Третий фактор — активно начинает формироваться деловая культура и своеобразная мода на качественное бизнес-образование в среде менеджеров высшего и среднего уровней.

      К характерным тенденциям последних лет можно отнести усиление конкуренции на рынках и связанное с этим снижение нормы прибыли, растущую интернационализацию российского бизнеса и предстоящее вступление в ВТО, которые приводят к росту спроса на программы бизнес-образования, сопоставимые по формату и содержанию с программами европейских и американских школ бизнеса. Инвестиции в персонал российские компании рассматривают теперь как стратегические, позволяющие обеспечить конкурентоспособность в длительной перспективе. Отсюда рост спроса на программы МВА и mini-MBA.

      В ситуации увеличивающегося спроса и нарастающей конкуренции у бизнес-школ оформились две различные стратегии поведения. Первая: идти широким фронтом, охватывая все новые и новые рынки. Ее выбирают компании мощные, ставящие перед собой большие задачи. То есть выигрывает тот, кто добьется возвращения клиента. Всему раз и навсегда научиться в бизнесе нельзя. Успешные предприниматели и менеджеры будут ставить перед собой новые задачи и искать пути их решения. Они придут во второй, в третий раз, но только в ту компанию, где им реально помогли, которую они ощутили как свою и полюбили. Вторая стратегия: действовать узконаправленно. Специализация помогает сконцентрировать усилия на чем-то одном. Многие из недавно возникших фирм не пытаются охватить все, а выбирают сегменты востребованные и еще не переполненные предложением.

      По каким критериям люди выбирают ту или иную бизнес-школу? Опросы менеджеров показали: существует около 76 критериев оценки, которые можно сгруппировать в шесть блоков:

      1. Профессионализм преподавателей.
      2. Материалы обучения.
      3. Характеристики процесса обучения.
      4. Процедура обучения.
      5. Характеристики бизнес-школы (как компании).
      6. Стиль и мастерство преподавателей. Требования к бизнес-школам можно разделить на две группы, которые в совокупности составляют шесть ключевых критериев качества бизнес-школ.

      За критерии первой группы высказываются 70 — 80% менеджеров, получающих бизнес-образование. Эта оценка не меняется в течение последних двух лет, несмотря на многократные замеры в разных аудиториях:
      1 место — в бизнес-школах должны работать преподаватели, лидеры в своей отрасли;
      2 место — преподаватели должны иметь практический опыт в бизнесе;
      3 место — материалы должны быть практичными и адаптированными к условиям современного бизнеса в России.

      Вслед за ними стоит еще одна группа критериев, которую указывают 40-50% менеджеров. Эти требования напрямую связаны с материалами, предлагаемыми на занятиях:
      4 место — материалы должны быть систематизированы;
      5 место — материалы должны описывать тенденции рынка;
      6 место — материалы должны иметь доступную форму изложения и быть качественно оформлены.

В поисках чужого опыта

      Результаты исследования показали, что наибольшую популярность получили требования, связанные с уровнем преподавателя. Кто же этот лидер-практик? Трудно найти преподавателя, который не давал бы консультаций и не участвовал в практической работе. Однако существует большая разница между просто работой и той работой, которая менеджерами воспринимается как практический опыт, достойны внимания и изучения.
      Перечислим основные параметры преподавателя как практика, предлагающего качественный апробированный материал:

      1. Необходимо вести как минимум 2-3 проекте в год объемом не менее 40 тысяч долларов. При этом компания, для которой консультант выполняет проект должна иметь объемы продаж не менее 200 миллион) долларов в год. Именно к этому уровню продаж сегодня приближается бизнес многих успешных российских компаний. Поэтому менеджеров интересуют инструменты управления бизнесом именно такого масштаб!.

      2. Преподаватели или бизнес-школы должны проводить как минимум 1-2 регулярны: исследования в год. Это помогает не только получал практический материал, но и обобщать, систематизировать его.

      3. Преподаватели бизнес-школ должны иметь опыт работы на руководящих должностях в крупных международных или российских компаниях.

      Практические материалы должны применятьс5 бизнесе ряда компаний с большими объемами продаж (более 200 миллионов долларов в год). При этом менеджеру должно быть понятно, как использовать материял в своей повседневной работе. Необходимо наличие инструкций по применению таблиц и форматов да решения конкретных бизнес-задач на рабочем месте.

      Кроме того, в ходе подготовки материалов необходимо учитывать, что в группах присутствуют менеджеры из абсолютно разных отраслей экономики. Следовательно, необходимо создать инструкции по адаптации материалов под конкретный бизнес. И в них точно прописать порядок следования тех или иных управленческих действий, которые сотрудник может применить в своей повседневной работе.

      Итак, резюмируем. Через 10-15 лет емкость российского рынка бизнес-образования составит свыше $20 миллиардов. В 2006 году акцент в бизнес-обучении постепенно переходит в сторону корпоративных программ. Сами образовательные программы становятся более специализированными и адаптированными к требованиям конкретного заказчика. Основная тенденция долгосрочного бизнес-обучения — активный рост МВА: для этой программы сформировались очень благоприятные условия. Динамику спроса все больше начинают формировать физические лица. Укрепляют позиции развитые, хорошо зарекомендовавшие себя бизнес-школы. Ведь сегодня они должны соответствовать стандартам ведения бизнеса компаний с уровнем продаж $200 млн., работающих на одном из самых быстрорастущих и перспективных рынков мира — рынке России.

Илья Гришин, директор
компании «Вектор развития»: — Целиком и полностью согласен с автором статьи относительно тенденций развития рынка — теорией и общей методологией рынок уже «наелся» и теперь настоятельно требует практики. Однако практика тоже бывает разной. Не каждый консультант, имеющий хорошую практику, способен быть успешным бизнес-тренером. Причин тому может быть несколько. Первая— специфика бизнеса. Главное требование к практике, преподносимой на тренинге, — универсальность, возможность применения почти в любом виде бизнеса. Но такая практика— явление нечастое, потому сейчас появляется все больше узкоспециализированных программ. Вторая причина — слушатели хотят за ограниченный период времени получить большой набор практических инструментов. Тут важно соблюсти баланс: между временем тренинга и объемом информации. Третья причина — каждый участник тренинга желает получить нужный именно ему набор инструментов. В формате краткосрочных тренингов это довольно сложно. Именно потому на рынке сейчас появляются долгосрочные и узкоспециализированные программы обучения, устойчиво растет спрос на корпоративные тренинги.

Елена Пятникова, генеральный директор
CTS: — Нельзя не согласиться с тем, что рынок бизнес-образования растет весьма активно, руководители стали более обстоятельно относиться к обучению персонала. Рост требований к квалификации сотрудников, недостаток рабочей силы на рынке труда, увеличение конкуренции приводят к необходимости системной подготовки персонала. Безусловно, растет интерес к программам МВА. Однако вряд ли на предприятиях снизится интерес к краткосрочным программам: семинары нужны для постоянной актуализации профессиональных знаний, бизнес-тренинги обеспечивают развитие навыков.

      Наша компания изначально специализировалась на корпоративном обучении, поэтому именно в нем я отмечаю новые тенденции. Во-первых, все реже стали заказывать отдельные тренинги, больший интерес вызывают программы из 6-8 тренингов, позволяющие поддерживать применение полученных знаний на практике. Во-вторых, тренинги стали сопровождаться дополнительными услугами: обеспечения внедрения, оценки персонала, оценки эффективности обучения. В-третьих, наблюдается постоянное усложнение программ — после тренировки базовых навыков происходит развитие более комплексных, сложных.

      Я бы отметила еще две тенденции: развитие внутреннего и дистанционного обучения, что позволяет компаниям оптимизировать расходы на образование.

      Подводя итог, можно сказать, что рынок бизнес-образования меняется не только количественно, но и качественно, а вот высококвалифицированных преподавателей и тренеров не хватает…

Юлия Рублевская, директор по обучению и консалтингу
Высшей экономической школы, бизнес-школа при Институте экономики УрО РАН: — Рынок бизнес-образования растет и еще очень далек от своего максимума. Об этом говорит, в том числе, тот факт, что мы все еще относим второе высшее к бизнес-образованию и именуем бизнес-школами все подряд, включая тренинговые центры и «выставочные» площадки.

      Соответственно, представления о качестве бизнес-образования тоже в процессе становления. Как ориентир предлагаются сложившиеся европейские и американские стандарты. Но стоит ли нам слепо повторять западные образцы?

      Бизнес-образование должно решать две задачи. Первая — это подготовка высокопрофессиональных менеджеров. С позиций сегодняшнего дня решение этой задачи более чем актуально. Самый серьезный сдерживающий фактор развития бизнеса — это острейший дефицит по-настоящему грамотных управленцев, способных развивать предприятия и выступающих в качестве наемных профессионалов.

      Вторая — развитие личности и формирование настоящего предпринимательского духа. То есть подготовка людей, способных создавать новые предприятия, а значит, рисковать и брать на себя ответственность. Эта задача направлена на будущее, она более важна с точки зрения долгосрочной перспективы и обеспечения качественного развития региона и страны в целом. Ведь мы движемся к экономике, где определяющую роль будут играть малые и средние предприятия, способные обеспечить высокий уровень сервиса и чуткую реакцию на потребности рынка. И для решения подобной задачи требуются другие стандарты, нежели для простой подготовки высококвалифицированных менеджеров.

      По статистике же западных бизнес-школ, только 3 — 5% выпускников МВА (лучший показатель у Stanford — 9%) организуют свой бизнес. Поэтому, думаю, нам следует очень избирательно «ориентироваться на Запад» и создавать свои стандарты качества в бизнес-образовании.

      Соглашусь с некоторыми тенденциями, отмеченными в статье:

      — рост интереса к системному обучению, в том числе со стороны корпоративных заказчиков;
      — повышение самостоятельной активности физических лиц—потребителей бизнес-образования как отражение возрастающего стремления к независимости в профессиональной реализации.

Елена Новомейская, генеральный директор Международной Школы Бизнеса ЦГИ:
— Да, несомненно, рынок бизнес-образования России и Урала, в частности, бурно развивается. По экспертным оценкам, российский рынок товаров и услуг растет со скоростью около 30% в год, и скорость роста пока не замедляется. Это означает, что, с одной стороны, у компаний появляется больше средств для обучения своих сотрудников, а с другой — стоимость управленческих ошибок стала значительно более высокой, поэтому обучение менеджеров и специалистов стало не роскошью, а жизненно важной необходимостью. Основная тенденция — повышение качества образования. Лидирующие тематики: менеджмент, финансы, маркетинг. Самый популярный формат — тренинг.

      По некоторым тематикам, например «техники продаж», предложение значительно превышает спрос. Но в то же время растет спрос на более серьезные и более качественные программы, и не всегда местные тренинговые компании могут предложить программы соответствующего уровня. Наша школа бизнеса очень тщательно относится к подбору тренеров, и можем сказать, что сейчас на рынке ощущается нехватка высококвалифицированных и опытных консультантов с большим практическим опытом. Но радует, что такие специалисты появляются, потому что еще несколько лет назад мы работали только с западными консультантами, а сейчас некоторые российские тренеры, с которыми мы сотрудничаем, работают и преподают в европейских бизнес-школах.

Наталья Шадрина, директор
лингвистического центра Brighton:
— Уральский рынок образования в сфере бизнес-английского набирает темпы развития с каждым годом. На это есть несколько причин. Все больше «иностранных игроков» выходят на российский рынок. Становятся доступными новейшие зарубежные разработки и технологии, которые открывают перспективные горизонты для развития управленческой и производственной сфер бизнеса в России. Сами российские компании также стремятся выйти на международный рынок. Общего английского уже недостаточно для грамотного ведения переговоров, заключения сделок, участия в международных конференциях. Рынок диктует свои жесткие условия, и, если компания стремится развиваться и быть лидером на рынке, она вынуждена платить деньги, чтобы обучать своих работников.

      Потребности клиентов также постоянно меняются. Школам бизнес-английского необходимо быть гибкими, чтобы выявить истинную потребность клиента. Клиент не всегда может четко сформулировать цель обучения.

      Другая проблема — в нехватке компетентных преподавателей. Они не обладают практическими знаниями ведения бизнеса. Поэтому преподаватели-практики или владельцы собственных компаний высоко востребованы в бизнес-образовании. В области английского языка ценятся преподаватели, проходившие стажировку за рубежом.

Александр Гусев, директор
компании «Бизнес-развитие»:
— Концептуально не согласен с утверждением, что спрос на краткосрочные программы в будущем будет снижаться, скорее наоборот. Сегодня практически все рынки растут, развиваются различные биз-несы, увеличивается необходимость личного их присутствия в процессе управления развитием компании, причем это актуально как для топ-менеджеров, так и для «второго эшелона». Наши бизнесмены просто не имеют возможности посещать курсы длиной в полгода или, тем более, получать второе высшее образование. А вот «выключиться» из деятельности компании на два-три дня возможность есть. Например, финансовый директор вполне может на такой период времени без ущерба для бизнеса покинуть предприятие и изучить, скажем, современные технологии бюджетного управления. Затем, через месяц, он изучает развитие управленческих навыков — тоже в сконцентрированном виде. Таким образом, за год руководитель получает квинтэссенцию практических бизнес-инструментов, без ненужной «воды» и в удобное для себя время, именно по тем направлениям, которые для него актуальны. В долгосрочной программе он получил бы тот же объем информации, только в значительно более растянутый промежуток времени, при этом он вынужден посещать дисциплины, которые ему не нужны, но включены в курс обучения. Если говорить о необходимых качествах преподавателя, то стоит упомянуть не только практические навыки, но и наличие некой харизмы, лидерских черт характера, ведь перед ним — владельцы, руководители бизнеса и высококвалифицированные специалисты, аудитория амбициозная, искушенная и даже слегка капризная. Надо стать для них авторитетом, держать их внимание, уметь совладать с ними, а это непросто, для этого нужен опыт работы со столь специфичной аудиторией, своего рода талант.